Чары “Чародейки”

21 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 165

Опера “Чародейка” Чайковского в концертном исполнении прозвучала со сцены зала имени ее автора в рамках Пасхального фестиваля. Оркестр и солисты Мариинского театра под управлением маэстро Гергиева верны традициям — в программу фестиваля обязательно входит исполнение какой-либо русской оперы. В прошлом году это была “Снегурочка” Римского-Корсакова, в нынешнем — кроме “Чародейки” еще и “Жизнь за царя”.


Сам принцип концертного исполнения оперы одновременно амбициозен и опасен. Например, Мстислав Ростропович выступает апологетом этого жанра, считая, что именно в таком “чистом” виде, лишенная режиссерских наслоений и сценографических навязываний, музыка предстает перед слушателем во всем совершенстве. Если, конечно, она (музыка) в самом деле совершенна, да к тому же еще и безупречно исполнена. Прошлогодняя “Снегурочка” в этом смысле попала в “десятку”. “Чародейка”, увы, не попала.

Партитура этой оперы заметно отличается от “Онегина”, “Пиковой дамы” и “Иоланты”, которые ставятся по всему миру и прочно идентифицируются с брэндом оперного стиля Чайковского. Однако в реальности оперный Чайковский к этим трем китам не сводим. Вот и “Чародейка” — она не хуже и не лучше, она — иная. В ней больше статики, больше мажора, больше “русскости”, но меньше драматизма и напряженности. Отличный сюжет современника Чайковского драматурга Ивана Шпажинского, который можно трактовать как традиционно, так и в модерне. Естественно, ни той ни другой трактовки концертное исполнение не предполагает. Сюжет, построенный на развитии человеческих отношений от ненависти к любви, от внутренней скованности к абсолютной свободе, в предложенном варианте вообще не прочитался.

Солисты, стоящие спиной к дирижеру, поют в абстрактной оперной манере, да еще и периодически расходятся с оркестром. Так пару раз произошло с исполнительницей главной роли Еленой Ласовской. Вхождение в роль оказалось то ли личным делом каждого певца, то ли степенью его предварительной работы с каким-то безвестным режиссером (его имени в афишке нет). Три актерские работы показались полноценно вылепленными образами: Ольга Савова (Княгиня), Виктор Черноморцев (Князь) и Кирилл Душечкин (Паисий). Остальные продемонстрировали некий полуфабрикат, напоминающий высокопрофессиональную оркестровую репетицию.

Конечно, надо иметь в виду, что такая критика в адрес Мариинского театра возможна лишь в системе координат, установленной самими петербургскими музыкантами. Они сами виноваты — приучили публику к непривычно высокой оценочной планке. Во всяком случае, после этого исполнения “Чародейки” захотелось увидеть и услышать эту оперу с теми же артистами, но в полноценном сценическом варианте.




Партнеры