Босанова на босу ногу

21 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 288

После концерта именитых гостей ждал прием. Там-то наш корреспондент и выяснил, что даже в министре, банкире, враче и шахматисте может “сидеть” скрытый джазмен.

У посольства гостей встречали очень вежливые юноши в военной форме. Они сияли так, как будто это их собственный концерт, и приглашали внутрь, как к себе домой. Словом, вели себя совершенно несвойственным охранникам образом. “А где у вас солнце?” — спросил их Жоао Донато, прибывший в Москву в шлепанцах.

Композитор и продюсер Вартан Тоноян, организовавший вечер Донато, известен поклонникам джаза как идейный вдохновитель легендарного в восьмидесятых годах джаз-кафе “Синяя птица”. Бывшие завсегдатаи “Птицы”, что-то вроде тайного общества настоящих любителей джаза, и пришли на вечеринку в посольство Армении. Все они, конечно, знали друг друга, поэтому атмосфера вечера была совершенно домашняя. После концерта гости, среди которых были замечены шахматный гуру Александр Рошаль, врач Леонид Рошаль, академик Эразм Омельяновский, телеведущий Лев Новоженов и модельер Елена Супрун, вели разговоры о джазе. “Все мы выросли в “Синей птице”, — признавались господа и вспоминали, как двадцать лет назад Вартан Тоноян боролся с общепитом, навязывавшим любимому кафе ужасные котлеты. Шахматист Анатолий Карпов даже вспомнил статью в защиту “Синей птицы”, которая называлась “Джаз — отдельно, котлеты — отдельно”. Заместитель председателя совета директоров Красбанка Сергей Одиноков, в прошлом известный всей Москве уролог, признавался, что его профессор все операции делал под джаз и, пока не закончится музыкальное произведение, не накладывал последний шов. Начальник департамента реформирования МПС Павел Чичагов оказался “бонги” — барабанщиком. За день до концерта Жоао Донато был в гостях у господина Чичагова, и они вместе играли “Girl from Ipanama”. “А мне отец не купил рояль, хотя у меня был абсолютный слух и я мечтал играть джаз! Вот что значит военно-морской офицер”, — посетовал президент страховой компании “Национальное качество” Леонид Лахман. Управляющий директор Альфа-банка Олег Туманов, тоже ценитель джаза, подарил гостям компакт-диск босановы, который он сам и спродюсировал. Один из гостей спросил у генерального директора холдинга “Сухой” Михаила Погосяна, общавшегося с женой кубинского посла госпожой Миртой Карчик: “А правда, что “Сухой” собирается продавать самолеты Бразилии?” — “Ну при чем тут “Сухой”, мы о музыке разговариваем!” — слегка обиделся господин Погосян. “Я когда-то отказывался от завтраков и обедов, чтобы купить у спекулянтов джазовые пластинки”, — умилился один из солидных господ, пожелавший остаться неизвестным. “А наш посол! Он в двадцать пять лет стал самым молодым членом Союза советских композиторов! — воскликнул управляющий делами посольства Карен Мхитарян. — Между прочим, перед концертом он лично проверил, как настроен рояль”. Самым известным музыкантом на вечере, не считая самого Жоао Донато, был посол Армении Армен Смбатян, пианист и композитор, а до дипломатической работы еще и ректор Ереванской консерватории. После концерта некоторые гости поднялись к нему в кабинет, где он заметил, что пить армянский коньяк в посольстве Армении — банально, и предложил французский. Господа сразу же обратили внимание на еще одного любителя джаза: в кабинете посла на огромной жердочке сидел метровый попугай Бабкен породы ара и слушал босанову. Как выяснилось, клетки попугаю не полагается. “А он не летает по кабинету?” — удивился наш корреспондент. “Как-то раз взлетел. Я в этот момент посла Северной Кореи принимал, так тот был в шоке. С тех пор мы с Бабкеном договорились, чтобы не летал”.

Гости поинтересовались, умеет ли этот попугай разговаривать. “Как-то раз у меня был прием для военных, — вздохнул господин Смбатян, — они выпили водки и начали общаться. Каждая фраза начиналась со слова “…мать”, а заканчивалась другим, почти в рифму”.

К концу вечера гости сошлись во мнении, что зря они стали банкирами, бизнесменами и политиками, когда могли бы стать исполнителями джаза, и вот это и было бы настоящим счастьем. Господа покидали вечер с диском, подписанным Жоао Донато, а кое-кому из прекрасных дам удалось даже получить у господина посла диск с его музыкой. Счастливица сияла. Уже перед уходом один из посольских охранников спросил корреспондента “МК”, понравился ли концерт, и, получив утвердительный ответ, признался, что и он тоже играет джаз.



Партнеры