Что био, то био...

21 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 291

Владимир Алешкин — не только большой ученый, но и человек необычный. Не только потому, что пьет кофе литрами и при этом умудряется заниматься на тренажерах прямо у себя в кабинете. Но и потому, что напрочь лишен свойственного большинству руководящих работников снобизма. Например, может сам приготовить чай или сходить за необходимой справкой, не прося об этом секретаря...

А между тем в российских научных кругах он “большая шишка”. Директор государственного учреждения Московский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Г.Н.Габричевского Минздрава России (более известного как институт им. Габричевского). Да к тому же доктор биологических наук профессор, член РАЕН и Нью-Йоркской академии наук, автор 450 научных работ...

Но, несмотря на все эти “степени в степени”, Владимир Андрианович даже о бактериофагах и дисбиотических состояниях говорит на простом и понятном всем языке. И так увлеченно, что три часа интервью с ним пролетели для обозревателя “МК” незаметно.


СПРАВКА “МК”.

МНИИЭМ им. Габричевского вырос на базе Бактериологического императорского московского университета, созданного в 1895 г. одним из основоположников отечественной микробиологии Георгием Габричевским. Уже в первый год работы бактериологического института в России было организовано производство противодифтерийной сыворотки.

Сейчас МНИИЭМ — главный эпидемиологический и микробиологический институт Центрального федерального округа страны. Его ученые работают над созданием новых вакцинных препаратов. Ими созданы брюшнотифозная, дизентерийные, менингококковые вакцины. МНИИЭМ им. Г.Н.Габричевского — пионер среди научных учреждений России по использованию биологических препаратов для лечения дисбактериозов. Здесь разработаны и внедрены в здравоохранение бифидобактерин, бификол, ацилак, бифилонг.

МНИИЭМ возглавляет выдающийся ученый Владимир Алешкин — заслуженный деятель науки, автор 450 научных публикаций, 20 рационализаторских предложений, обладатель 45 авторских свидетельств и патентов и 4 бронзовых медалей ВДНХ за разработку диагностических тест-систем.

Кишка — штука тонкая

— Владимир Андрианович, ваш институт известен прежде всего диагностикой и лечением дисбактериоза. Многие медики считают эту болезнь одной из основных напастей современности, ее “носит” чуть ли не 90% населения Земли...

— Да, и в России, а тем более в Москве наверняка каждый хоть раз в жизни болел той или иной формой дисбактериоза. Ведь все мы принимали антибиотики, а они наряду с инфекционными заболеваниями желудочно-кишечного тракта — главная причина нарушения микрофлоры кишечника. Гораздо реже встречаются дисбактериозы, вызванные химическими и радиационными воздействиями. Например, мы лечили детей из Брянской и Калужской областей с ярко выраженным дисбактериозом. Проявляться эта болезнь может по-разному. Главные симптомы — диарея и повышенное газообразование. Иногда к ним добавляется отрыжка и даже изжога, хотя чаще эти симптомы говорят о заболеваниях желудка, а не кишечника.

— Можно в двух словах охарактеризовать, что это такое — нормальная микрофлора кишечника?

— С современных позиций нормальная микрофлора — микробиота — рассматривается как качественное и количественное соотношение популяций микробов желудочно-кишечного тракта, поддерживающих биохимическое, метаболическое и иммунное равновесие организма, необходимое для сохранения здоровья человека. При нормальной микрофлоре пища полностью расщепляется и усваивается. В принципе в желудочно-кишечном тракте живет 300—400 видов микроорганизмов. Но чтобы составить представление о состоянии флоры, достаточно проанализировать 15—20 компонентов, в числе которых всем известные бифидо- и лактобактерии, дрожжевые грибы, кишечные палочки, кокки и другие.

— Достаточно ли такого анализа для постановки точного диагноза и назначения оптимального лечения? Или нужны дополнительные исследования, например крови?

— Для установления дисбактериоза такого анализа достаточно. Главное — доставить в лабораторию исследовательский материал в течение трех часов с момента сбора. Более длительное хранение, даже в холодильнике, как иногда советуют врачи, может привести к изменению микрофлоры, и тогда анализ будет неточным. А лучшее оборудование для диагностики дисбактериоза — хороший дисбактериолог. Этот анализ трудоемкий и занимает много времени, но результаты все оправдывают.

Если же дисбактериоз лишь симптом какого-то сложного хронического заболевания, в частности, пищеварительного и респираторного трактов, кожи, слизистых и т.д., то, конечно, нужны дополнительные исследования.

— К каким болезням может привести нарушение микрофлоры кишечника?

— Прежде всего к аллергии — болезни современности номер два. И это особенно часто встречается у детей, поскольку у них система желудочно-кишечного тракта находится в стадии становления и более чувствительна к воздействию вредных факторов. У взрослых микрофлора кишечника нарушается при 7—8-дневном употреблении антибиотиков, а детям иногда хватает и 1—2 дней. Сейчас многих детей вскармливают искусственно. И хотя во многих смесях сбалансированы белки, жиры и углеводы, у каждого второго “искусственника” — дисбактериоз. Бывает он и у грудничков, особенно если кормящая мать в стрессе. Дисбактериоз у грудных детей — частая причина атопических дерматитов, то есть диатезов. Атопический дерматит — наша плата за цивилизацию, искусственные продукты, синтетические ткани... В России сейчас 30—40% людей, подверженных аллергии, а в Европе таких уже 70%.

Еще дисбактериоз может стать причиной заболеваний печени, поджелудочной железы. Если при дисбактериозе продукты перевариваются не полностью, может возникнуть вторичная реакция: общая интоксикация, озноб, головная боль, слабость, повышение температуры тела, снижение аппетита, тошнота, рвота, расстройство стула и т.д.

Взрослые в некоторых случаях способны восстановить микрофлору после срыва самостоятельно. Но очень важно, чтобы вместе с антибиотиками людям назначали противогрибковые препараты типа нистатина, револина. Беда в том, что к антибиотикам люди относятся у нас бездумно, кушают их даже при насморке, ОРЗ или гриппе. А ведь принимать антибиотики при вирусных заболеваниях бессмысленно.

— То есть как это — бессмысленно? Чем же тогда лечиться?

— Аспирином, анальгином. Сейчас хорошие гомеопатические препараты есть. А вот антибиотики эффективны только при тяжелых осложнениях респираторных инфекций или гриппа, при пневмонии например. И их нужно пить лишь по назначению врача.

Чудо? Йогурт!

— В последнее время россияне помешались на иммуномодуляторах. Говорят, они безвредны. А их когда нужно принимать?

— Иммуномодуляторы — новое поколение лекарств. Они очень эффективны. Однако принимать их, как и любые другие препараты, нужно осторожно. Даже несмотря на то, что они быстро побеждают болезнь. Считается, что у иммуномодуляторов нет серьезно выраженных побочных эффектов. Тем не менее и они могут способствовать возникновению лимфопролиферативных заболеваний, в том числе рака. Как правило, иммуномодуляторы назначают при серьезных формах хронических заболеваний. Нашим институтом тоже разработан иммуномодулятор — КИП-ферон в форме свечей, который эффективен при вирусных инфекциях. А вообще, в России около 100 иммуномодуляторов, и почти все они хорошие. Но не нужно с их помощью заниматься самолечением. Назначать их должен врач.

— Понятно. Лекарство в переводе с греческого, кажется, яд... И все-таки: чем можно лечиться безвредно?

— Сейчас огромное количество молочных продуктов: йогуртов, кефиров, простокваш, содержащих бифидо- и лактобактерии. Лучше всего бактерии приживаются в питательной среде йогуртов. Если раньше в йогуртах не было живых бактерий, то сейчас есть практически во всех.

— Некоторые люди едят такие молочные продукты тоннами. Излишек бактерий может повредить микрофлоре кишечника?

— Нет. Бактерии, как и витамины, усваиваются организмом ровно в тех количествах, в которых нужны. Их хорошо употреблять как для предупреждения развития дисбактеориоза, так и при его симптомах. Молочнокислые продукты и препараты нормофлоры для лучшего усвоения нужно пить минут за 20—30 до еды.

Наш институт уже 60 лет создает препараты нормофлоры, а в производстве бифидумбактерина мы — пионеры. Последняя разработка наших ученых — бифидумбактерин-мульти, который выпускается трех видов: для детей 0—7 лет, детей 7—14 лет и для взрослых. Он выпускается в защитных капсулах, а значит, не теряется по дороге в кишечник и полностью усваивается.

— Правду говорят, что жидкие бактерии лучше сухих, которые нужно разбавлять водой?

— Не имеет никакого значения. Главное — концентрация бактерий. Обычная доза — 10 в 8-й степени бактерий в 1 грамме сухого вещества.

— Есть еще т.н. пищевые лекарства типа “Нарине”. Насколько они полезны?

— Это пищевые добавки, и если они сделаны хорошо, то, безусловно, полезны. И “Нарине”, и болгарская палочка. Что же касается вообще нашего рынка пищевых добавок (они же БАДы), могу сказать, что он уже делает шаги к цивилизации. Во всем мире БАДы выпускают лет 50, у нас — всего 10. При советской власти к травам-то не всегда лояльно относились, гомеопатию считали лженаукой, а уж пищевые добавки были вообще вне закона. И вот когда БАДы хлынули на наш рынок, начался кавардак. Контроль могли пройти даже некачественные препараты, так как он был минимальным. Но два года назад требования к БАДам ужесточили: теперь им нельзя приписывать лечебные свойства и давать перечень болезней, при которых они помогают. Другое дело, что нечестные люди всегда находят какие-то лазейки в законодательстве.

— Провокационный вопрос. Что будет, если дисбактериоз вообще не лечить? Сам пройдет?

— Нет. Перейдет в запущенную форму, вызывая угнетение ферментативной активности желудочно-кишечного тракта. Пища практически перестает перевариваться, люди теряют в весе, у них пропадает аппетит. Кроме того, при запущенном дисбактериозе появляется неприятный запах изо рта.

— Можно ли уберечь себя от дисбактериоза?

— В Японии есть такой термин — “функциональное питание”. В его основе лежит употребление в пищу так называемых пищевых волокон — они есть в морковке, свекле. Так что наши предки не случайно придумали винегрет и салаты. Обязательно принимайте бифидосодержащие продукты, а можно просто пить бифидо- и лактобактерии в профилактических дозах. Ешьте как можно меньше продуктов с искусственными составляющими — красителями, консервантами, — они могут стать причиной аллергии. Кроме того, очень осторожно принимайте химиотерапевтические препараты, в том числе антибиотики. Сейчас у нас продается много действительно эффективных лечебных трав: и для полоскания горла, и от кашля. Но если без антибиотиков никак не обойтись, после окончания курса обязательно пропейте 7—10 дней бифидумбактерин. А можно пить его и всю жизнь, особенно людям с удаленным желчным пузырем, заболеваниями печени, гепатитом. Однако вместе с антибиотиками бактерии пить нельзя.

Все путем. Половым

— В вашем институте не только диагностируют и лечат, но и изобретают новые лекарства. Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.

— Да, доходы нашего диагностического центра позволяют нам вести научную работу. У нас работают прекрасные специалисты, защищают диссертации. У нас один академик РАМН, 20 докторов наук и 70 кандидатов. Главная задача нашего института — эпидемиологический надзор по всей России за воздушно-капельными инфекциями (дифтерия, корь, краснуха), желудочно-кишечными заболеваниями (дизентерия, сальмонеллез) и менингококковыми инфекциями. То есть мы обязаны отслеживать единичные случаи этих заболеваний, чтобы не дать им перерасти в эпидемию. Например, предотвращать это путем вакцинации. Помните эпидемию дифтерии 1994 года? Тогда ее к нам привезли гости из СНГ, которых не вакцинировали по халатности медиков. И на ликвидацию эпидемии были потрачены громадные средства. Эпидемия показала, что, если бы не было прививок, смертность была бы в десятки, а то и сотни раз выше. Я считаю создание национального календаря прививок вообще одним из выдающихся достижений советской власти. Детей сейчас обязательно прививают от дифтерии, кори, коклюша, столбняка, краснухи, паротита. И это очень хорошо. Прививать от менингита имеет смысл в период вспышки заболевания, вакцина защитит от болезни всего на два года. Наш институт, например, разработал менингококковую вакцину против менингитов А и С. А от экзотических болезней (типа желтой лихорадки, малярии) нужно прививаться перед поездками в жаркие страны.

— Говорят, прививаться от гриппа бесполезно, так как у вируса все время меняются штаммы и вакцины за ними не успевают...

— Это не совсем так. Сейчас с помощью иностранных коллег мы получили возможность прививать людей именно от того серотипа гриппа, который ходит в данный момент. Как правило, штамм держится в одном регионе 3—4 года. Так что от гриппа можно защититься на несколько лет.

— Но у прививок есть и оборотная сторона. Как свести к минимуму возможные побочные действия вакцин?

— Увы, я бы не советовал применять препараты, снижающие риск побочных эффектов при прививках, так как они снижают и их эффективность. Слава богу, тяжелые реакции на прививки встречаются редко. Вакцины последних лет, как правило, не вызывают аллергических реакций, хотя бывают и исключения.

— Когда же мы искореним в России корь, краснуху?

— Мы участвуем в программе Всемирной организации здравоохранения, согласно которой в Европе и России уже к 2010 г. не должно остаться кори. А в Америке кори уже нет. В прошлом году мы ликвидировали в России полиомиелит, однако детей продолжают прививать из-за возможности привозного полиомиелита. Если бы грипп был болезнью только человека, мы бы ликвидировали и его. Но его переносят птицы, свиньи, обезьяны.

— А почему ваш институт занимается лечением папиллом и кандиллом? Это что, тоже вирусные заболевания?

— А как же! Ими можно даже заразиться. Папилломотоз принято считать предраковым заболеванием, так как часть папиллом может перерождаться в злокачественные опухоли. За папилломами нужно следить. Их удаляет интерферон, а в Америке его вводят прямо в папилломы.

— Вы — автор безотходной технологии получения препаратов крови. Что это такое?

— Не вдаваясь в подробности, могу сказать, что один из препаратов, полученных с ее помощью, — это комплексный иммунный препарат, более известный как КИП. КИП — первый и единственный в мире иммуноглобулин, который можно употреблять перорально (через рот). В основном его прописывают детишкам первых лет жизни при желудочно-кишечных заболеваниях. КИП связывает вредные бактерии, которые живут в желудке и кишечнике, и убивает их. Раньше такие болезни лечили антибиотиками, одновременно убивая и болезнетворные, и полезные бактерии, после чего у пациентов начинался дисбактериоз. Теперь такого не происходит.

Лаборатория биотехнологий, которую я раньше возглавлял, сейчас разрабатывает и другие иммуномодуляторы. Могу отметить очень эффективный препарат габриглобин — внутривенный иммуноглобулин, использующийся, в частности, при лечении ревматоидных артритов у детей. Раньше эту болезнь приходилось лечить гормонами, которые очень часто давали тяжелые побочные эффекты, например отек Квинке.

— А что такое пробиотики, пребиотики и синбиотики, разработкой которых занимается Институт им. Габричевского?

— Это новые препараты, помогающие приживлению и размножению препаратов для нормализации флоры кишечника. Если человеку давать их вместе с препаратами нормофлоры, процесс лечения пройдет быстрее, а это очень важно, так как лечение дисбактериоза — дело не одной недели. Не важно, о каком дисбактериозе идет речь — желудочно-кишечном ли, урогенитальном ли...

— Неужели и такое бывает?

— И не только. Наш институт уже 60 лет занимается лечением всевозможных дисбактериозов. Они бывают даже на коже. Сейчас рекламируют антисептические мыла, но об их недостатках умалчивают. На коже живет 100—150 видов бактерий: это то, что делает ее именно кожей. А мыло с сильным антисептическим препаратом смывает и полезные бактерии, нарушая баланс в организме. А что касается урогенитальных дисбактериозов, то они чаще всего возникают после лечения заболеваний, передающихся половым путем (ЗППП). Сексуальная революция принесла их в Россию массу, их около трех десятков: хламидиоз, трихомонады, микоплазма и прочее. Сейчас много частных медицинских центров, и люди привыкли к тому, что если они платят, то их должны вылечить быстро. А быстро хорошо не бывает. Больным ЗППП часто назначают мощные антибиотики в виде свечей. И эти свечи стерилизуют нормафлору, убивая одновременно и вредные, и полезные бактерии. Так что излечившиеся от ЗППП люди часто приходят к нам с урогенитальными дисбактериозами и лечатся еще месяца два-три. Симптомы этого заболевания: выделения, жжение, дискомфорт, боль. Но оно, к счастью, поддается лечению.




Партнеры