Сирота расстрельная

23 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 498

“МК” уже рассказывал о зверском убийстве четырех человек, совершенном на улице Братеевской. Чудом избежал страшной участи своих родных полуторагодовалый мальчик. Он прожил в квартире один рядом с трупами трое суток! Как выяснилось, преступление организовал из-за дележа жилплощади родственник погибших 24-летний Владислав Кравченко. Оставшийся в живых Максим Гущин окружен заботой и вниманием врачей детской Морозовской больницы, куда он был доставлен в истощенном состоянии. Бедный малыш все еще надеется увидеть маму...

Невинные жертвы

В пятикомнатную квартиру на Братеевской улице Надежда Савина вместе со своим 31-летним сыном Алексеем перебралась около четырех лет назад, съехавшись с сестрой и племянником Владом.

— Мы с Надей познакомились, гуляя с собаками, — вспоминает соседка Наталья. — Она купила двух чау-чау и ухаживала за псами как за детьми. Мечтала их разводить. Я даже шутила, что собачки у нее уже больше на пуделей походить стали...

К сожалению, сучки оказались неспособными рожать, лечение никаких результатов не дало, и мечта о “собачьем” бизнесе не сбылась. Тогда Наталья занялась продажей косметики.

Вскоре сестра умерла, а племянник Влад стал жить отдельно — вместе с женой и маленьким ребенком. Любимую тетушку он лишь изредка навещал, намекая каждый раз на раздел имущества. Надежда сжалилась над племянником и решилась разменять жилье. Подтолкнуло ее к этой идее и еще одно обстоятельство: около года назад сын привел в дом гражданскую жену Настю с ее маленьким ребенком от первого брака Максимом. И хотя жилплощади хватало для большой семьи, жизнь с Алексеем, любившим “приложиться” к бутылке, и его родственниками, начала тяготить женщину.

— Насколько я знаю, она искала удобный вариант обмена на три однокомнатные квартиры, — продолжает Наталья. — Хотела, видимо, разделить поровну: себе, сыну и племяннику. Слишком доброй она была, жалела всех, вот и дожалелась на свою беду.

Расправа в пасхальную ночь

Решение тети о выделении ему “однушки” после обмена Влада Кравченко не устроило. И он решил завладеть всей пятикомнатной квартирой. А поскольку это было нереально, Кравченко собрался “убрать” всю родню и стать единственным хозяином жилья.

Совершить убийство собственными руками негодяй не решился: разработал план и нанял двоих дружков, недавно отсидевших за угоны. Дал им ключи. Обоим пообещал по 30 тысяч долларов из суммы, которую, как он думал, выручит от продажи квартиры.

Отправляя убийц на “дело”, Кравченко прекрасно знал, что кроме тети и брата в квартире спят еще трое ни в чем не повинных людей: гостившая у Надежды ее дальняя родственница, 21-летняя Елена Лобачева, Настя Гущина и ее маленький сын Максим.

— Свидетелей не оставлять, ничего не воровать! — приказал киллерам Владислав. Дал им ключи от квартиры и проводил в подъезд подальше от глаз консьержки через черный ход.

Оказавшись внутри жилья, преступники расправились сначала с Надеждой, которой выстрелили в живот, а затем добили ножом в грудь. Следующей была Елена Лобачева: девушка умерла от выстрела в голову. Выбежавшего на шум Алексея убийцы пырнули несколько раз ножом в спину и выстрелили ему в грудь. Настя пыталась спрятаться, но преступники нанесли ей два удара ножом в спину...

Полуторагодовалого Максимку, который залился плачем в кроватке, убийцы не тронули. Возможно, к ребенку их не подпустили хозяйские собаки или же у негодяев просто не поднялась рука...

Когда все было кончено, преступники обыскали квартиру в надежде найти деньги, но тщетно. Тогда, схватив ноутбук, закрыли дверь и скрылись.

— Все это произошло в половине третьего ночи, — рассказывает соседка Татьяна. — Я проснулась от странного шума и сразу взглянула на часы. Почему-то подумала, что это кто-то наверху ругается. А потом услышала хлопок, еще хлопок... Была пасхальная ночь, и я решила, что молодежь открывает шампанское...

Тем временем Кравченко обеспечивал себе алиби. Водитель одного из госучреждений, он приехал в офис и всячески пытался обратить на себя внимание коллег...

Максим боится остаться один

Почти трое суток ребенок жил среди трупов. Без воды и пищи. Он плакал, ходил по опустевшим комнатам с пустой бутылочкой из-под детского питания, а потом, обессилев, засыпал в обнимку с собаками. Именно они, видимо, не подпускали его к телам. И этим спасли малышу жизнь — Максимка мог отравиться трупным ядом.

— Несколько раз я слышала детский плач, — продолжает соседка Татьяна, — он то затихал, то снова повторялся. Но разве я могла себе представить, что произошло?! Просто в уме не укладывается!

Через трое суток Кравченко приехал на квартиру. Максимка встретил его громким плачем. Схватив малыша на руки, Владислав позвонил соседям в дверь.

— Вызывайте быстрее милицию! — пытаясь выглядеть взволнованным, крикнул он. — У меня там все убиты!

До приезда “скорой” и оперативников соседи напоили Максима водой и покормили. Ребенок был сильно истощен и сразу заснул. Его завернули в теплое одеяло и на “скорой” повезли в больницу.

Допрашивая Кравченко, сотрудники 2-го отдела МУРа, прокуратуры и угрозыска Южного округа сразу заподозрили что-то неладное: мужчина нервничал и путался в показаниях. А вскоре сам признался во всем... По горячим следам оперативники задержали и исполнителей убийства.

Максим сейчас находится в инфекционном отделении Морозовской детской больницы. Он лежит в отдельном боксе и за несколько дней стал любимцем всего медперсонала.

— Как же такого прелестного карапуза не любить! — говорят врачи больницы. — Улыбчивый, ласковый, а какая умничка! Какой самостоятельный! Если, например, пытаемся его покормить, так он толкает руки и говорит недовольно: “Я сям!”. А от нашего внимания уже даже избаловался, требует, чтобы с ним разговаривали, играли. Боится остаться один, иногда сядет в своей кроватке и так печально смотрит на дверь, бормоча: “Ма, ма...”

Никаких серьезных нарушений здоровья у малыша, по словам медиков, не обнаружено.

— Конечно, после трех суток голода и жажды мальчик был истощен. Еще он немного промерз — видимо, в квартире прохладно, а на нем лишь тонкая кофточка и описанные колготки. Когда его привезли к нам, малыш набросился на детское питание, как волчонок, а потом крепко заснул. Спал и весь следующий день — сказался перенесенный им стресс. Максимка хоть и маленький (слава Богу, он не понял, что произошло!), но сильно перепугался от перенесенного одиночества.

Вскоре ребенка переведут в специальный центр при больнице, который будет решать дальнейшую судьбу сироты. Его отец отбывает наказание в местах не столь отдаленных. Говорят, что после трагедии Максима пыталась отыскать 35-летняя бабушка (свою дочь она родила в 15 лет), но, видимо, из-за пристрастия к алкоголю забыла о своем намерении. А недавно в больницу для внука передал игрушки и фрукты его дедушка (он приходил сюда со второй женой). Якобы мужчина тоже собирается оформить на мальчика опекунство.

— Но больше всего нас удивляет забота совершенно чужих для нас и Максима людей, — говорят медики. — Нам звонят и женщины, и мужчины. Предлагают помощь, еду для мальчика, спрашивают о его состоянии, а многие хотят и усыновить. Да, было бы намного лучше, если бы наш Максимка попал в хорошую семью, а не в дом ребенка, куда ему сейчас прямая дорога.




Партнеры