Плач педиатров

23 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 319

В канун IX Конгресса педиатров России на сайте Минздрава РФ появилась Концепция развития здравоохранения страны. Врачи поднимались на трибуну конгресса чуть ли не со слезами на глазах. Ведь согласно новой концепции службы педиатров и акушеров-гинекологов в поликлиниках будут ликвидированы, а их функции передадут врачам общей практики.

“МК” попросил прокомментировать ситуацию профессора Леонида РОШАЛЯ, который почти полвека работает педиатром и назван “Детским доктором мира”, “Национальным героем” и “Человеком года-2002”.

— Это развал... Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Международный банк реконструкции и развития и Минздрав предлагают сделать повсеместно центральной фигурой первого контакта для детей не педиатра, а врача общей практики. Речь идет пока не о госпитальном этапе (больнице), а о догоспитальной, первичной медико-социальной помощи (ПМС). Педиатры же по их идее уйдут консультантами в больницы. Но даже самый гениальный врач общей практики, который проучился здесь чуть-чуть и там чуть-чуть, никогда не будет профессиональнее специалиста, который прошел шесть лет обучения по педиатрии и имеет квалификацию педиатра. А ведь именно это специализированное, первичное детское направление всегда отличало нас от других и давало неплохие результаты даже на фоне недофинансирования здравоохранения.

Та же ВОЗ принимала специальную резолюцию (№3230), которую подтвердила ООН, что наша система здравоохранения является очень эффективной и дает возможность за короткий исторический путь достигнуть положительных результатов. Но ее надо было развивать, вкладывать деньги. А у СССР были другие проблемы: исполнять свой интернациональный долг, вооружаться в холодной войне, создавать атомное и водородное оружие...

— Многие не понимают, что такое врач общей практики. То же самое, что и семейный доктор?

— У нас в России семейный врач — это частнопрактикующий, для богатых. Врач общей практики — нечто другое. Раньше были сельские участковые больницы, где работали хирург, терапевт, акушер-гинеколог и педиатр. Эта служба фактически рухнула, потому что из-за нищенской заработной платы не стало педиатров и врачей других специальностей. Стали придумывать альтернативу — и решили ввести врача общей практики, который получит дополнительную специализацию и будет один лечить по всем направлениям.

Сегодня врачи общей практики работают на периферии не потому, что это есть правильное развитие нашей системы здравоохранения, а по необходимости, так как мы загнали здравоохранение в угол. А введение врача общей практики там, где были участковые больницы, — это шаг назад. Он не в состоянии полностью заменить и педиатра, и хирурга, и гинеколога, и терапевта.

— Это первая попытка внедрить врача общей практики в нашей стране?

— В 1997 году с подачи той же компании было принято постановление правительства, которое определило стратегический путь замещения участковых педиатров врачами общей практики. Тогда эта концепция провалилась. Такие врачи остались только в минимальном числе экспериментальных поликлиник, в коммерческих структурах по обслуживанию богатых людей (и то там есть и педиатры) и на селе. Если что-то не приживается — это не просто так, а потому что это сегодня для нас чужеродно. Врач общей практики хорош только на отдаленных сельских врачебных участках.

— Каковы же тогда аргументы ваших оппонентов против педиатров и за врачей общей практики?

— Приводят в пример высокую детскую смертность по сравнению с Кубой, где работают врачи общей практики. Но кубинцы прекрасно оснастили родильные дома и больницы, внедрили современнейшие технологии и тратили много денег на здравоохранение (не без нашей помощи). СССР получил от старой России высочайшую детскую смертность и здорово ее снизил. К 2004 году, в период полного десятилетнего обвала здравоохранения и вообще социальной жизни, единственные, кто удержали уровень смертности от повышения, — это педиатры. Взрослая повысилась, а детская — нет. Это еще раз говорит о том, что наша педиатрическая система хорошая, ей надо помогать, а не рушить ее.

— А на деле?

— Те крохи, которые добавляют, съедает инфляция. Материально-техническая база здравоохранения в целом по стране устарела. Рынок довел лекарственное обеспечение до абсурда. Нищенская заработная плата — и мы получили отток медработников из амбулаторно-поликлинической службы и села. От этого и рухнет здравоохранение. РФ находится почти на последнем месте по его финансированию. Не потому что денег мало, хотя по сравнению с западными странами и США действительно мало. Просто у нас из общего кошелька — внутреннего валового продукта (ВВП) — только 2,9% идет на здравоохранение. А в других странах — 10%, то есть в три раза больше (насколько выше другие государства ценят здоровье народа). Но при наличии этих 10% и врачей общей практики народ этих стран крайне недоволен своим здравоохранением. Значит, не деньги виноваты, а система.

Только что правительство страны приняло необходимое решение о снижении ставки единого социального налога. Но это значит, что вместо 3,6% от фонда заработной платы здравоохранение для обязательного медицинского страхования получит только 2,8%. Мой коллектив работает в системе ОМС, и мы еле-еле сводим концы с концами. Теперь наш бюджет будет уменьшен почти на 25%, без четких государственных гарантий компенсации и его значительного увеличения. Да, мы хотим строить страховую систему здравоохранения, но за какие деньги я смогу завтра лечить детей, питать их в больнице, платить заработную плату медперсоналу?..

Финансирование нашего здравоохранения, в соответствии с рекомендациями ВОЗ, нужно увеличить вдвое. Это бы позволило вернуть врачей и медицинских сестер в амбулаторно-поликлиническую сеть в городе и на селе, решить вопросы лекарственного обеспечения и оснащения всех больниц современным оборудованием. Тогда мы покажем, кто есть кто!

— Вы пытались бороться за действующую систему?

— Мы с академиком Барановым (глава Союза педиатров России) и другими педиатрами и акушерами-гинекологами страны сразу же подняли шум, но нам сказали, что бывший министр здравоохранения ничего не знает и утверждает, что документ на сайте Минздрава опубликовал не Минздрав. Как можно на моем сайте что-то опубликовать без моего ведома? Самое интересное, что потом мы читаем в этом документе: разработчиками новой концепции считается Минздрав России. Это что такое? Минздраву нужно было вести себя достойно, а не как нашкодивший ребенок. Если ты уж что-то делаешь, тогда отвечай за это.

— А почему вообще появилась эта концепция?

— Смотрите, представитель ВОЗ в Москве пишет: “Низкий уровень состояния здоровья детей был подтвержден результатами проведенной в прошлом году диспансеризации больше 30 млн. детей”. Диспансеризацию провели, увидели, что много больных, значит, наша система — плохая. Неправда, господа! Мы получили не увеличение детской смертности, а резкое ухудшение состояния здоровья детей за последние 10 лет, потому что перестали заниматься условиями жизни детей и здравоохранением. Так это не потому, что система плохая, а потому, что забросили эту систему! И Минздрав занимал в этом вопросе пассивную позицию. Но дальше — еще интереснее. С одной стороны, ВОЗ говорит, что вмешиваться в организацию здравоохранения стран ни в коем случае нельзя, с другой — настойчиво проталкивает идею семейного врача. Он пишет: “Концепция семейного врача или врача общей практики не противоречит задаче укрепления первичной медпомощи, а, напротив, содействует повышению ее эффективности, что доказано мировым опытом”. И далее: “Многие страны мира, включая Великобританию, Нидерланды, Испанию, Данию, Швецию, Финляндию и Канаду и другие, на протяжении десятилетий основывали свою первичную медицинскую помощь на принципах врача общей практики”. И бог с ними. Но если бы при этом было сказано, что англичане ненавидят свое здравоохранение, что надо подолгу стоять в очереди, чтобы попасть просто к врачу, и ждать целый год, чтобы попасть на плановую операцию, а в Канаде врачи общей практики работают в основном на селе, а в городах работают педиатры... Представитель ВОЗ должен это знать, прежде чем рекомендовать России этот опыт, или нет? Он пишет: “Хотелось бы пригласить вас на пресс-конференцию, где ВОЗ, Минздрав РФ, Всемирный банк и Европейская обсерватория по системам здравоохранения проведут презентацию обзора “Системы здравоохранения в переходный период Российской Федерации”. Какой переходный период? Откуда куда? От участковой — к общему? Они уже за нас все решили...

— На Конгрессе педиатров журналисты возмущались, узнав, что новую концепцию реформы продвигает в том числе и Всемирный банк.

— Он ведет мощную работу и имеет свою политику: сначала дать деньги, а потом на этом заработать. Посмотрите на рекомендации ВБ по экономическому развитию России с 1991 года. Потом руководство признало: да, мы ошиблись с Россией. Ничего себе “ошиблись с Россией”! Если там ошиблись — может, здесь тоже ошибаются? А мы что, кролики для эксперимента? Это шутка — все сломать? Это куда мы все загоним? Это политически безграмотно!

К сожалению, Минздрав и бывший министр Шевченко задурили голову руководителям страны. На днях я получил аналитический отчет по здравоохранению Франции, на которое идет 10% от ВВП и где испокон веков были врачи общей практики. У меня волосы встали дыбом! Да, там прекрасные условия жизни, но не система здравоохранения. Так что пусть господа, которые у нас занимаются реформаторством и имеют деньги, едут и сами там лечатся.

— Кстати, недавно ввели квоты на дорогостоящие виды лечения...

— Государство оплачивает меньше половины в них нуждающихся, и только в некоторых федеральных учреждениях. Значит, если вы попали в эти квоты, ваш ребенок, отец, мать, сестра, брат жить будут. А если не попали — то они должны умереть. Это ужасная, человеконенавистническая система, которая позорит Россию и должна быть срочно отменена. Говорю об этом как член Комиссии по правам человека при Президенте РФ. Мы обязаны помочь каждому нуждающемуся, а не только тем, кто может за это заплатить.

— Может, смена в Правительстве РФ вернет все в правильное русло?

— Теперь в РФ новое министерство — здравоохранения и социального развития. Объединение медицины, труда и социальных вопросов — неудачный эксперимент. Этот путь уже прошел Казахстан, доказал его несостоятельность и вернулся к Минздраву. Мало того, Департамент медико-социальных проблем материнства и детства вообще хотели ликвидировать. И опять мы восстали. Теперь планируют объединить его с демографией и назвать “Департамент демографии, медико-социальных проблем материнства и детства”.

Дадут ли педиатрам когда-нибудь спокойно жить и работать — или все время мы будем бороться? Не за себя, а за здоровье детей России...




Партнеры