Трудности перевода

23 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 273

Если бы не мамзель Курникова и не “ЗД”, нынешний визит глазастого сладкоголосца Иглесиаса с возбуждающей мадонноподобной родинкой на щеке вышел бы еще тухлее, чем в прошлый раз.

“Седьмой” альбом (и по счету, и по названию) хоть и услаждает слух хитообразными звуками, но уже не столь фанфарен, как былые “взрывные” прорывы поп-звезды. То ли музыкальный люд просто попривык к Энри, то ли пионерский пыл-задор юнца, некогда возжелавшего успеха (не потому, что он “сын отца своего”, а потому, что “сам по себе” расталантлив), слегка поостыл и “обиндустриалился”. Увы, жернова шоу-бизнеса перемалывали и не таких отчаянных...

В общем, сугубо музыкальная составляющая явно не довлела не просто в жгучем, а в прямо-таки истерически вожделенном ожидании приезда г-на Иглесиаса в Россию. Чего стряслось-то? Изюминку, ясный пень, придала его добрачная связь с 606-й ракеткой мира г-жой Курниковой. Если бы спортэксперты присудили девице вместо нуля еще одну шестерку, то было бы, конечно, веселее. “Число дьявола” (666) позволило бы обзывать тогда щекастую блондинку “злым гением” знатного поп-красавца. А так — просто пассия. Одна из... Хотя бытовое скабрезное любопытство публики вязко замешивалось сейчас на чувстве патриотической гордости (“наша-то, глянь, наша!”), что и придало нынешней гастроли певца известный содержательный лоск. Анюте за это, конечно, гран мерси.

Однако на пресс-конференции в “МК”, собравшей под сотню журналюг всех мастей и цветов (от желтого до чернушного), разговор клеился на удивление вяло, шаблонно и дежурно. “ЗД” аж расстроилась за пугливую нерешительность коллег и, тяжело вздохнув от чужой беспомощности, поперла на амбразуру.

Для затравки пришлось поворошить грязное бельишко. Те самые сотни девичьих трусов, парусами летящих (как нам показывают по ТВ) на сцену и повисающих на голове, носу, бровях, ушах и губах Энрике, как на бельевой веревке в испанском квартале. На Руси, правда, ни в прошлый раз, ни сейчас даже восторженные девицы не спешили расставаться с исподним (климат, видать, не тот), но “ЗД” все же поинтересовалась у артиста: “Имеются ли в его коллекции трусы русских фанаток, не считая, разумеется, тех, что от мисс Курниковой?”.

— Это легенда, — оживился певец. — Я не коллекционирую женские трусики. Их просто собирают уборщики после концерта и выбрасывают...

Настал черед для главного “музыковедческого” вопроса вечеринки, который интересовал многих, но озвучить который сподобилась только “ЗД”. Дело в том, что месяц назад информагентства с пометкой “срочно” разослали по миру шокирующую весть о том, что в ответ на предложение сфотографироваться для обложки нового альбома голым Энрике ответил отказом, мотивируя тем, что у него “маленький член”. “ЗД”, соответственно, поинтересовалась:

— Осложняет ли это пикантно-занимательное обстоятельство ваши, мистер Иглесиас, отношения с мисс Курниковой или у вас тот случай, когда размер не имеет значения?

Опупевшая переводчица, давясь и краснея, начала переводить. Однако Энрике оживился еще больше и, выждав, пока конвульсирующее в ехидном гоготе журналистское сообщество переведет дух, успокоил перепугавшихся менеджеров: “Нет, нет, все в порядке, я отвечу”. И ответил:

— Я так не говорил, но мне действительно предложили сняться голым для обложки моего альбома. Понимаете, просто меня иногда прорывает на дурацкий юмор... Скажите, ну какой мужик с маленьким членом признается в этом? Я даю много интервью, они разлетаются по всему свету, и в каждой стране после перевода сказанное часто переворачивается с ног на голову. Я не говорил, что у меня маленький член, я сказал, что он недостаточно большой.

Разволновавшаяся переводчица пропустила на нерве определение “недостаточно” и перевела, что он — “большой”. Девицы с вожделенным интересом уставились на Энрике... Но осталось так и не ясным — “недостаточно большой” для чего? Для фотографии на обложке? Или для кого? Как бы расспросить об этом Курникову? Но ее не было. Она пряталась в джипе, время от времени лишь высовывала оттуда носик...

А сегодня в “ЗД” — все самые свежие впечатления от московского перформанса поп-звезды.

КРЕМЛЬ: Верхом на звезде
Pussy-шмуси

Вечно этот Энрике прячется за чью-то юбку. Не только по мужской надобности, но еще и из карьерных соображений. По крайней мере российская слава Иглесиаса-младшего точно держится на женских плечах. В прошлый раз главной интригой был дуэт с Алсу. Иноземный поп-стар, конечно, морщился и язвил: мол, с кем я только дуэтами (на гастролях) не пою, и в Бразилии, и у вас вот... Однако “наша” тогда породила немалый ажиотаж вокруг концертов испано-американца. Поглазеть на казавшийся фантастикой альянс “поющей бензоколонки” и большой международной звезды набился целый Кремль, а песенка “You’re My Number One” хорошо подогрела российские продажи альбома Энрике. Вот так и сейчас — шашни с псевдотеннисной звездой русского розлива обеспечили “хэдлайны” всех местных новостей. Курникову ждали еще и на сцене, но видели только за кулисами.

Как это выглядело

Не то чтобы очень богато, но жутко стильно и продуманно. Один плазменный и три светодиодных экрана висели там, где им нужно было висеть; камеры, благодаря которым публика во всех деталях рассматривала страстные гримасы и вихляющие бедра Энрике, брали очень выгодные планы; замысловатый подиум искрился карнавальной подсветкой. Барабанщика и перкуссиониста поместили в прозрачные пластиковые кубы, три гитариста, трио бэк-вокала и САМ что есть сил бегали по сцене. Бурлящая динамика, однако, не стала козырной картой действа.

Плюсы

Энрике все время решает один, но очень больной вопрос. Артисту жутко надоела репутация папенькиного сынка, однако разделаться с ней непросто. Во всех интервью Иглесиас-младший говорит, что терпеть не может все эти латино-штучки, что вырос на Стинге и “U2” и вообще стремится к рок-музыке. А публика и фирмы грамзаписи в ответ советуют парню расслабиться, улыбнуться пошире и слабать еще одну “Bailamos”. Энрике, видимо, расстраивается и пытается время от времени кривляться, лабать рок и даже петь легендарную “Knockin’ On Heaven’s Door” Боба Дилана. На Боба, Боно и Стинга он, конечно, не тянет, но за смуглого Брайана Адамса вполне сойдет, особенно с такими отменными музыкантами. Тем не менее без южных страданий под гитару никуда не деться, и именно в латино-блоке заключалась главная сила концерта. Затянутые в джинсу и кожу артисты в сочетании с эстетикой рок-шоу 80-х смотрелись круто, но для Кремля праздник начался в момент, когда зазвучала “Could I Have This Kiss Forever”, где в роли Уитни Хьюстон выступила фигуристая темнокожая бэк-вокалистка. В клипе Энрике с элегантным смущением лишь обнимал мадам Уитни, а тут просто завалил девицу на пол и задрал ей ноги ввысь, к кремлевским, так сказать, звездам. Вот тут-то и быть Курниковой. Но чего-то не была... Народ очень оживился и не подозревал, что это только начало. На сцену выкатили два дивана, вышла переводчица, которой Энрике немедленно налил водки, а сам, открыв бутылку пива, провел настоящее ток-шоу в миксе с балладами. Были шутки про обрезание и откровения про потерю девственности, намеки на онанизм своих музыкантов и заигрывание с переводчицей — в общем, разнузданный театр одного актера, что для нашей публики всегда слаще пряников. Места для Курниковой здесь, правда, опять не нашлось. Ни слова, ни полслова... Бисовка сопровождалась триумфальным выходом в зал, тонной конфетти, морем цветов, всеобщими танцами и слащавой кавер-версией старенькой песни “Depeche Mode” “I Just Can’t Get Enough”.

Минусы

16 песен и чуть меньше полутора часов общего хронометража. Нельзя сказать, что парень перетрудился, особенно в контексте цен на билеты. Конечно, умудренные опытом устроители концертов говорят, что публику всегда лучше недокормить, чем “затрахать до опупения”, однако в этом случае недоедание оказалось более чем существенным. Остальные минусы уже традиционны: Энрике далеко не самый великий поп-вокалист, а его шоу, конечно, лучше смотреть стоя в партере большого и шумного спортивного сооружения — чтобы просто плясать и не особо вслушиваться.

Фраза вечеринки

Ее выдала, как уже удачно повелось (см. выше про “большой член”), переводчица, для которой опасная близость к Энрике стала дестабилизирующим фактором. “Sorry, guys” (то есть “Извиняйте, парни”), — сказал Энрике, когда гитарист перепутал гитары и ушел за кулисы искать нужный инструмент. “Простите, товарищи”, — перевела переводчица. Кремлевская оговорка. По Фрейду. Такие вот трудности перевода.

ЭНРИКЕ ИГЛЕСИАС: “Мой русский просто ужасен!”

Энрике Иглесиас опоздал на 40 минут. Вежливо извинился. И, кажется, немного смутился. Вообще, его поведение не соответствовало статусу мировой звезды. Он смеялся, шутил, у входа в редакцию запросто раздавал автографы девочкам-фанаткам. А его ответы на вопросы “МК” были просты и лаконичны.

— Энрике, какое впечатление осталось у вас от Москвы?

— Я очень много знаю о вашем городе, я много читал о Москве. Но я не знал, что меня здесь ожидает. Иногда мне кажется, что я когда-то, совсем давно, здесь уже был...

— Как справляетесь с прессингом журналистов?

— К журналистам я отношусь спокойно. Вчера я два часа читал российские газеты, вернее, вашу прессу мне переводил переводчик. Признаюсь, это увлекательное и достаточно интересное чтиво. Я узнал много нового. Иногда пресса пишет правильные вещи, но случается, что журналисты перевирают факты. Это, конечно, печально.

— В нашей стране знают и любят вашего отца Хулио Иглесиаса. Перед приездом в Россию он вам давал какие-то напутствия?

— Надо заметить, мой отец никогда не давал мне никаких советов, напутствий. Насколько вы знаете, мои родители развелись довольно рано. Поэтому мне приходилось изредка следить за отцом, как шпион, и делать собственные выводы. А за советом я сам не обращался к нему никогда.

(Три года назад мы задали Хулио Иглесиасу вопрос: “Какие советы дадите сыну, когда он соберется посетить Россию?” Господин Иглесиас ответил: “Мой сын в советах не нуждается”. — Авт.)

— Расскажите о ваших семейных традициях?

— Самая старая традиция — встреча Рождества. Иногда я провожу этот праздник с отцом, но чаще всего, конечно, с мамой.

— Какой язык вам ближе — английский или испанский?

— Мне нравится и английский, и испанский языки. Я себя чувствую двуязычным человеком. Романтично можно спеть и на том, и на другом языке.

— Вы не собираетесь петь на русском языке?

— Одно время я пытался его учить. Но мой русский просто ужасен! Недавно в Питере я сказал несколько слов по-русски. Окружающие посмотрели на меня как на инопланетянина.

— Правда, что на днях вы встречались с родственниками Анны Курниковой?

— Надо сказать, Аня стала связующим звеном между мной и вашей страной. Она много рассказывала о себе, своей семье. А еще я часто от нее слышал: “Москва, Москва! Какой город! Тебе надо обязательно туда приехать!” Что касается Аниной семьи... Я познакомился с ее бабушкой и дедушкой. И был очень рад этой встрече.

— Анна представила вас в качестве жениха?

— Я не знаю, что она им сказала на самом деле, я ведь ничего не понимаю по-русски. Надеюсь, что-то позитивное...

— Энрике, на ваших концертах происходили какие-нибудь досадные неприятности?

— Не хочу показаться хвастуном, но моя карьера складывалась удачно. Я амбициозный человек, но и у меня бывают промахи. Наверное, я приведу не самый удачный пример: когда тебя номинируют на “Грэмми”, ты ждешь, что получишь награду, а этого не происходит — вот это обидно. Но, с другой стороны, это является стимулом к дальнейшей работе.

— На сегодняшний момент в России продано 50 тысяч ваших лицензионных дисков и пять миллионов пиратских копий. Как вы к этому относитесь?

— Никогда не задавался лишними вопросами. Если люди слушают мою музыку, то мне все равно, на чем она выпускается.

— Ваш отец увлекается футболом. Вы тоже ярый фанат этого вида спорта?

— Я большой поклонник мадридской команды “Реал”, но все-таки больше всего в этой жизни я переживаю по поводу музыки.

— Обычно ваше шоу поражает своей яркостью, индивидуальностью. Например, вы часто вытаскиваете на сцену девушек из зала. Однако в прошлый приезд ваш концерт прошел довольно вяло...

— В тот раз я сильно заболел. Это было последнее шоу в моем турне. Практически все время я провел в больнице, пытался привести себя в порядок. Я никогда в своей жизни себя так плохо не чувствовал. Сейчас я нахожусь в великолепной форме. Надеюсь, все пройдет нормально. А еще я очень озабочен высокой ценой билетов на мой концерт. Мне кажется, истинные поклонники моего творчества не смогут прийти. А так хотелось бы выступить для всех! В прошлый раз я дал себе слово, что когда-нибудь сделаю это для всех своих фанатов.



Партнеры