17 мгновений “Hики”

23 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 172

Сегодня вечером в Доме музыки на Красных Холмах состоится 17-я церемония вручения кинематографической премии “Ника”, которая, по всей вероятности, обещает немало сюрпризов, главным из которых станет принципиальное отличие от “Золотого орла” — как по форме, так и по лауреатам.

Накануне основатель и художественный руководитель старейшей российской кинопремии Юлий Гусман дал интервью “МК”.


— Юлий Соломонович, а если откровенно: не устали от “Ники” за столько-то лет?

— Простите меня за банальность, но как можно устать от собственного ребенка? Я же помню “Нику” маленькой, годовалой девочкой, когда она только и могла говорить разве что “агу-агу”. Помню, как она пошла в школу, как ей исполнилось пятнадцать, наступило, так сказать, половое созревание. А сейчас?! “Ника” практически взрослая девушка, и все равно за ней нужен глаз да глаз. Ведь не просто так взять и провести церемонию вручения. Нужно, чтобы она еще и соответствовала уровню. Чтобы как минимум была не хуже, чем церемонии прошлых лет. Да и соперники наши, чего греха таить, не дремлют и расхватывают наши идеи на лету.

— Кстати о соперниках. Никита Михалков, основатель “Золотого орла”, прямого конкурента “Ники”, не скрывает того, что не всегда согласен с результатами голосования.

— Да я практически никогда с ними не согласен! Очень редко мое мнение совпадает с общим результатом. А с другой стороны, что я могу сделать? У меня же только один голос. Даже если я попрошу 10 своих друзей проголосовать как мне хочется, на результатах голосования это никак не отразится. У нас 592 академика! Остается подлог. Представьте, как я ночью вламываюсь в некий кабинет, вскрываю сейф... Смешная картинка? Вот то-то.

— Церемония вручения “Ники” в этом году пройдет под девизом “17 мгновений весны”. Из этих мгновений какое больше всего запомнилось?

— Дайте подумать... Думаю, первое. И церемония прошлого года. Первая — понятно почему. Те слезы Тенгиза Абуладзе я помню как сейчас. Про первую церемонию в двух словах не скажешь. Это как минимум книга. Что же касается 16-й церемонии... Она запомнилась, потому что это была первая “Ника” после того, как нас изгнали из Дома кино из-за гнусных и грязных наездов. В тот момент мы ощутили невиданную поддержку со стороны друзей и коллег.

— Сегодня у “Ники” вообще есть проблемы?

— Глобальных нет. А так... Ну мы же не можем научить наших великих и заслуженных красиво одеваться. Они же своими мятыми рубашками демонстрируют не свою бедность, а то, что они якобы выше всего этого... Вместе с тем на Каннском фестивале таких участников просто на первом кольце охраны завернули бы.

— Когда 19 лет назад вы придумывали “Нику”, она сразу получила это название?

— Да, там смешно все оказалось. Появилась идея сделать профессиональную премию. Учредили комиссию, в которую вошли я, Андрей Плахов, другие люди. У замечательного скульптора Сергея Микульского в запасниках нашли эту бронзовую крылатую статую, а вот с названием было тяжеловато. Даже объявили конкурс по всей стране. Получали самые разные, очень смешные названия. Например, кто-то предложил назвать премию “Крылья Советов”. Как, а? Еще, помню, были “Крылатый Серафим”, “Крылатый Элем”... Потом появился такой вариант — “Вероника”. Это по имени героини фильма “Летят журавли”. А непосредственно “Нику” предложил я. Почему? Потому что богиня победы, потому что с крыльями.

— Если “Ника”, как вы говорите, ребенок, девушка, то кто тогда вы? Мама или папа?

— Ха! И то и другое. А если серьезно, то “Ника” — дочь полка. Очень много людей о ней заботились. Это и Виктор Мережко — первый президент академии, Ирина Мышкина — мой заместитель в Доме кино, тот же Андрей Плахов, Эльдар Рязанов, Игорь Шабдурасулов, который в трудные времена позвонил и предложил свою помощь. Жаль, не могу назвать всех поименно...

— Юлий Соломонович, вы же сейчас параллельно с “Никой” затеяли снимать кино. Как успеваете?

— Сразу после нашего интервью еду на “Мосфильм”, где работаю над картиной “Парк советского периода”. Сами съемки, надеюсь, начну через месяц. Это веселая и одновременно грустная история о том, как молодой и талантливый тележурналист из мокрой ноябрьской Москвы вдруг попадает в некий американо-российский проект “Парк советского периода”. На огромной территории воссоздана советская власть в самых ярких ее проявлениях. Этакая смесь ВДНХ и Диснейленда. Мы же с вами часто видим, как люди забывают все плохое, что с ними было, и помнят только хорошее. Но на поверку все оказывается не так просто и не так весело.

— Интересно. Я бы сказал, на “Нику” тянет.

— Я не для премии это кино хочу снять. Поверьте, совершенно не лукавлю. Но если награда найдет героя...





Партнеры