Монтаж, еще монтаж

24 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 281

Московский дом фотографии во всеоружии встретил нагрянувшее фотобиеннале. Он теперь оснащен новейшими плоскими мониторами, на которых любой желающий может познакомиться со всеми выставками Международного месячника фотографии. Но фотографии, конечно, интересней смотреть наяву. Нас заинтересовали две выставки, проходящие сейчас в доме фотографии: работы Андреа Йемоло и “Фотомонтаж в СССР в 1920—1950-е”.


Андреа Йемоло не любит фотографировать живых людей, предпочитая им более статичное и вечное — часовни, дворцы и статуи Рима. Но его фотографии фрагментов скульптурных тел, окаменевших лиц и зданий благодаря нетипичным ракурсам не менее выразительны. Все свои фотографии он делает на бумаге из стопроцентного хлопка, что придает его изображениям скорее вид картин, чем фотографий. Вот он выхватывает часть руки Афродиты, окаймленной складками ее по нынешним меркам чересчур полного тела. А вот фрагмент лица Моисея микеланджеловской статуи, в котором застыл отчаянный испуг. Таинственно выглядывают из-за колонн мужские фигуры в часовне в Нефе, странно переплетаются лестницы в Палаццо Корсини, жутковато заглядывает в глаза испещренный сотнями оконных дыр Дворец цивилизованного труда... И все это Рим, незнакомый даже его жителям.

Еще одна любопытная выставка в доме фотографии — “Фотомонтаж в СССР в 1920—1950-е”. Как утверждают устроители выставки, все мы невольно участвуем в наивном фотомонтаже, расклеивая, к примеру, в фотоальбоме фотографии или делая стенгазеты. А в 20-х фотомонтаж был особенно востребован: он помогал передать малограмотным гражданам политические идеи и успешно выполнял свою задачу благодаря простоте и наглядности. Для создания такого агитационного плаката требовались выразительная картинка или фотография, забойная короткая фраза и чуть реже — небольшой документальный материал. И такие плакаты были чрезвычайно действенны. Чего только стоит наиболее ранний из представленных на выставке плакат Александра Родченко времен Первой мировой войны: монтаж фотографий кладбища и падающих в бою солдат с одной стороны и парадных портретов генералов, — с другой. А еще фотомонтаж использовался в рекламных целях. На выставке, к примеру, есть такой плакат для кинохроники “Кино-глаз”. Во времена репрессий появлялись откровенно злые фотомонтажи-карикатуры. К примеру, сидят у костерка аборигены с приклеенными головами Сталина, Бухарина и Ярославского и варят в огромном костре своих оппонентов.




Партнеры