Что там, в Дали?

24 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 194

Культовый художник ХХ века. Идол диссидентских кухонь, чьи репродукции неизменно соседствовали с портретом “старины Хэма”. Человек, называвший себя единственным носителем сюрреализма. Гений, сумасшедший, злодей, пересмешник. Все это он — дон Сальваторе, великий Дали, и год 2004-й объявлен Его годом. К столетнему юбилею ГМИИ им. Пушкина представляет публике особую грань таланта Мастера — шестьдесят авторских офортов.

Офорт — весьма специфическая область живописного искусства, здесь необычно все: техника, инструментарий, краски, полотно… Все равно как если бы поэт вздумал творить клинописью на камне. И все же рука Дали узнается безошибочно, его почерк — совмещенное несовместимое — невозможно спутать ни с чем. Женщины на птичьих ногах. Женщины, “вплавленные” в стены коридора. Женщины-цветы и женщины-ведьмы, обнаженные, летящие, дремлющие посреди абстрактного Нечто… Редкий мужчина дойдет до середины выставки, оставшись равнодушным. Любителей “растекшегося” стиля поджидают новые сюрпризы: текучая скрипка и мягкий рояль. И, конечно же, знаменитое лицо-череп с костылями-подпорками.

Глубокие ценители и знатоки техники офорта смогут сопоставить ранние работы художника с последующими смелыми экспериментами. Классический офорт есть гравюра по меди так называемой сухой иглой — острым стальным резцом. В качестве варианта применяется последующее травление гравюры кислотой. Неугомонный Дали опробовал свои силы в обеих техниках, применял алмазные и рубиновые резцы, экспериментировал с напылением красок. Он самостоятельно нашел возможность отображения на гравюре полутонов и теней при помощи специальной тонкой иглы. А потом дорабатывал акварелью и металлической пудрой, чтобы добиться эффекта “сияющих фантомов”. Комбинируя все эти приемы, в шестидесятые годы мастер создает серии “Мифология”, “Фауст”, “Сюрреалистическая тавромахия”, вошедшие в золотой фонд искусства гравюры двадцатого века. Ценность этих офортов и в том, что они напечатаны самим автором.

— Почему экспонируются именно офорты из запасников, ведь в 1988 году они уже были показаны? А что-то более известное из живописи привезти не запланировали, “Атомную Леду” например, все-таки такая дата?.. — поинтересовалась корреспондент “МК” у куратора выставки Ирины НИКИФОРОВОЙ.

— Мы ничего не планировали. Зачем привозить что-то, когда есть у самих? В запасниках музея печально хранится огромное количество уникальных вещей. Возможность их вытащить и показать публике — редкое счастье. В 1978 году мы делали выставку плаката из Парижа, когда у нас у самих было четыре тысячи единиц хранения, то есть замечательная коллекция французского плаката. И очень обидно, что так происходит. Уникальность офортов Сальвадора Дали — в том, что их очень мало. Только в музеях Лондона, Токио, Парижа и Санкт-Петербурга (США) можно познакомиться с творчеством Дали-графика.

За два года до смерти в одном из интервью Дали обмолвился, что подарить одну из своих картин России было бы для него большой честью. Друг художника и парижский издатель Пьер Аржиле претворил эту мечту в жизнь. Подарив в 1989 году Пушкинскому музею эти работы, после первого масштабного показа в СССР коллекции сюрреалистов и дадаистов. Мечты гениев должны сбываться, не правда ли?..




    Партнеры