Бритоголовый момент

26 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 120

— Зря вы сегодня приехали: в любой момент могут скинхеды налететь, они не смотрят: журналист не журналист, — смуглый брюнет лет сорока демонстрирует заготовленное средство самообороны — полуметровую арматурину, аккуратно обернутую газеткой. Знакомимся. Ринат, уроженец Челябинска, прописан в Армении, пятый год работает в Подмосковье “на коттеджах”. Почти каждый рабочий день начинается у него на стихийной бирже труда, что на Ярославском шоссе, близ Перловки. За эти пять лет попадал “под раздачу” и омоновцам, и скинхедам — человек, словом, бывалый.

Бритоголовые, у которых конец апреля — традиционный период обострений, к счастью, не нагрянули ни в день рождения Гитлера, ни на именины Ильича, поэтому “биржа” функционировала в своем обычном режиме.

— Какая работа? — не успев подойти к ближней границе “точки”, мы попадаем в плотное кольцо азиатов. На этом отдельно взятом участке суши национальное большинство — таджики. Узнав о цели визита, они моментально теряют к нам интерес и переключают все внимание на проезжающие машины. Стоит какой-то из них притормозить...

— На абордаж пошли. Таджики начинают устраивать тут беспредел, — комментирует Олег, приехавший из-под Полтавы. — Иногда под машины попадают, скоро шоссе начнут перекрывать.

Олег и его друг Анатолий принадлежат к местной привилегированной касте — квалифицированные электрики. Таджики, которых берут только рыть котлованы и таскать тяжести, вызывают у них раздражение — отпугивают нормального заказчика. На промысел в Подмосковье братья-славяне ездят уже лет десять. За прошлый сезон скопили по 8 тысяч долларов. Когда нет работы, живут в вокзальных отстойниках. Койко-место в вагоне обходится сейчас в 70—100 рублей, как договоришься. Если с деньгами совсем туго, можно поехать в Сергиев Посад: там койку бабушки сдают за тридцатку. На электричке экономят — от контролеров бегают по вагонам.

Рассказ Олега прерывает низкорослый крепыш с исколотыми татуировкой кистями рук. В стихийной и неуправляемой, на первый взгляд, толпе есть, оказывается, свои бугры-иерархи. Крепыш советует уйти с его участка: проходите, мол, дальше.

Проходим. Приехавший на “Газели” мужик в костюме и при галстуке вербует бригаду на ферму по выращиванию грибов. Узнав условия: жить полгода, работа с 8 до 18 часов, зарплата 5 тысяч рублей в месяц, — таджики не проявляют интереса и расходятся. Вербовщик начинает пересказывать свою историю следующим подошедшим.

Вскоре в толпе останавливается милицейский “уазик”. Его появление, вопреки нашим ожиданием, не вызывает никакого переполоха. Капитан выдергивает троих таджиков, сажает их в машину и увозит.

— Это наши, местные менты, — комментирует очередной собеседник Андрей из Чувашии. — Повезли в отделение: полы помыть или покрасить. Или на дачу к кому-нибудь.

Из стражей порядка боятся тут только омоновцев. По мнению Андрея, они специально приезжают на Ярославку, чтобы “потренироваться”: укладывают на асфальт, обрабатывают дубинками. Иногда “для плана” устраивают проверки документов — регистрации почти у всех здешних стояльцев фальшивые.

— Погрузят в автобус, перепишут, соберут по полтиннику и отпускают, — говорит Андрей. Особого протеста эти действия у него не вызывают: у каждого своя работа. Больше претензий на кидалово со стороны заказчиков:

— Если видят, что человек новый и наивный, обязательно норовят обмануть. Со мной сейчас это не проходит: оплату беру по частям, за каждый день. Правда, с кавказцами я никогда не езжу, только со славянами.

Ближе к обеду толпа наполовину рассасывается. Старожилы говорят, что хорошей работы сегодня так пока и не было. Троих штукатуров фирма забрала отделывать квартиру в Москве. Электрик из Подольска получил заказ в коттедже. А в остальном — мелочевка: ванну поднять на 5-й этаж, огород вскопать...

На прощанье Андрей делится своей философией:

— На первый взгляд кажется, что мы рабы, а я считаю, что я — самый свободный человек. Не захочу — могу на работу сегодня не пойти. Могу выбирать, что делать, а от чего отказаться. В общем, делаю только то, что мне нравится.


СПРАВКА “МК”:

Абсолютно точными сведениями о количестве трудовых мигрантов в стране, по понятным причинам, никто не располагает. Ориентировочно численность гастарбайтеров оценивается в 3,5—5 млн. человек (из них 1—2 млн. человек — в Москве и Подмосковье). Легально на заработки в Россию приезжают, по оценкам Федеральной миграционной службы, лишь 300—400 тысяч человек в год.

В ГУВД Московской области нам сообщили, что за 1-й квартал этого года в Подмосковье выявлено 18849 нарушителей миграционного законодательства. В отношении 313 из них суд принял решение об административном выдворении. В беседах “не для печати” стражи порядка признаются, что победить нелегальную миграцию в рамках действующего законодательства они не могут. Большинство нарушителей приходится в итоге отпускать (о чем, кстати, свидетельствует статистика пойманных и выдворенных). За тот же первый квартал в казну собрано 4 миллиона 124 тысячи рублей штрафов.



    Партнеры