Виллами по воде писано...

26 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 579

Считается, что без воды человек может протянуть всего три дня.

На какой день ему жизнь станет не в радость при неимении чистой воды — статистика умалчивает. Зато у добропорядочных граждан в обозримой перспективе может появиться уникальный шанс — провести подобный эксперимент на себе. Даже каких-либо усилий для этого не потребуется.

Всего лишь повернуть кран в собственной квартире, и польется оттуда то ли вода, то ли взвесь, то ли прочая неведомая смесь...


Участь подопытных кроликов маячит перед жителями Московского региона с той поры, как в Подмосковье началось строительство коттеджей в водоохранных зонах. А зоны эти, надо отметить, достаточно обширны. Водосборная территория сегодня простирается аж на 55 тыс. км — это 28% территории области. Но только у служащих водозаборных станций волосы начинают шевелиться на голове при виде того, ЧТО льется из построенных домов в водоемы. Самим владельцам жизнь это не отравляет, в отличие от воды, которую пить нам с вами.

— Для специалистов индикатором качества воды служит коли-индекс, — поясняет начальник отдела водоснабжения МГП “Мосводоканал” Алексей Белов. — Это показатель бактериальной загрязненности. Максимальная отметка индекса последний раз фиксировалась в 1985—1987 годах. Сельское хозяйство тогда развивалось бешеными темпами, с помощью удобрений и прочих вытекающих... Сейчас в Московской области эта отрасль практически умирающая, а коли-индекс опять “на высоте”. Почему, вы и без меня знаете.

Тут будет резонным апеллировать к оборудованной в “приводных” домах канализации. В том-то вся и соль, что в 80% из них она отсутствует. Или же ради экономии не запускается. Стоки из бассейнов, саун, навороченных ванн, туалетов и посудомоечных машин вынужден заглатывать... ближайший овраг. Но даже если они по трубам добираются до очистных сооружений, то и здесь облом. Опять же 80% из них работают либо с огромным перегрузом, либо не работают совсем.

Ведь коттеджи зачастую сажают на поселковые сети, рассчитанные в свое время на гораздо меньшие сроки работы и число потребителей. Даже наикрутейшая Барвиха не имеет своей канализации: 40% строений канализуются в старые изношенные сети, а все остальные — в выгребные ямы. Сейчас, когда о проблеме трубят во всю мощь, в “Мосводоканал” за техническими условиями на водоотведение по-прежнему приходят единицы. Основная масса построек собирается избавляться от сбросов как бог на душу положит.

Интересный вопрос: кто умудрился распродать сотни гектаров в водоохранных зонах и пытается нажиться на этом по сей день? С 2000 по 2003 годы более 950 га отведено под строительство в санитарных зонах, в том числе 250 га в водоохранных. Только в прибрежных полосах, где, кроме травы, вообще ничего расти не должно, выделено около 70 га. Заправлять отводом земель вправе, например, главы районов. Конечно, каждому из них спущена некая норма, но многие ее давно выполнили и перевыполнили.

Земли на самом берегу водоемов отводятся в Рузском, Истринском, Солнечногорском районах. Ранее этим грешили в Красногорском, Мытищинском, Одинцовском районах. Интенсивная землепродажа доводит до того, что в районах вообще не остается свободной земли. Эту проблему пытаются решить за счет водоохранных зон.

Не лучшим образом сказывается на качестве питьевой воды вырубка леса по берегам рек. А рубят так, что щепки летят. В непосредственной близости от водоисточников за последние три года вырублено более 200 га леса! В Одинцовском районе (населенные пункты: Новошихово, Мартьяново, Луцино, Горышкино, Таганьково, Перхушково, Клопово) вырублено 130 га. В Рузском районе — 9,5 га (Кожино, Беляная Гора, Костино), в Красногорском районе — 30 га (Нахабинское военное лесничество), в Мытищинском районе — 31 га (Троицкое, Поведники, Долгиниха). Даже люди, далекие от науки, знают, что лес помогает берегам рек удерживать влагу. Если его нет, большая вода при половодье сразу проходит, а потом речка начинает голодать.

Как вы понимаете, приведенные цифры взяты не с неба. Это данные специалистов “Мосводоканала”, которые, буквально ловя за руку загрязняющих водоемы людей и организации, не вправе ничего сделать. Красноречивой иллюстрацией служит пример с гр. Барановой из пос. Терпигорьево Мытищинского района. В свое время по ее вине в Клязьменское водохранилище вылилось 2 тонны тракторного керосина. Пришлось аварийно останавливать водозабор на одной из станций, снабжающей водой четверть населения столицы. Убытки “водников” перевалили за 1 млн. рублей, в то время как виновница происшествия отделалась штрафом в 500 рублей.

— Доходит до абсурда! — возмущается замначальника отдела водоотведения Александр Карпушенко. — Законов, где упоминаются водные объекты, насчитывается более 2000. Вплоть до тех, что принимались еще при Берии. Но все они напоминают лоскутное одеяло, которое трактовать сложно, а нарушать легко. О чем можно говорить, если у глав районов на генпланах даже водоохранные зоны не размечены! Пока не будет федерального закона, четко определяющего правила игры, беспредел с отводом “водных” земель не кончится.

В том, что отвод участков в водоохранных зонах продолжается, подтверждают живые примеры. Но прежде, чем их перечислить, оговорюсь, что первый пояс водоохраны составляет 100—150 м от уреза воды, второй — не менее 750 м.

А теперь примеры: в селе Аксиньино Одинцовского района в 35 м от Москвы-реки строится частный дом на земельном участке №12/1 площадью 0,12 га. Там же отведены два земельных участка №14/1 и 14/2 общей площадью 0,24 га в 10 (!) м от реки под строительство дома. В поселке Горбово Рузского района в прибрежной полосе реки Рузы идет строительство ликеро-водочного завода (закусывать можно будет, не отходя от крана). В деревне Глухово Красногорского района под коттеджный поселок отведен участок площадью 37 га в первом поясе Московского водопровода.

— Список можно продолжить, но картина и без этого ясна как день. Иногда, правда, “Мосводоканалу” удается отвоевать водосборную территорию. Не без участия прокуратуры, но тем не менее.

Выведен из частного землепользования участок в Ильинском округе Красногорского района, расположенного в 50 м от Москвы-реки. В Солнечногорском районе целая группа граждан осталась без земель в 6—12 м от Истринского водохранилища. В Рузском районе аж девяти гражданам пришлось распрощаться с землей, отведенной им в населенных пунктах Накипелово и Волынщино.

Но простых “хватаний за руки” уже мало. Множество домов построено, и станут ли их сносить — ба-а-альшой вопрос. Пока делается только одно: суды аннулируют свидетельства о собственности на землю, и дома становятся как бы подвешенными — их нельзя ни продать, ни подарить, ни передать по наследству. Но жить там и, опять же, канализоваться в речку никто не запрещает.

Значительно ослабить накал страстей может строительство канализационных коллекторов в самых застраиваемых районах — Красногорском, Одинцовском и Мытищинском. С их помощью можно собирать всю канализацию по Подмосковью и сбрасывать ее не в водоемы, а в очистные сооружения Москвы. Постановление принято, согласие получено, но воз, как всегда, и ныне там.

— Москва договаривалась с областью финансировать эти проекты совместно, — говорит Белов. — Однако пока никаких “телодвижений” не наблюдается. На проектирование Красногорского коллектора за три года лишь столица перечислила около 4 млн. рублей. А нужно 20 млн. рублей. Такими темпами мы только проектировать коллектор будем 12 лет. К тому времени все пользователи московского водопровода (в том числе 1,5 млн. жителей области из 11 прилегающих к Москве районов) уже забудут, когда в последний раз из их крана текла чистая вода.




Партнеры