Рядом с ядом

27 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 354

Воскресенье “подарило” москвичам новое ЧП. На сей раз — взрыв на хладокомбинате №14, что на Рябиновой улице, 47, с последующей утечкой ядовитого вещества. Все закончилось относительно благополучно: легко пострадал один человек. Но частота подобных катастроф в Москве, пускай и локальных, не может не пугать.

Корреспонденты “МК” провели свое расследование и выяснили: если случится что-то более серьезное, москвичам уповать не на кого. А сами они даже не знают, как вести себя в подобных ситуациях.

Вчера на хладокомбинате “считали раны”. Посмотреть было на что. Кусок стены общей площадью около 250 метров просто перестал существовать — кирпичную кладку вынесло наружу. Сквозь гигантский пролом видны уцелевшие штабеля с морожеными продуктами. Представители МЧС, милиции и сотрудники прокуратуры прижимают к лицам носовые платки. По словам охранников комбината, в момент аварии дул восточный ветер. Это и спасло жителей Очакова от бессонной ночи на улице и от эвакуации.

У ворот комбината толпились многочисленные арендаторы и водители продуктовых машин. На территорию их не пускали. Как рассказал один из водителей, это не первое ЧП:

— В прошлом году горела холодильная камера, а года два назад была утечка аммиака...

Комбинат, находящийся на западной окраине Москвы, считается самым рядовым предприятием и специализируется на хранении мясо-молочных продуктов для всего Московского региона. Вокруг продовольственные склады, овощные базы, ангары... По выходным здесь человека днем с огнем не сыщешь.

Взрыв холодильной установки произошел в 21.57. Но неприятности на заводе начались гораздо раньше. Осматривая накануне второй этаж четырехэтажного корпуса, заступивший на смену моторист Васильев обратил внимание на просевшую на стыках трубу, по которой подается хладореагент для компрессора. В соответствии с инструкцией он обратился к руководству. Но начальники лишь посетовали, что дежурство Васильева приходится на воскресный день. “Об этом мы подумаем завтра”, — сказали они. Но рвануло вечером в воскресенье. Не выдержав давления аммиака, труба разорвалась, а в прорыв ринулись тонны ядовитого газа.

Находившиеся на дежурстве специалисты по обслуживанию компрессоров (15 человек) сразу надели противогазы. Только поэтому удалось избежать жертв. Через несколько минут прибыли 35 пожарных расчетов и три поисково-спасательных отряда ГОЧС столицы. Пока пожарные тушили пожар, спасатели выводили людей из опасной зоны.

Уже к 23 часам вокруг места разлива пожарными была установлена плотная водяная завеса — кольцо водяных струй — которая нейтрализует аммиак. Смешиваясь с водой, аммиак становится безобидным нашатырным спиртом и стекает на землю. Опасное облако осталось в пределах хладокомбината и не распространилось на ближайшие дома — в основном дачного типа. Поэтому эвакуацию жителей было решено не проводить.

— Первое, что бросилось в глаза, когда я приехал на место происшествия, — это большое белое облако, — рассказал “МК” глава столичных пожарных Виктор Климкин. Вытекло 700 кг аммиака. Взрывом разрушило стены на площади 300 кв. метров. (общая площадь здания 4800 кв. метров). Пожар бушевал на 2-м этаже. Добраться до очага и потушить пламя невероятно сложно из-за обрушений. Пришлось вскрывать металлические двери камеры. Одновременно с тушением необходимо было осадить аммиачное облако. Что мы и сделали...

Сразу после аварии в Московскую службу спасения поступили десятки звонков от жителей Очакова — все они жаловались на запах аммиака. Насколько опасна была воскресная авария для людей? На этот вопрос “МК” ответил главный государственный санитарный врач по Западному округу Москвы Аркадий Гладких.

— Во время тушения пожара мы делали замеры воздуха — в тот момент содержание паров аммиака в атмосферном воздухе превышало ПДК в сотни раз. Сейчас (вчера, в середине дня. — “МК”) в районе промзоны превышение довольно незначительное — буквально в несколько раз. Струи воды, которыми гасили пламя, превратили газ в аммиачную воду, поэтому он не распространился на жилую зону, расположенную в 1200 метрах от комбината. Порывы воздуха не отнесли аммиак и в сторону близлежащего молокозавода. Одним словом, пострадавших, к счастью, практически не было.

Как нам сообщили в лаборатории Московского НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды имени Сысина, аммиак опасен прежде всего в момент своего действия и способен вызвать как ожог дыхания, так и полную его остановку. О том, какие последствия могло вызвать у москвичей отравление аммиаком, “МК” рассказал главный токсиколог Минздрава РФ Борис Курляндский:

— Острое отравление высокими концентрациями аммиака вызывает обильное слезотечение и боли в глазах, удушье, сильные приступы кашля, головокружение и боли в желудке, рвоту, задержку мочи. После воздействия очень высоких концентраций пострадавшие сильно возбуждены, находятся в состоянии буйного бреда, не способны стоять. А если интоксикация провоцирует нарушение кровообращения, человек умирает в течение нескольких часов. Когда аммиак жидкий, при соприкосновении с кожей он вызывает сильные ожоги. В этом случае пострадавшему накладывают примочку из трехпроцентного раствора уксусной или лимонной кислоты. Отравление через дыхательные пути требует более серьезных мер. Медики назначают по показаниям камфору, кофеин, коразол и препараты, которые вводятся подкожно...

Техногенная авария была ликвидирована к 3.30 26 апреля. Как удалось выяснить “МК”, тот самый механик Васильев, который первым заметил просевшую трубу, госпитализирован в институт Склифосовского. Блуждая в облаке аммиачного пара, да еще в противогазе, он перепутал двери и вышел в проем шахты лифта. Упав с пятиметровой высоты, механик сломал правое бедро.

Кстати, взрыв можно было предотвратить. Вот что рассказал “МК” академик РАЕН, руководитель Службы взрывобезопасности Москвы Адольф МИШУЕВ.

— Одна из особенностей всех хладокомбинатов — их герметичность. Однако в данном случае она сыграла отрицательную роль. Чересчур крепкие и глухие стены сдерживали давление газа до последнего, пока его не накопилось столько, что рухнула стена. Проводя проверку, мы не раз советовали руководителям немного облегчить конструкцию. А именно, вставить в стену легкосбрасываемые конструкции, размером с небольшие окна. При малейшем более-менее опасном давлении газа они вылетели бы первыми, и стена осталась бы целой.

2 млн. москвичей могут оказаться “под газом”

Когда обрушилась крыша “Трансвааль-парка”, столичным властям пришлось в срочном порядке проверять потенциально опасные строительные объекты. Теперь к сложным стройкам, которых чиновники насчитали около 60, прибавится еще и несколько десятков потенциально опасных промышленных объектов.

Хладокомбинат на Рябиновой улице, разумеется, далеко не единственное московское предприятие, работающее с аммиаком. Это опасное вещество используется на 34 холодильных установках (13 из них принадлежит хладокомбинатам).

Кроме аммиака к числу распространенных в столице ядовитых веществ относятся хлор, соляная и азотная кислота. Наибольшими запасами кислот обладает желатиновый завод, Чертановская база кислот и завод им. Войкова. Главные потребители хлора — столичные водоочистительные станции.

По данным Экспертно-инновационного центра ГУ ГО и ЧС Москвы, 40% перевозимых по Москве грузов составляют химически, пожаро- и взрывоопасные вещества. Каждый день через 20 железнодорожных станций в Москву поступает более 1800 тонн хлора, аммиака и различных кислот. Общее число химически опасных объектов в городе эксперты оценивают в диапазоне от 65 до 80, а их суммарный запас сильнодействующих ядов — на уровне 4,6—5 тысяч тонн. Если представить себе, что на всех этих предприятиях одновременно рванет (тьфу-тьфу, чтоб не сглазить!), в зоне прямого поражения окажется более 2 млн. москвичей.


Юрий ПОПОВ, председатель комиссии по законодательству и безопасности Мосгордумы:

— С 2002 г. в городе действует программа “Химическая безопасность”. Однако стыдно говорить, но уже два года она финансируется менее чем на 1%. Так, бюджетом этого года на нее выделено лишь 24 млн. рублей при потребности более чем в 1 млрд.


Алексей ЯБЛОКОВ, профессор, президент Центра экологической политики России:

— Еще два года назад было озвучено, что в 2003—2004 годах закончатся сроки службы многих технических сооружений Москвы. Так что, если власти не позаботятся об их безопасности, аварии будут продолжаться.



Партнеры