Лица с Bолги

28 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 244

У знаменитого французского поэта Бодлера есть утверждение, что современный город непрерывно умирает и возрождается вновь. Можно ли такое сказать о Париже? Город вроде бы остался в тех же декорациях начала ХХ века, а вот лица стали абсолютно другими.

Разноцветный, карнавальный Париж — это, конечно, Париж Уильяма Кляйна. Выставка “Париж+Кляйн” сейчас проходит в рамках “Фотобиеннале-2004” в Центре искусств Зураба Церетели на Пречистенке. Камера фотохудожника и кинематографиста вылавливает из пестрой парижской толпы лица всех рас и народов, веселящихся геев в перьях, языки с пирсингом и передает неповторимую пульсацию улиц французской столицы, которая у Кляйна напоминает атмосферу бразильского карнавала. А рядом — совсем другой Париж. Японца Миммо Йодиче. У него идет другой диалог — современного Парижа с ним же историческим. Вроде бы те же известные места — Эйфелева башня, Дом инвалидов, Трокадеро. Но изображены как бы в дымке, отстраненно от нынешнего времени.

Биеннале тем и хороша, что можешь пережить и отстраненность, и полное погружение в далекое время, и перенестись за моря. В Центре искусств таких возможностей много. Сюда привезли, например, собрание известной американской Фотолиги. Кадры 30—50-х годов ХХ века передают жизнь простых рабочих на улицах Нью-Йорка, большей частью Гарлема. Это всегда безумно увлекательно — остановиться, взглянуть в глаза тех, кого уже нет, найти какие-то характерные атрибуты той жизни, сравнить с нашими кадрами тех лет. Но и просто узнавать неизвестную доселе жизнь тоже интересно. Великолепные кадры американской провинции представляет Мэри Эллен Марк в своей серии “Близнецы и американская Одиссея”. Таких близнецов еще надо поискать — это нечто, особенно две веснушчатые девчонки.

От американской провинции к нашей. Нынешняя биеннале делает упор на российскую провинциальную фотографию. Сразу целая группа известных фотографов ездила по городам и весям. В результате — привезли провинциальные серии. В Музей современного искусства на Петровке. Игорь Мухин исследовал жизнь южных курортных городов России. Сергей Чиликов — жителей старой одноэтажной Самары. Пронзительные фото из жизни Краснодарского края получились у Владимира Семина. И очень выразительные лица — у персонажей Сергея Леонтьева из серии “Лица Волги”: крупные, гиперреалистичные портреты самых простых людей, жителей Республики Марий Эл, снятых на фоне живописных волжских закатов.

Перенесемся на минутку еще раз в Центр искусств на Пречистенке, где в ряд заграничных фотографов затесался один наш. Олег Кулик показывает здесь свой новый проект под названием “Фрагменты”:

— Это мой протест против культуры, которая лишает человека тела. В Древней Греции спортсмены всегда были обнажены и так же изображались скульпторами. Это не было зазорно, стыдно. Но за две тысячи лет цивилизация навесила ярлыки: этого нельзя, того нельзя. Получается — культура расчленила тело, и художник теперь может обращаться с тем, что мы видим неприкрытым: руками, лицом, как с отдельными фрагментами. Причем в любой комбинации. Пользуясь при этом фотографическими методами.

На черных полотнах Кулика изображены люди с черными дырами вместо тел. И только как белые лепестки видны фрагменты коленок, ладоней, ушей, щек. Свою идею Кулик собирается продолжить и в скульптуре:

— Я хочу сделать толкательницу ядра. Будут видны только мощные ноги и кисти рук с шаром, соединенные специальными стеклами. Но это пока секрет.




Партнеры