Преступная профессия

29 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 349

Есть в журналистике “неприятные” специализации. К таким относится криминальная журналистика. Неприятна она тем, что приходится работать на стыке двух очень проблемных социальных групп — криминала и милиции. Журналистов, что понятно, не жалуют ни в той, ни в другой.


Третейский судья в лице журналиста, а точнее, рядового налогоплательщика правоохранительным органам не нужен. Однажды на съемочную группу НТВ напали (все было именно так брутально) личные охранники бывшего главы ФСО Михаила Барсукова. Главному редактору криминальной редакции Владимиру Золотницкому с оператором пришлось укрыться в машине. Охранники как могли “помяли” машину, самый мощный из них в приступе бешенства оторвал номер и пальцами (!) свернул его в трубочку. Оператор все заснял на пленку, кадры пошли в эфир, было возбуждено уголовное дело. Его итог — редкий случай, когда журналист получил возмещение материального ущерба — 2000 долларов. Выплатить такую сумму для госструктуры оказалось нетяжким бременем. Учитывая, что сын Барсукова — старший лейтенант внешней разведки — ездил на автомобиле “Линкольн-Навигатор”. (Журналисты приезжали снимать материал о весьма таинственном самоубийстве сына Барсукова Игоре.)

Избиение журналистов — случай, когда градус конфликта достиг предела. Чаще взаимоотношения с правоохранительными органами строятся по принципу: ни мира, ни войны. Получить информацию даже из пресс-служб — структур, созданных специально для этих целей, — иногда бывает крайне сложно. За информацию надо платить, особенно в провинции, где внимание СМИ не такое пристальное. Средняя расценка за сюжет — 50 долларов. Да еще и с этими людьми нужно “подружиться”: выпить, закусить, хорошо пообщаться. Отработанный принцип не изменится, даже если “добро” на сотрудничество было получено от генерала.

Программы, подобные “Внимание, розыск!”, давно стали классическими для западного телевидения. В Америке такая передача существует двадцать лет, с помощью телезрителей поймано 690 преступников. У нас за 2,5 года зрители “поймали” уже 40 человек.

Многие сотрудники прессинга не выдерживают, текучка среди криминальных журналистов высокая. Бывшему ведущему “Внимание, розыск!” Олегу Черткову заниматься криминалом запретила жена. Надоели постоянные угрозы в адрес мужа. После информации в программе о том, как главу одного организованного преступного сообщества (ОПС крупнее и влиятельнее ОПГ) во время последней отсидки сделали пассивным гомосексуалистом, в адрес программы посыпалось столько угроз, что журналист внял давним уговорам жены оставить криминал в покое. Корреспондент “Протокола” Алексей Малков старается оберегать близких от рабочих перегибов. Однако однажды его несколько дней до дома провожали очень “тревожные” люди. “Хвост” возник, когда Алексей работал над сюжетом о постановке на учет в ГАИ нескольких тысяч ворованных и незаконно ввезенных иномарок. “Я все думал, где меня начнут убивать: у подъезда или в подъезде”. К счастью, все обошлось.

Синяки, разбитые камеры — будни криминальной журналистики. В основном буйствуют личные охранники. Совсем недавно тому же Алексею Малкову несколько синяков оставила охрана одного из функционеров от КПРФ. Журналисты приехали снимать его личный особняк. Похожая ситуация произошла при съемках личного особняка Руслана Аксененко — сына бывшего министра путей сообщения. Его “скромное” жилище — в Швейцарии, парк машин включает “Мерседес-600”, “Бентли”, “Феррари”. Там к съемочной группе подошла местная охрана, причем внешняя, и попросила кассету...

Требование отдать кассету, а иначе не поздоровится — самое досадное в работе. Нельзя рисковать камерой, да и просьба исходит от людей, которым веришь, что они могут осуществить свои угрозы. Однажды съемочная группа поехала снимать похороны лидера измайловской ОПГ Антона Малевского. Он неудачно прыгнул с парашютом. Проститься с умершим приехало много известных в криминальном мире людей. В их числе было замечено около ста машин с федеральными номерами. Как только журналисты достали камеру, к ним подошли охранники, изъяли кассету.

Снять видео — главная задача в криминальной тележурналистике. Западные коллеги по цеху вооружены техникой, которая может снять крупный план с крыши семиэтажного дома. Криминальные редакции на отечественном телевидении тоже снимают не на любительскую видеокамеру. Но их техника “бьет” максимум на 10—15 метров. И стоит она десятки тысяч долларов, так что рисковать ей равно рисковать работой.

Зачем им все это надо? Кому как. Во-первых, доплаты: криминальным корреспондентам платят больше “мирных” коллег. Во-вторых, по всему выходит, что в сегодняшнем российском обществе криминал решает практически все вопросы. Журналисты, как писали в учебниках по журналистике СССР, должны быть в центре общественной жизни.






Партнеры