Итальянская невеста

29 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 632

Удивительно, но самые популярные ведущие информационных программ одна за другой выходят замуж за иностранцев. Катя Андреева, Жанна Агалакова и вот теперь Елена Выходцева нашли свое счастье за границей. Неужели наши мужчины не в состоянии удовлетворить запросы самых продвинутых теледам?

Или это просто странности любви?


Ведущая “Вестей” Елена Выходцева выходит замуж за итальянского бизнес мена. Вот как она повстречала своего суженого. Эта очень романтическая история произошла минувшим летом. Цепь случайностей привела Елену на итальянское побережье, в божественно красивое место под названием Портофино. Туда компания заехала “просто попить кофе”. Но, очарованные местной красотой, побежали искать гостиницу хотя бы на одну ночь. Поздно вечером Елена зашла в ресторан. Все места были заняты — она вынуждена была подойти к барной стойке. Где он и сидел.

Елена Выходцева:

— Он влюбился в меня с первого взгляда. А через три недели приехал ко мне в Москву.

— И тут он узнал, что вы телезвезда?

— Да, он как раз включил телевизор, а там шла игра “Форт Боярд”, и как раз со мной. Он, конечно, был в шоке.

— Почему вы сразу не сказали ему про свою работу?

— Я не считаю себя звездой. Я просто сказала, что работаю на телевидении.

— Ну почему все телезвезды влюбляются в иностранцев?

— По своему поводу могу сказать, что он отличается в лучшую сторону от всех остальных мужчин, — он не побоялся мне что-либо предложить. Как правило, мужчины пугаются, думая, что раз я звезда, то у меня высокая планка. Его же это, наоборот, подстегнуло к тому, чтобы попытаться завоевать меня.

— Как его зовут?

— Массимо. По-нашему — Макс. Он занимается политикой, руководит в своем городе большой службой, которая занимается социальным обеспечением.

— Как он вас ласково называет?

— Стеллина — это по-итальянски звездочка.

— Он предложение вам уже сделал?

— Да.

— Свадьба скоро?

— Да, в мае. В Москве. После свадьбы мы поедем в свадебное путешествие, а потом в Италию. Там, говорят, будет очень большая тусовка, все придут знакомиться со мной. Я даже боюсь.

— Вам не страшно входить в большую итальянскую семью?

— У него небольшая семья, он единственный ребенок. Но в городе, в котором он живет, его знают все. Пока буду жить на две страны, а там посмотрим.

— А как работа? Придется бросать?

— Пока я работаю. Но вот когда речь зайдет о ребенке, я уже буду сама решать, что для меня важнее.

— Как будущий муж относится к публичности вашей профессии?

— Нормально, он ведь сам общественный деятель. Самое интересное, что именно сегодня, когда я в “МК” рассказываю о нем, в Италии выходит его интервью, в котором он рассказывает обо мне. Мне кажется, это судьба.

— Вы сейчас учите итальянский?

— Да. И я бы не сказала, что это легкий язык. Но очень красивый, мне очень нравится слушать, как мой будущий муж разговаривает со своими друзьями.

— А какое любимое блюдо у Елены Выходцевой на завтрак?

— Свежевыжатый апельсиновый сок, обязательно кофе, тост с сыром. Очень люблю докторскую колбасу, очень.

— Чем балуете себя в свободное время?

— Обязательно хожу в спортклуб, люблю плавать. Люблю светскую ночную жизнь. Танцевать обожаю.

— Вот интересно! А такая строгая дама в эфире...

— Да, отрываюсь по полной программе. Еще сауну обожаю, тем более что она есть у меня на даче.

— Теперь по делу. В чем заключается профессиональное мастерство телеведущей?

— Я думаю, что информационный ведущий должен быть бесстрастным, но при этом не терять эмоциональности, иначе он превратится в обычную говорящую голову.

— Вы когда-то читали на РТР обзоры прессы. Почему никогда не обозревали “МК”?

— Неправда, было дело. Помню даже, была статья про Абрамовича...

— А где учились?

— Историко-архивный институт, ныне Государственный гуманитарный университет. Я историк-архивист, а не профессиональный журналист.

— Кто папа-мама?

— Мама — доктор исторических наук, руководит российским государственным архивом литературы и искусства. Папа — зам. генерального директора “Радио России”.

— В журналистику вас папа пристроил?

— Наоборот, отец категорически не признавал меня долгие годы, еще когда я работала на радио. Мы проходили мимо друг друга по коридору и не здоровались. Он был категорически против моих опытов. Только спустя многие годы, когда я достигла результатов, стал уважать меня в профессиональном плане.

— Как вы справляетесь с волнением в прямом эфире?

— Волноваться можно, но не надо показывать волнения, надо стараться не растеряться, если какая-то нештатная ситуация.

— Как вы отреагировали на предложение перейти с обзора газет на “Вести”?

— Вообще, сейчас к новым ведущим относятся очень трепетно, их долго готовят, для них шьют костюмы, они просто птенчики такие. А мне сказали: так, ты будешь ведущей, выходи-ка завтра в эфир. Ну вот я и вышла. Да еще сразу в вечерний.

— В общем, “круто ты попал на TV”...

— Да, круто. Тем более это был период такой, сентябрь 99-го года, когда взрывали дома в Москве. И мне по полной программе все и досталось. Тяжелые эфиры были.

— Всем известно про такую “болезнь” ведущих, как истерический смех в эфире.

— Грешна я этим, грешна. Один раз было плохо дело. На очень серьезном политическом тексте я давилась от смеха.

— А почему вы тогда смеялись?

— Один из руководителей Администрации Президента приехал передавать Фиделю Кастро послание от президента. Наклеили картинку — безумный какой-то видеоряд, — как радостные кубинцы встречали якобы нашего чиновника. На самом деле они встречали какого-то другого человека, но было это похоже на встречу Гагарина, когда он слетал в космос. И вся бригада просто умирала от смеха. У меня эта проблема еще со школы, когда я начинала смеяться на уроке — невозможно было остановить.



    Партнеры