Секретный обтекатель

29 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 626

Приехал генерал ракетный полк проверять. А там ничего нет — все сократили. Стоит одна ракета. К приезду генерала ее покрасили, а ведро с краской с ракеты убрать забыли. Генерал ведро увидел и говорит:

— А это что такое?

Командир полка не смутился:

— Это секретный обтекатель, товарищ генерал!

— Сам вижу, что секретный обтекатель. Почему не покрашен, спрашиваю?!

Это анекдот. Но правда в армии бывает смешнее выдумки. Воображение наших генералов порой рождает такие фантазии, рядом с которыми меркнет любой анекдот.


Веселее всех фантазирует главком ВМФ Куроедов. Неудачные пуски ракет на Северном флоте, которые он тут же превратил в “условные”, стали уже классическим примером военного оптимизма. Даже после такой стратегической неудачи он ничуть не растерялся и сразу же решил показать Путину, как летчики морской авиации садятся на палубу тяжелого авианесущего крейсера “Адмирал Кузнецов”. Получилось тоже довольно весело.

Два самолета морской авиации “Су-33” вылетели из Североморска, с аэродрома базирования “Север-3”, и направились в сторону авианосца, который для этого вышел в Кольский залив, к тому самому месту, где недавно затонула подлодка “К-159”. Посадка “Су-33” на палубу оказалась не настоящей, а “имитационной” (почти как “условно-электронные” пуски). Экипажи по очереди заходили над палубой и, не касаясь ее, снова взмывали вверх.

Путину, конечно, не рассказали (зачем расстраивать?), что пилотировали спарки (двухместные учебные самолеты) летчики-испытатели гражданской авиации. Их специально пригласили для авиашоу из Москвы. А строевые летчики единственного в России полка морской авиации сидели пассажирами (так же когда-то летал и сам Путин). Сами они не поднимались в небо уже четыре года. Нет возможности. Авианосец постоянно ремонтируется, а на земле морские летчики могут готовиться только в Крыму, в Саках, на тренировочном комплексе “НИТКА”. Он теперь принадлежит Украине. Политики все торгуются и никак не договорятся об условиях аренды, поэтому наших пилотов туда не пускают.

Средний возраст летчиков морской авиации (в прошлом туда попадали только асы) перевалил за 45 лет. Состарились и “Су-33”. Правда, главком периодически браво рапортует: вскоре появится новый самолет морской авиации. В КБ им. Сухого, где его должны разрабатывать, на это искренне удивляются: “Нам о таких планах ничего не известно”.

К слову сказать, у американцев полтора десятка авианосцев, на каждом — по 60—80 самолетов с экипажами, имеющими налет минимум по 200 часов в год. Ну и что? Главком ВМФ все равно “военного оптимизма” не теряет. Недавно он заявил, что авианесущий крейсер “Адмирал Кузнецов” в сентябре этого года отправится в поход в Северную Атлантику вместе с авианосной группой на борту.

Что там будут делать нелетающие летчики — неясно, но моряки больше беспокоятся за сам авианосец. У него не все в порядке с трубками паровых котлов. Они горели уже трижды. Их снова приваривали, но конструкция от этого каждый раз теряла запас прочности. Если трубки прогорят еще раз, то их просто уже не к чему будет приваривать: в котлах образуются дыры. И тогда “Адмирал Кузнецов” через полмира придется тащить в Мурманск на буксире. Его, наверное, и отправляют-то в Северную Атлантику потому, что оттуда дотащить на буксире проще: все-таки не так далеко.

“Борей — северный ветер”

13 лет на стапелях завода “Севмашпредприятие” в Северодвинске стоял тяжелый крейсер “Дмитрий Донской”. И вот летом прошлого года настал долгожданный момент. После многолетней модернизации состоялся его спуск на воду. На спуск в сопровождении многочисленных журналистов прилетели министр обороны Сергей Иванов и главком ВМФ Куроедов. Все было очень торжественно: музыка, аплодисменты, интервью...

Железные ворота огромного ангара медленно поползли в стороны, пахнущий краской крейсер на специальных железнодорожных тележках по рельсам спустился в бассейн, который начал заполняться водой. “Дмитрий Донской” днищем почувствовал морскую воду. Она поднимала его все выше и выше, покачивая легкой волной.

...А когда отзвучали торжественные речи, и министр улетел на Север — с инспекцией на Новую Землю, — воду в бассейне спустили, крейсер опять взгромоздили на тележки и закатили в 55-й цех. Там он стоит до сих пор.

Почему модернизированный “Дмитрий Донской” так и не отправили на флот? “А с чем его отправлять, — говорят флотские ракетчики, — если у него нет оружия? Без него крейсер — пустая бочка, беззащитная мишень для подлодок противника”.

В 90-е годы для крейсеров класса “Тайфун” (к нему относится “Дмитрий Донской”) и подлодок 4-го поколения начали создаваться ракеты “Барк”. Из семи отведенных на испытания пусков оставалось провести четыре, после чего ракету можно было принимать на вооружение. И тут вдруг оказалось, что у главкома иные планы: он захотел делать другую ракету — “Булава”. Для завершения испытаний “Барка” требовалось $30 млн., а для новой мечты главкома — $300 млн., но это его не остановило. Видимо, чем мечта дороже, тем она желаннее.

С тех пор прошло пять лет. И вот, наконец, в декабре прошлого года главком ВМФ доложил министру, что в Белом море успешно проведены испытания в рамках создания “Булавы”! Победу отпраздновали, а потом оказалось, что испытывалась вовсе не ракета, а автоматический ракетный старт — катапульта, которой, в общем-то, все равно что бросать. В Белом море, к примеру, она бросала обычную болванку. А ракеты как не было, так и нет.

Скоро со стапелей в Северодвинске должен сойти новый ракетный подводный крейсер стратегического назначения “Юрий Долгорукий” (проект “Борей — северный ветер”). Главком Куроедов уверяет, что в состав флота он войдет в 2005/06 году. Спускать его, вероятно, будут так же, как и крейсер “Дмитрий Донской”... Ненадолго. Под грохот военного марша помокнет в водичке — и снова на стапели. Оружием для него тоже должны были стать либо “Барки”, либо “Булавы”, которых в природе так и не существует.

Полеты во сне, не наяву

Бурный всплеск генеральских фантазий обычно вызывают различные маневры. Особенно масштабные. К примеру, в марте закончились совместные учения Воздушно-десантных войск и авиации. 12 самолетов “Ан-12” и “Ил-76” бросали десант. После учений главком ВВС Владимир Михайлов заявил журналистам: “Мы одновременно можем поднять в воздух до ста самолетов “Ил-76”.

Здорово! Представляете картинку? В небе гудят сотни моторов, за крыльями огромных военно-транспортных самолетов не видно солнца. В воздухе поочередно открываются рампы (задняя часть грузового отсека самолета), и тысячи парашютистов вместе с танками сыплются на землю. На лету они отстреливаются, отстегивают стропы парашютов и прямо с неба — в бой. Красиво! Жаль только, что это... невозможно. Уже давно нет такого количества летных экипажей, способных выполнить десантирование. Да и зачем они, если из ста “Ил-76” половина никогда не поднимется в воздух по причине старости...

А где же новый “Ил-76МФ”? Главком ВВС обещал показать его в полете еще на авиакосмическом салоне “МАКС-2003”. Не показал. Почему? “Показывать нечего”, — объяснили на Ташкентском заводе (там были когда-то построены все старые “Ил-76”). В Ташкенте “Ил-76” сейчас модернизируют для крупнейшей авиакомпании “Волга—Днепр” и готовы делать то же самое для военных — по цене $30 млн. за каждый самолет. Главком ВВС не согласен: он собирается заново, с нуля, налаживать производство в Воронеже. В этом случае самолеты первой партии будут стоить около $100 млн. (!) “До 2010 года ВВС России закупят 10 самолетов “Ил-76МФ”, — утверждает главком.

Подсчитаем: $100 млн умножить на 10, получается миллиард долларов. Откуда у ВВС такие деньги? Выходит, прощайте мечты о массовых десантах?..

Похожая ситуация и с другими машинами. Учебно-боевой самолет “Як-130” курсантам летных училищ обещали уже в этом году, но, судя по финансированию испытаний, сертификат летной годности он получит только через 2—3 года. А без него о принятии на вооружение не может быть и речи.

К февралю-2004 армейской авиации были обещаны 4—8 вертолетов “Ка-52-“Аллигатор”. И на заводе в Арсеньеве (Уссурийский край), действительно, стоят около десятка “аллигаторов”. Только чтобы довести их до уровня боевых машин, нужно несколько лет работы и десятки миллионов долларов. Обещания стоят дешевле.

Хотя недавно ВВС все-таки получили несколько давно обещанных самолетов “Су-27М” и “Су-27СМ”, и генералы сразу объявили на весь мир, что они “максимально приближены к самолетам пятого поколения”. Правда, до того, как стать “пятым поколением”, они лет пятнадцать в войсках простояли, только потом их отправили модернизироваться. Зато теперь — точь-в-точь “пятое поколение”. А если их еще и покрасить, может, и на шестое потянут...

“Свой-чужой”

Недавно министр обороны решил внезапно проверить войска ПВО (ключевое слово здесь — “внезапно”). Он собрался в Тверь, и вдруг, как сообщалось в СМИ, неожиданно его самолет приземлился во Ржеве.

По замыслу внезапной проверки, с нескольких аэродромов взлетели восемь самолетов и вертолетов. Без опознавательных кодов “свой-чужой” они пошли на Москву. Локаторы должны были их обнаружить, истребители попытаться посадить, а “непокорных” — сбить комплексы “С-300”.

До Москвы никто из “нарушителей-террористов” не долетел. Все были сбиты. Конечно — условно. Довольный министр отправился проверять войска дальше.

На самом же деле, как рассказали сами пэвэошники, никакой внезапности в Московской зоне устроить просто невозможно. В сутки здесь пролетает около 2000 самолетов, план полетов заранее известен, и войска ПВО отслеживают все воздушные объекты. За VIP-персонами контроль особый. Их обозначают литерами: “А” — самолет президента, “К” — армейского командования, а в небе вводят специальный режим: часть пространства закрывают для обычных рейсов. Так что предполагать, что маневры министерского самолета между Тверью и Ржевом не заметили войска ПВО, — просто несерьезно. Тем более что несанкционированные изменения маршрута они должны были рассматривать как действия нарушителя. Вряд ли кто-нибудь рискнул подвергать такой опасности министра обороны.

Да и “человеческий фактор” в подобных проверках — не на последнем месте. Те, кто “обозначает” воздушного террориста, и те, кто его “сбивает”, служат в одном виде Вооруженных сил: пользуются информацией из общих источников, базируются на одних и тех же аэродромах, ежедневно общаясь по военной связи. Короче — свои. Летчики, бывает, звонят в ПВО и намекают: “У нас для вас кое-что есть”. И откуда появится “неожиданная” цель, сразу становится известно. Тут уж сбить ее — сам бог велел.

А главное — кому нужны такие проверки в столичном регионе, когда и так известно, что Москву охраняют лучшие силы ПВО? Их, конечно, серьезно пощипали в годы реформ, но над столицей небо пока еще все-таки прикрыто. На севере же страны воздушной границы вообще не существует. Там “внезапные” проверки давно устраивать некому. И если кто-нибудь по-настоящему внезапно соберется залететь к нам, то вряд ли полетит через самый охраняемый участок. Тем более что крылатые ракеты можно сбросить и не входя в зону ПВО.

Принципиально улучшить эту ситуацию могло бы только новое оружие. В ПВО подсчитали: воздушная граница России — примерно 25000 км. Чтобы ее закрыть, нужно 2700 комплексов “С-300”, а новейших “С-400” — всего 600. Вот только сказки про “С-400” рассказывает уже не одно поколение генералов. Бывший главком Анатолий Корнуков обещал поставить их на дежурство еще в 2001 году. Не поставил. Теперь его преемники прибавили к старой дате несколько лет и обещают то же самое. И вот, наконец, когда “С-400” все-таки сделали и испытали, в Генштабе предлагают забыть о нем и начать делать другой комплекс. С нуля. И пока штабные генералы спорят, старые “трехсотки” рассыпаются. Через 5—8 лет они превратятся в груды металлолома.

Наверное, в Генштабе больше интересуются металлоломом, чем ПВО…

Ядерный аргумент

И все-таки есть еще пока у наших генералов один козырь. Это — ядерное оружие. К нему без всяких выдумок в мире относятся серьезно. Но привычка приукрасить реальность, случается, и тут подводит военачальников.

В феврале закончились учения стратегических ядерных сил, на которых присутствовал президент Путин. По их окончании он сказал, что в недалеком будущем на вооружение Ракетных войск стратегического назначения поступят новейшие технические комплексы. “Они будут в состоянии поражать цели на межконтинентальной глубине, с гиперзвуковой скоростью и высокой точностью, с возможностью глубокого маневра как по высоте, так и по курсу”.

То есть надо понимать так: на учениях было испытано новое ядерное оружие? Лет 15—20 назад подобная фраза наверняка всколыхнула бы мир. Теперь же ничего подобного не произошло. Может, потому, что нам просто никто не поверил?

Ну, действительно, ведь не сам же президент испытывал этот комплекс, ему о нем, видимо, тоже рассказали генералы? А уж к их-то байкам в мире все давным-давно привыкли. Тем более некоторые из генералов накануне учений и сами искренне признавались, что предстоящий старт должен подтвердить, что срок эксплуатации старой ракеты можно продлить еще на несколько лет. И вдруг именно она, старая ракета, оказалась “новейшим техническим комплексом”!

Интересно, а вот если бы американцы или европейцы объявили: русские придумали и испытали новое ядерное оружие, реакция в мире была бы такой же, как и на слова наших генералов? Вряд ли.

Кстати, разработчики этого “супероружия” рассказали, что нового тут действительно ничего нет. Все, что говорилось про глубину, гиперзвук, точность и маневр, было создано еще в 70-е годы. И этого запаса хватит надолго. Вот только зачем из этого было делать сенсацию — не ясно.

А ясности, похоже, ни от кого и не требовалось. Как говорится, в мутной водичке...

* * *

Когда начинаешь всерьез анализировать последствия генеральских выдумок о новом оружии, то они перестают казаться такими уж безобидными, потому что дело тут, к сожалению, не в каком-то абстрактном “военном оптимизме”, а обычно в чьих-то конкретных финансовых интересах.

Поговорка: “соврет — недорого возьмет”, военных не касается. Они врут дорого: каждый новый образец оружия — это поток бюджетных средств под конструкторские разработки, испытания, производство… На них уходят годы. А когда наступает время новому оружию появиться в войсках, спросить бывает просто не с кого: “мечтатель” уже снял погоны и мирно нянчит внуков на генеральской дачке. Тем временем его преемник расчищает поле для собственной “мечты”: усиленно хает проекты предшественника и строит свои планы по созданию “супероружия”. Мечтает, так сказать, “под себя”. И если в его мечту поверят “наверху”, то начнется все сначала: разработки, испытания и, конечно, деньги.

Тут главное — финансово обналичить “мечту”, а получится из нее новое суперсовременное оружие или не получится — дело десятое.




Партнеры