В очереди за правосудием

30 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 167

— Скажите, пожалуйста, кто здесь крайний?

— Здесь все крайние…

Из диалога в очереди в здании Арбитражного суда.


В деле ЮКОСа появился первый проблеск. Вернее, уже второй. И назвать это по-настоящему проблесками или светом в конце тоннеля язык пока еще не поворачивается — слишком неоднозначны последние события. Сначала всех потрясло сообщение, что бывший председатель Центробанка Виктор Геращенко станет членом совета директоров компании. И аналитики начали гадать, что же это такое: реинкарнация Дон Кихота или ответственное поручение государевых служб в преддверии собрания акционеров холдинга, которое должно состояться во второй половине июня. Ответ знает только сам Геращенко, но, по своему обыкновению, он предпочитает загадочно усмехаться: дескать, сами увидите и со временем поймете. Со временем поймем, станет или нет это решение тринадцатым, не воспетым в Древней Греции подвигом Геракла.

Другое событие среды тоже оказалось неоднозначным: Арбитражный суд Москвы рассматривал апелляцию ЮКОСа на решение по иску бывших основных акционеров “Сибнефти”, которые требовали признать незаконной дополнительную эмиссию акций, проведенную ЮКОСом как раз перед слиянием компаний. Именно этот пакет акций плюс три миллиарда долларов были переданы в обмен на 92% акций Сибнефти. Предпринятая со стороны Сибнефти в марте попытка признать эмиссию акций незаконной означала развод, но развод нецевилизованный. Как та жена, которая стремится выкачать из своего супруга, подавшего на развод, все до последней ложки.Здесь же цена вопроса — десятки миллиардов долларов. Нюанс в том, что “брак” был заключен по контракту в рамках так называемого английского права, практикуемого практически всеми крупными компаниями по всему миру. Для нашей страны это явилось первым прецедентом. Просто именно английское право как никакое другое регулирует ситуации, подобные произошедшему слиянию двух наших гигантов, до самых маленьких мелочей. Теперь действия Сибнефти, которые не встречали никаких возражений со стороны независимого арбитражного суда, ломали все прежние договоренности и прописанные пункты контракта.

Начало процесса не радовало. Аккредитоваться на заседание оказалось невозможно. Все телефоны Арбитражного суда молчали, а если по каким номерам люди и поднимали трубки, то тут же оговаривались, что в их компетенцию решение таких вопросов, к счастью, не входит. В вестибюле самого суда молчаливо клубилась двухвостная очередь: за справками и на дополнительную сдачу документов. В зал 422, где слушался вопрос, попасть было очень просто. Туда мог зайти любой праздно шатающийся по коридорам арбитража. Главное было — миновать кордон из милиционеров на входе. Но они оказались непреодолимым барьером.

Тем не менее, несмотря на такой нерадостный антураж, результат слушаний оказался если и не обнадеживающим для ЮКОСа, то, по крайней мере, неоднозначным: после почти трехчасовых дебатов дальнейшее рассмотрение апелляции отложено до 31 мая, когда и будут продолжены слушания. В ЮКОСе о победе не говорят, но сохраняют осторожный оптимизм.

— На данном этапе мы вполне довольны процессом, — говорит пресс-секретарь НК Александр Шадрин. — Решение показывает, что суд хочет действительно досконально разобраться в ситуации и не намерен рубить сплеча. У нас железобетонные аргументы, которые просто невозможно было не принять во внимание.

Юристы ЮКОСа собрали такое количество аргументов в защиту своей позиции, что суд попросил как минимум месяц на изучение обстоятельств дела, мотивируя это большим объемом доказательств. Безусловно, дело это знаковое для всей системы российского арбитража. Вне зависимости от того, как решение суда повлияет на судьбу конкретной компании, именно по его результатам иностранные компании и инвесторы будут оценивать свои реальные перспективы и возможности защиты своей собственности в России.

А нам, как и в случае с Геращенко, остается пока только ждать, чем разрешится эта загадочная ситуация. Достоится ли ЮКОС до действительного правосудия в этой очереди — покажет время.




    Партнеры