Наталья Bодянова: “Mой муж полюбил водку”

30 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 307

Не исключено, что вы не знаете, кто такая Наталья Водянова. Потому что известна она прежде всего на Западе. То есть знаменита. Она — такая же марка, как водка, черная икра и “калашников”. Она вошла в тройку ведущих топ-моделей мира. Она — участница всех громких показов и лицо престижных фирм. Краса России — ничего не скажешь.

— Вы скучаете по России?

— Очень. Особенно по русской еде: по борщу, черному хлебу. Там нет такого хлеба. У нас он немного кисленький, а на Западе его настолько перерабатывают, что по вкусу он больше напоминает белый. Я выросла на черном хлебе с супом. А там все супы протертые — пюре...

— Наташа, а вы сами борщ не варите?

— Варю, но большинство своего времени я с семьей провожу в отелях, в них с кастрюльками особо не повозишься. Вот сейчас нам повезло: номер оказался с маленькой кухонькой, и я сама могу готовить. Хотя в Москве столько хороших ресторанов, что мы с мужем стараемся ходить по ним.

— Джастину нравится русская кухня?

— Теперь — да. А когда мы в первый раз приезжали в Нижний Новгород, он две недели ничего не ел — голодал.

— Боялся, что отравят?

— Нет. Просто англичане оценивают блюдо по тому, как оно оформлено. А вы знаете, как у нас: побольше майонеза, все перемешано...

— Тазик оливье.

— Да. (Смеется.) Джастин смотрел на все это великолепие и думал: “Господи, что это такое”. Или, например, наша рыба соленая. Когда мы только сошли с самолета, я тут же вручила ему бутылку пива и вяленую воблу. “Это что? Мертвая рыба? Нет, я не буду ее есть!” — “Ты что, дурак, ешь!” Он поплевался, поругался, но так и не смог себя пересилить. А потом постепенно-постепенно привык. Сейчас он очень любит русскую еду, особенно нашу водочку.

— Под борщичек?

— Обязательно. Так что наши традиции пришлись моему мужу по душе.

— А он не был в шоке от вашей хрущевки в Нижнем Новгороде?

— Нет, не был. Джастин удивительный в этом отношении человек. И я не боялась везти его туда.

— И не стеснялись?

— Совсем. Я даже рада была, что он увидит, как мы живем, и больше поймет меня. Чего здесь такого?

— Муж не жалел вас?

— Нет. Он знает, что я счастлива в любой ситуации и что я не стесняюсь своего прошлого. Я правду говорю. Мы с мамой всегда были позитивно настроены. Она у меня никогда не пила, не курила, все время работала и никогда не сдавалась. И глядя на нее, я всегда надеялась на лучшее.

— Вы действительно спали на диванчике в коридоре?

— Там спала моя сестренка Оксана. А мы с подружкой занимали ее место днем. Сходим куда-нибудь поздно вечером, потом придем к маме и свалимся. Вы представляете стандартную хрущевку? Там прихожечка такая маленькая, и вот в ней мы раскладывали Оксанин диван и дрыхли, а через нас все перелезали — иначе не пройти.

— А сейчас вы в свой родной город с охраной ездите?

— Обязательно.

— Это после того случая, когда вас чуть кислотой не облили?

— Мы тогда, по-моему, в первый раз с Джастином приехали... Я еще не была беременна... Да, я его привезла познакомиться с моей семьей. Естественно, я долгое время не была в Нижнем, и мне очень хотелось увидеть своих старых знакомых. Поэтому со своим будущим мужем пошла в ночной клуб “Эмка” — очень интересное и смешное место (я туда постоянно ходила до своего отъезда в Париж). И у меня там до сих пор работают друзья, правда, теперь мы с ними встречаемся за пределами этого заведения. Получилось так, что на улице меня поджидали около 15 человек. У меня тогда был только один охранник, так его зажали где-то в углу и сказали, что красивой я отсюда не уеду.

— А вы знаете, из-за чего они на вас так обозлились?

— Вы у меня спрашиваете? Наверное, какие-то знакомые. За те прошедшие три года моя жизнь сильно изменилась, и, наверное, кому-то было тяжело пережить чужое счастье.


Полное интервью с Натальей Водяновой читайте в журнале “МК-Бульвар”, в продаже с 5 мая.



    Партнеры