Анна минус Aлла

30 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 278

Бич семейной склоки просвистел над Майами-Бич, Алла повисла на шее Анны и даже в некотором роде вцепилась в ее горло, причем в четыре руки — ей усердно споспешествует муж Сергей.

А дом Курниковых, надо сказать, это вам не дом Облонских, аристократов средней руки, никогда не державших в руках теннисной ракетки, и среднего достатка. К тому же дом Курниковых находится не в мрачном дождливом Санкт-Петербурге или в Москве XIX века, а в светлом и солнечном Майами-Бич XXI века. Чувствуете разницу? Дом Курниковых расположился на берегу лучезарной Атлантики “у кромки прибоя в фешенебельном квартале Сансет-Айленд”.

Вот пишу я “дом Курниковых” и тем самым невольно ввожу в заблуждение читателя. Оказывается, дома Курниковых в Майами-Бич не существует. То есть дом как строение есть, да еще какой — с семью спальнями и туалетами, не считая столовой, гостиной, плавательного бассейна, причала, 50-метрового приватного пляжа, недоступного настырным папарацци, и иных дорогостоящих финтифлюшек. Но дом — понятие не только архитектурное, он еще и синоним семьи, очага. Так вот дома Курниковых в этом, переносном смысле уже нет: семья распалась, очаг погас.

Об этом “миру и городу” — “orbi et urbi” поведала краткая телеграмма агентства Ассошиэйтед Пресс, облетевшая на днях всю планету. В ней говорилось, что Сергей и Алла Курниковы подали в суд графства Майами-Дейд петицию-иск с требованием “дележа” дома, в данном конкретном случае — получения своей доли звонкой монетой. В исторической телеграмме АП (эксклюзив) говорилось, что мишень иска — дочь Курниковых Анна — никогда не выигрывала теннисных турниров и не появляется на кортах вот уже целый год из-за травмы. Какая связь между тяжбой и этой справкой, одному богу и АП ведомо.

Учитывая параметры дома, речь идет о больших деньгах. Дом был куплен Анной, которая не выиграла ни одного турнира, еще в 2000 году за $5 млн. Помимо этого Анна, которая вот уже год не появляется на кортах из-за травмы, вбухала в дом еще один миллион долларов, чтобы украсить его по своему образу и подобию.

Несмотря на травму и годичный перерыв, Анна продемонстрировала ретурн, достойный самого Агасси. Она подала встречный иск в тот же суд графства Майами-Дейд. В иске Анны говорится, что спорный дом был куплен и построен за ее кровные, хотя и зеленого цвета, а имена папы и мамы она внесла в купчую “в плане дальнейшего распоряжения имуществом”. Эта казенная фраза имела трогательный подтекст. Оказывается, Анна не хотела, чтобы ее родители оказались на улице, если с ней что-нибудь приключится. Так всплакнем же, друзья!

Но папа и мама Анны, видимо, не оценили ее души прекрасные порывы. Папа и мама обвинили дочь в том, что она “захватила” 2/3 дома, принадлежащие им. На это дочь потребовала вычеркнуть имена папы и мамы из купчей, чтобы стать единоличной маленькой хозяйкой большого дома. Адвокат Анны Майк Чезал заявил, что Анна очень огорчена всей этой ситуацией, что Анна разочарована тем, что все это стало предметом общественного внимания. Еще бы!

“Они пожертвовали всем ради ее теннисной карьеры”, — пытаясь выжать слезу у читателей, адвокат старших Курниковых нарисовал картину, достойную пера Бальзака, автора “Человеческой комедии”. Выглядит эта картина следующим образом. На вилле, омываемой водами Атлантики, резвятся и кувыркаются Анна и Энрике, вилла которого находится где-то поблизости. Тем временем Сергею и Алле, покинувшим дом, где разбиваются сердца, негде приклонить голову. У них нет “отдельной квартиры”. Последнее утверждение адвоката Курниковых несколько преувеличено. Согласно некоторым данным, Алла еще в 2002 году купила большую квартиру в городе Эвентура, недалеко от Майами. Заплатила она за это гнездышко почти полмиллиона. Надо полагать, что эта солидная сумма была нажита Аллой на Анне, ибо иных источников дохода у Аллы нет. Но недвижимость еще мало приобрести. Она тянет за собой налоги, в случае с Аллой немалые — $10 тысяч в год. Но Анна явно не собиралась быть вечной дойной коровой своих родителей. Она кинула им то, что считала достаточным, а затем, видимо, решила “кинуть” их.

Чужая душа потемки. Даже в залитом солнцем Майами-Бич. Я думаю, что домашняя трагедия Курниковых — в обоих смыслах этого слова — началась с того самого далекого дня, когда родители решили сделать из своего дитяти теннисную суперзвезду. Подобные решения — это всегда сделка с дьяволом. Когда родители вкладывают все в своего вундеркинда, они невольно превращают его или ее в источник своих доходов. Папы и мамы превращаются в промоутеров, менеджеров, тренеров, импресарио, агентов и т.д.

Пока Анна была еще Аннушкой, она безропотно слушалась маму. Но теннисная игра в дочки-матери — опасная игра, ибо в нее вклиниваются денежно-имущественные отношения. Родители оплачивали группу и корты в “Лужниках”, спортивную форму и инвентарь Анны. Анна, в свою очередь, стала зарабатывать деньги — суточные, премиальные, зарабатывать, но не распоряжаться ими. Ребенок постепенно становился источником доходов родителей. Чтобы свободно распоряжаться этими доходами по своему усмотрению, матери Анны необходимо было полное доминирование над дочерью — моральное, психологическое, любое. Алла этого не скрывала: “Я стараюсь сопровождать Аню во всех поездках, — рассказывала она, — не потому, что не доверяю ей, я просто хочу облегчить ей и без того непростую жизнь, подсказать, как вести себя в различных жизненных ситуациях... Теннисные успехи тесно сплетены с успехами материальными, но Аня отдает все деньги, и мы вместе решаем, на что потратить заработанное... Мы сознательно хотели сделать из дочери большую теннисистку, а для этого приходилось идти на немалые затраты. Теперь Аня возвращает семье то, что на нее истрачено. Не вижу в этом ничего зазорного”.

Алла называла эти отношения “семейным трестом”. И вот распались и семья, и трест. Аня стала Анной, самой знаменитой теннисисткой в мире, хотя не выиграла ни одного одиночного турнира и из первой квалификационной десятки скатилась на 302-е место. (По другим данным, даже на 606-е.) Тем не менее Анна не только самая знаменитая, но и самая высокооплачиваемая, так сказать, мастерица ракетки. Деньги она делает не на корте, а в рекламном бизнесе, деньги большие. Контракт с интернет-порталом Lycos принес Анне $10 миллионов; реклама неглиже Berlri — 2 миллиона; 3 миллиона ежегодно платит ей Adidas; 1,5 миллиона — производитель теннисных ракеток Yonex; столько же сотовый оператор “Пегако”; 1 миллион долларов — производитель теннисных струн Gosen; наконец, швейцарская Omega платит Анне 1,5 миллиона долларов. Вот какое “время” показывают финансовые часы бывшего гадкого утенка! Не менее важны, чем финансы Анны, ее “романсы”. Несостоявшаяся свадьба с хоккейной звездой Федоровым, которому она “разбила сердце”; интрижка с другой хоккейной знаменитостью — Павлом Буре; нынешний роман с Иглесиасом поддерживают Анну на поверхности светской шумихи. А это — тоже капитал, который легко переплавляется из слухов и сплетен в звонкую монету.

Когда Сергей и Алла попытались запустить руку в эти “финансы и романсы” уже повзрослевшей Анны, они получили по рукам. Девочка, щебетавшая о том, что она гордится своими родителями и всегда хочет быть с ними рядом, став женщиной, запела совсем по-иному. Не знаю, продолжает ли она гордиться ими (вряд ли после их иска), но вот быть всегда с ними рядом ей явно уж не по душе. Ни в прямом смысле — под одной крышей, ни в финансовом — из одной тарелки.

Итак, дело пахнет судом, поскольку стороны пока не изъявляют желания пойти на мировую. Их адвокаты убеждают публику в справедливости дела своих клиентов и предсказывают их победу. Но мне кажется, что независимо от того, чем завершится суд, в выигрыше от “драки двух русских баб” останутся лишь бульварные таблоиды, светские хроникеры, папарацци и их многомиллионная публика, жадная до сенсаций “с душком”. Вряд ли такая сенсация послужит карьере Анны. Рекламодатели не любят, когда их модели увязают в столь неаппетитных скандалах, опасаясь, что благочестивая клиентура Америки отвернется от их продукции. Так бывало не раз даже с более значительными фигурами, чем Анна. Достаточно упомянуть легендарного баскетболиста Майкла Джордана или боксера Майка Тайсона.

...Во время пребывания в Москве Анна Курникова под ручку с Энрике навестила свою бабушку Анну Петровну. Большой Анне пришелся по душе бойфренд Анны маленькой. Я не знаю, помогает ли Анна своей бабушке, а главное, помогают ли ей ее родители. А вспомнил я об этом вот почему. У одного африканского племени был такой обычай: дети сбрасывали уже постаревших и немощных родителей с утеса в пропасть. И вот один воин этого племени, все еще полный сил, привел своего сына к краю пропасти и предложил ему заглянуть в нее. Сын заглянул и ужаснулся, увидев на дне пропасти обезображенные трупы стариков и старух.

— Так вот, сынок, — сказал отец. — Когда будешь выбрасывать меня в пропасть, вспомни, что сделают с тобой твои дети...

Этой притчей я отнюдь не хочу сказать, что Анна Курникова — бездушная дочь, а ее родители — несчастные и невинные жертвы ее жестокости. Отнюдь нет. Скорее всего они одного поля ягоды. В этом мы сможем вскоре убедиться, когда судья Эллен Лисф начнет разбирательство дела “Курниковы против Курниковой”. Госпожа судья только что начала заниматься теннисом. Не для того ли, чтобы лучше вникнуть в суть дела?

Адвокат Анны КУРНИКОВОЙ: “Аня не хотела выносить сор из избы”

— Анна очень огорчена происходящим, — заявил адвокат Анны Курниковой Майкл Чезал в телефонном интервью “МК”. По его словам, Анна до последнего момента пыталась договориться с матерью и решить вопрос полюбовно, но той нужны были только деньги, и в один прекрасный день она просто подала в суд на собственную дочь.

— С какой стати родители вообще претендуют на виллу дочери?

— В том-то и дело, что прав на дом Анны в Майами они не имеют. Анна сама заработала свой капитал, занимаясь профессиональным спортом, модельным бизнесом, а также подписав ряд рекламных контрактов. Курникова вложила 6 миллионов долларов в покупку дома и его переустройство, в то время как Алла и Сергей Курниковы не потратили на него ни цента. При оформлении дома Анна из добрых побуждений внесла имена родителей в свидетельство о собственности “в плане дальнейшего распоряжения имуществом”. Проще говоря, она позаботилась о том, чтобы родители не остались на улице в случае, если с ней что-то случится.

— Почему же родители внезапно высказали претензии на виллу?

— Это вы лучше у них спросите. Они уже много лет не появлялись в этом доме. Мать Анны живет неподалеку в Майами, а отец Анны Сергей сейчас проживает в Москве. Не знаю, на что они надеются, ведь закон на нашей стороне.

— Неужели нельзя было решить вопрос полюбовно?

— Вы думаете, Анна не пыталась этого сделать? Курниковой, у которой дела идут очень неплохо, совсем не нужна вся эта шумиха. Она вела переговоры с матерью до последнего момента, но 15 апреля мать без предупреждения подала иск в суд округа Майами-Дейд с требованием отсудить у дочери 2/3 дома. Нам ничего не оставалось, как подать встречный иск. У меня лично нет сомнений, что мы выиграем это дело.




    Партнеры