Ретивые люди

30 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 511

Проверяющие товарищи обнаружили “бессистемную случку кролов” в подсобном хозяйстве одного из дочерних предприятий ЮКОСа в Якутии.

Природоохранительные чиновники предписали газодобывающей компании ЮКОСа в Ямало-Ненецком автономном округе “озеленить тундру”. Это в тех местах, где зимой столбик термометра опускается до -60 градусов.

Думаете, все? Ошибаетесь. Потому что нет предела чиновничьей ретивости.

В магазинах при автозаправочных станциях ЮКОСа в Воронеже продается чешская водка “Каннабис”. Изготовитель то ли добавляет в нее коноплю, то ли на ней, на конопле, эту водку настаивает. Что за вкус у нее — не знаю, не пробовал: руки не дошли. А вот некий товарищ из Воронежа, по-видимому, попробовал. И, судя по результатам, сильно возбудился.

Если бы эту самую водку отведал какой-нибудь рядовой россиянин, никаких последствий не возникло бы. Ну кроме, может быть, похмелья. Но беда в том, что “дегустатором” оказался не простой житель Воронежа, а некий майор по фамилии Вышкворкин. И не только майор, а еще и “старший дознаватель отдела дознания административной практики”. Что сие означает — убей бог, не знаю. Да и не важно это. Важно другое. Возбудившись, майор Вышкворкин сочинил официальную бумагу для начальства, из которой следует: рекламная этикетка на бутылках с “Каннабисом” “побуждает физических лиц к опасным действиям, употреблению смеси алкоголя в виде сорокапроцентной водки и наркотического/психотропного вещества — алкалоида в составе зерен конопли, способных нанести вред здоровью физических лиц”.

А кто виноват в этой запланированной диверсии против “здоровья физических лиц”? Ясное дело: все тот же ЮКОС.

Вероятно, вышеупомянутый майор что-то такое о конопле слышал. Или даже читал. Не исключаю, что слышал он и о том, что эта чешская водка продается в сотнях магазинах Москвы. Да и чехи — тоже не дураки, чтобы себя травить. Денатурат они вряд ли когда-нибудь пробовали... Допускаю также, что тот майор вполне мог слышать о массе полезных вещей, которые делаются из конопли. К примеру, масло. Но если оно тоже продается в магазинах ЮКОСа, необходимо — следуя безупречной майорской логике — пресечь. Вместе с компанией. Чтобы не побуждать к опасным действиям. А уж если там еще и булочки с маком продаются — пресечь всенепременно. Из мака сами знаете, что можно приготовить.

* * *

Все это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Мало того что разгромлено руководство крупнейшей отечественной нефтяной компании. Причем разгромлено в буквальном смысле: часть этого руководства — в тюрьме, ждет суда, а другая объявлена в международный розыск (хотя никто вроде бы не скрывается). Теперь, по-видимому, поставлена новая задача — так сказать, в дополнение к предыдущей, уже вроде бы выполненной: уничтожить саму компанию. Ну, может быть, не совсем уничтожить, а как минимум — передать ее другим собственникам.

Нефтедобывающая компания — не только вышки, из которых как бы сама собой льется нефть. Это заводы по ее переработке, инфраструктура, десятки тысяч рабочих мест, города и поселки, детские сады, больницы, школы, стипендии для студентов... Во все это ЮКОС вложил огромные деньги. Рабочие и служащие компании получают самые высокие зарплаты по стране, они сами и их семьи в социальном плане чувствуют себя вполне уверенно — это вынуждены были признать даже коммунисты...

Весьма лакомый кусок. Масса претендентов, в нетерпении бьющих копытами. Чтобы, значит, у тех отняли, а им, стало быть, отдали. Перераспределили. А как перераспределить? Можно, конечно, с помощью водки “Каннабис”. Но больно уж мелковато. Нужно бы что-нибудь посущественней.

Главное — поставить перед чиновниками задачу. А уж они расстараются.

И они расстарались.

* * *

Вечером 15 апреля заместитель главы Министерства по налогам и сборам г-н Голиков передал в Арбитражный суд Москвы акт о налоговых провинностях ЮКОСа за 2000 год. Сумма провинностей — вместе с пеней и штрафом — оказалась весьма впечатляющей: почти 100 миллиардов рублей. Это за один только год! А если за прочие годы накопать?..

Уже. Уже начали копать и за другие годы. И я уверен: накопают. Потому что — была бы компания, а какой-никакой должок за ней всегда найдется. Не может не найтись. Особенно, если раскопки ведутся такими методами.

Какими такими? — спросите вы. А вот.

Отправив акт в Арбитражный суд, г-н Голиков сей же час предложил ЮКОСу добровольно загладить вышеозначенную провинность, для чего уже к утру 16 апреля (напомню, что в суд акт был отправлен 15-го вечером) выложить эти самые 100 миллиардов. Между прочим, на добровольное погашение задолженности закон предоставляет 30 дней. Но ждать г-ну Голикову было недосуг. Во-первых, потому что Министерство по налогам и сборам как раз вступило в период реорганизации, после которой оно уже не будет столь самостоятельным. Оставались буквально считанные дни, чтобы проявить свое служебное рвение. А то ведь неизвестно, как оно дальше повернется. Не исключено, что могут г-на Голикова послать на прежнее место работы — главным бухгалтером петербургской телефонной сети. Хотя нет, не пошлют: петербургских не посылают.

А кроме того, понадеялся, я полагаю, этот главный вице-мытарь на внезапность: дескать, ошарашенные столь внушительной суммой сотрудники ЮКОСа кинутся на ночь глядя скрести по сусекам, то бишь по сейфам, и к утру наскребут те самые 100 миллиардов...

В свою очередь, арбитражный судья, не считаясь с законом, вопрос предварительного заключения на 30 суток отмел сразу и утром того же 16 апреля вынес решение о немедленном аресте имущества ЮКОСа.

“Выездную” налоговую проверку проводили 8 налоговых инспекторов под руководством телефонного бухгалтера. Трудились они 2 недели. Тут я не знаю, как правильно сказать: только две недели или целых две недели. Потому что если только, то непонятно, к чему такая спешка, которая неизбежно приводит к ошибкам. А если целых, то опять же непонятно, как при такой тщательности могли возникнуть элементарные арифметические ошибки.

А они между тем возникли. К примеру, эта команда, состоящая из восьми налоговиков, по определению — профессионалов, руководимая к тому же аж заместителем министра, ошиблась в арифметических подсчетах более чем на 140 миллионов рублей. Естественно, в свою пользу.

Классовая арифметика. Начальный класс школы для слабоумных или очередной этап классовой ненависти?..

Тут, как мне кажется, сотрудники ЮКОСа допустили серьезный тактический просчет. Им бы дождаться разбирательства в Арбитражном суде и вот там-то на эту ошибочку и указать. Дескать, чур, ваша ошибочка! Представляю, какие лица были бы у налоговиков-профессионалов. Да и у судьи тоже. Хотя, с другой стороны, скорее всего ничего бы это не изменило.

Так или иначе, но ЮКОС поспешил уведомить заинтересованные стороны о странных несоответствиях в акте налоговой проверки. Как вы думаете, к чему это привело? Не мучайтесь, оставьте при себе ваши догадки. Налоговики акт забрали, быстренько провели еще одну проверку, после чего предъявили новый акт. Сумма провинностей, вменяемых ЮКОСу, была на миллиард рублей больше, чем в предыдущем акте.

Я вот думаю: почему бы еще одну проверку не учинить? А там и еще одну? С такими проверяющими — никакого удвоения ВВП не понадобится.

* * *

Эксперты, изучавшие акт налоговой проверки ЮКОСа, считают его абсолютно противозаконным. Этим экспертам приходится верить, потому что они — независимы. В отличие от Генеральной прокуратуры и суда, подчинение которых не Закону, а властям предержащим стало уже притчей во языцех.

“Позиция МНС РФ, отраженная в акте проверки, полностью не соответствует российскому налоговому законодательству” — к такому выводу пришли независимые эксперты. Их доводы, приведенные в обоснование этого тезиса, достаточно просты и понятны даже мне — человеку, весьма далекому от экономических выкладок.

Налоговики утверждают, что в 2000 году существовали 22 компании, деятельность которых не имела никакого хозяйственного смысла. Якобы созданы они были ЮКОСом лишь для того, чтобы платить как можно меньше налогов. Эти компании были зарегистрированы там, где местная администрация имела право предоставлять дополнительные налоговые льготы. И эти льготы были получены. Но поскольку, дескать, вся деятельность компаний была “недобросовестной”, изначально направленной исключительно на уклонение ЮКОСа от налогов, следует считать доходы всех компаний принадлежащими ЮКОСу. А потому — налоги со всех доходов необходимо взыскать с ЮКОСа, при этом никакие льготы учитываться не должны.

Сказано — сделано. Для каждой из 22 компаний налоговики определили сумму выручки за 2000 год (ясное дело, без учета льгот), после чего просто добавили полученные суммы к выручке ЮКОСа (правда, сумели ошибиться в этом не слишком сложном арифметическом действии; по-видимому, от чрезмерного усердия). Общая сумма, ясное дело, получилась астрономической, с нее-то и потребовали заплатить налоги.

Между тем закон запрещает складывать доходы нескольких, пусть даже зависимых друг от друга компаний. И уж тем более — заставлять одну из этих компаний платить налоги с общей суммы.

Но закон для мытаря — царская воля...

Любопытная деталь. В акте указано, сколько заработала каждая из 22 компаний. Но ни в одной из них налоговые проверки не проводились. Откуда же налоговики взяли свои цифры? Не иначе как с потолка. Потому что больше неоткуда.

И еще одна деталь, не менее любопытная. Некоторые выводы, содержащиеся в акте, налоговые инспектора делали не по результатам учиненной ими проверки (потому что не было их, необходимых результатов), а по материалам уголовных дел. Схема, стало быть, такая. Генпрокуратура расследует дела некоторых должностных лиц ЮКОСа, обвиняя их в уклонении от уплаты налогов. Лица эти, кстати, уже сидят. Казалось бы, обвинение должно быть основано на выводах налоговиков. А налоговики обосновывают свое мнение — на выводах прокуроров. И ни те ни другие не озабочены тем, чтобы добыть доказательства. Потому что когда доказательств нет, а они все-таки нужны (для начальства и для декора), то можно обойтись сфабрикованными.

Похоже, именно так и получилось с этой самой проверкой.

Теперь одна надежда — на суд. На самый справедливый суд в мире.

* * *

Практика показывает, что решения по делам, рассматриваемым судами различных инстанций с участием Министерства по налогам и сборам, по большей части складываются не в пользу МНС. Конечно, в том случае, если нет политического заказа. В деле ЮКОСа такой заказ присутствует — пора признать эту очевидность.

А поскольку имеется заказ, есть и басманный суд. В случае, когда власть проявляет личную заинтересованность (или когда ретивым чиновникам кажется, что власть ее проявляет), любой суд у нас — басманный.

Еще раз сошлюсь на независимых экспертов. Они пишут: “Даже если допустить возможность политического нажима на суд, то степень допущенных МНС РФ нарушений такова, что даже самому предвзятому судье будет сложно поддержать откровенно беззаконный акт проверки”.

Наивные они все-таки люди, эти эксперты. Наверное, потому что независимые. Сложно? Да за милую душу!..

Вот, к примеру, Басманный суд (не вообще — басманный, а тот самый). Он не удовлетворил ни одного ходатайства адвокатов, представляющих интересы арестованных сотрудников ЮКОСа. И при этом без тени смущения выполнял (и продолжает выполнять) все пожелания прокуроров.

Все это — не в первый раз. То же самое происходило с “Медиа-Мостом” и НТВ, потом — с ТВС. Теперь вот с ЮКОСом.

Постоянные ссылки Первого Лица государства на нежелание вмешиваться в “спор хозяйствующих субъектов” или в компетенцию “правоохранительных органов” по нынешним временам выглядят неубедительно. За соблюдением закона у нас надзирает прокуратура, в последней инстанции — Генеральная. А кому жаловаться, если она сама нарушает закон (примеров тому — бесчисленное множество)? Ей же самой и жаловаться? Так ведь это мартышкин труд. Но Генпрокуратуру, как и прочих “силовиков”, курирует Первое Лицо. Стало быть, челом бить — ему? А он отвечает: не имею права, потому как прокурорские подчиняются только закону. А для прокурорских закон что дышло. Или то, что они уловили в словечке, которое Первое Лицо не случайно при них обронило.

Получается заколдованный круг. А то и петля, для всех нас предназначенная. Потому что история с ЮКОСом — не первая и явно не последняя.

Дальше будет хуже.





Партнеры