Тайна арбатского дома

5 мая 2004 в 00:00, просмотров: 176

Если свернуть с Арбата в переулки, мимо чешского пивного ресторанчика, то ненароком можно оказаться у ворот хорошо охраняемого особняка. Это Спасо-хаус, резиденция американского посла в России, где проходят одни из самых элитных закрытых тусовок высшего дипломатического и политического света столицы.

Перед майскими праздниками здесь как раз давали один из тех неформальных приемов, которыми славен сей дом-дедушка (в этом году ему уже стукнуло 90). Говорят, приглашенный однажды сюда на прием будущий автор “Мастера и Маргариты” так вдохновился, что положил его в основу Воландова бала. В этом году в резиденцию на бал вновь съехался московский истеблишмент. В разгар театрализованной феерии никто и не задумывался над тем, что в эти же самые дни Спасо-хаус отметил еще один неформальный юбилей — 10-летие самой курьезной тяжбы из-за недвижимости, которая идет в Москве. Причем предмет тяжбы и есть сам особняк.


ИЗ ДОСЬЕ “МК”

Название Спасо-хауса происходит от церкви, расположенной поблизости, — Спаса на песках. Сооружение Спасо-хауса велось по заказу купца и промышленника Николая Второва и было завершено в 1914 году. После революции особняк был экспроприирован в пользу государства: в доме разместилось Центральное статуправление России. Одно время там был Дом приемов ВЦИК. В конце 1933 года, когда первый посол США в СССР Уильям Буллитт приехал в Москву для вручения верительных грамот, он избрал Спасо-хаус в качестве резиденции. С этого времени Спасо-хаус стал резиденцией американских послов в Москве.


“Срочно погасите дебиторскую задолженность по арендной плате за особняк на Арбате!” — такие требования в адрес дипмиссии США ежегодно озвучивают в конце апреля высокопоставленные чиновники ГлавУПДК российского МИД. “Необходимые платежи за аренду осуществлены в установленные сроки” — примерно так ответствуют заокеанские дипломаты.

“Перечисленная сумма в рублях вызывает у нас смех”, — говорят в высотке на Смоленской площади. “Готовы купить указанное строение в счет погашения старых долгов России правительству США”, — предлагают американцы.

Из-за чего, собственно, разгорелся сыр-бор? Договор о сдаче в наем дома в Спасопесковском переулке сроком на 20 лет был заключен еще во времена СССР, в 1985 году. Ставку арендной платы определили тогда из расчета 25 рублей за квадратный метр в год без привязки к доллару или другой конвертируемой валюте. А что написано пером, не вырубишь ни топором, ни инфляцией, ни дефолтом. Посольские разводят руками: не их вина, мол, что СССР рухнул, а что касается аренды, то положенные 72 тысячи 500 рублей за особняк регулярно переводились американцами на счет ГлавУПДК МИД РФ.

Что думают об этом специалисты?

“Если исходить из того, что арендатор в лице посольства США нарушил хотя бы однократно основную обязанность нанимателя — своевременное внесение наемной платы, то юридические основания для расторжения договора аренды в одностороннем порядке у наймодателя были”, — прокомментировал ситуацию представитель адвокатской фирмы, занимающейся вопросами недвижимости, Сергей Панков.

По словам адвоката, “если иное не предусмотрено договором, то в соответствии с Гражданским кодексом РФ (статья 614, пункт 3) арендная плата может изменяться по взаимному согласию сторон...”

В 1993 году одна осечка с платежом действительно произошла: то ли деньги вовремя не перечислили, то ли они потерялись где-то в нашей тогдашней неразберихе. В результате российский арендодатель в лице ГлавУПДК в одностороннем порядке расторг договор об аренде. И 29 апреля 1994 года в посольство США была направлена первая нота МИД РФ с требованием корректировки в сторону увеличения арендной платы. Так и началась эта тяжба, 10-летняя арендная война без победителей и побежденных. Российская сторона сегодня выдвигает американцам счет аж на 9 млн.$ и грозит иском в международный арбитраж. Арендатор вроде бы и не отказывается накинуть деньжат, но просит разъяснить: откуда набежала столь внушительная сумма?

Между тем срок аренды близится к завершению — 1 июля 2005 года уже не за горами. Что будет тогда? Особняк заберут, посла выселят? А если он откажется — российский спецназ схватится в арбатском переулке с американской морской пехотой из посольской охраны?

А пока Мастер и Маргарита танцевали в посольском особняке как ни в чем не бывало. Весна, она и у дипломатов — весна.


Страсти вокруг аренды Спасо-хауса прокомментировал “МК” чрезвычайный и полномочный посол США в России Александр ВЕРШБОУ.

— Господин посол, в последнее время в прессе неожиданно остро был поднят вопрос о “задолженности” (по версии МИД РФ) США за аренду посольской резиденции Спасо-хаус. Почему эта старая тема вновь получила огласку именно сейчас?

— Это хороший вопрос. Вообще-то об этом лучше спросить господина Сергеева из УПДК. Несколько дней назад он дал интервью, в котором утверждал помимо прочего, что посольство США имеет задолженность в несколько миллионов долларов по арендной плате за Спасо-хаус. В действительности господин Сергеев имеет в виду потери при изменении обменного курса, от которых пострадало УПДК при падении рубля, чего УПДК не ожидало в 1985 году, когда настаивало на подписании с нами своего стандартного существовавшего тогда договора об аренде с этой организацией.

Я уверен, господину Сергееву прекрасно известно, что мы соблюдаем условия соглашения 1985 года о Спасо-хаусе. Этот договор действует до 2005 года. Стоимость аренды действительно была деноминирована в советских рублях, на условиях, при которых никакие изменения в стоимости рубля не могут привести к изменению договора. Однако это было сделано по настоянию советской стороны. Вначале эти условия были чрезвычайно неблагоприятны для нас, потому что официально установленный курс рубля, который мы были обязаны соблюдать в течение нескольких десятилетий, был очень сильно и искусственно завышен. Сейчас все наоборот, и мы признаем это.

Приводя в своем выступлении взятую с потолка цифру о том, какова наша “задолженность” по арендной плате, господин Сергеев, что называется, попадает в самое сердце вопроса. Мы должны решить проблему аренды Спасо-хауса на открытой и коммерческой основе. Мы предложили выкупить Спасо-хаус в 2001 году, но переговоры оказались бесплодными. Мы сделали независимую оценку этой собственности. Мы готовы сесть за стол переговоров с представителями УПДК и обсудить или новый арендный договор, или покупку Спасо-хауса на основе согласованной рыночной стоимости. Проблема в том, что УПДК так никогда и не положило на стол переговоров независимую оценку стоимости Спасо-хауса.

И еще одно: мы вложили сотни тысяч, если не миллионы долларов в восстановление, ремонт, сохранение в хорошем состоянии и содержание этого памятника московской архитектуры. Несмотря на то что договор об аренде предусматривает предоставление фондов УПДК на названные цели, УПДК не делало этого.

Проблема аренды Спасо-хауса неоднократно поднималась нами в ходе переговоров с правительством России. В январе этого года госсекретарь США Пауэлл обсуждал эту тему с Игорем Ивановым. С Министерством иностранных дел переговоры были весьма полезными. Что же касается УПДК, нам кажется, интересы всех сторон должны быть соблюдены в ходе серьезных переговоров на основе рыночной стоимости, а не при помощи шумихи в прессе.

Мы подходим к российско-американским отношениям в духе партнерства, которое простирается от совместной борьбы с терроризмом до культурных и образовательных обменов, на которые мы расходуем десятки миллионов долларов ежегодно. И к проблеме аренды Спасо-хауса мы должны подходить в том же духе партнерства и взаимопонимания.



Партнеры