Эпоха реставрации

6 мая 2004 в 00:00, просмотров: 248

Государственный академический Большой театр, известный всему миру символ национального театрального искусства, переживает переломный момент. Уже в скором времени он перейдет в руки реставраторов и строителей. Главному театру страны предстоит пережить самую глобальную реконструкцию за всю историю.

Выяснить, какие изменения ожидают Большой, корреспондент “МК” попытался в институте “Курортпроект”, в котором готовился проект реконструкции театра.

У сегодняшнего Большого театра есть три серьезнейшие проблемы: аварийное состояние здания, техническое несовершенство сценического оборудования и нехватка свободного места. В идеале соотношение зрительской и сценической частей современного театра должно составлять 1 к 4 (в парижской “Опера Бастий” это соотношение — 1 к 9). В Большом эти части равны. Поэтому все новые постановки с использованием крупных декораций и большим количеством спецэффектов требуют от театра колоссального напряжения сил.

До недавнего времени с такими же трудностями сталкивались многие ровесники Большого. Но им повезло больше. К примеру, когда Гранд-опера стало тесно в старых стенах, функции главной оперной сцены страны были разделены между старым театром и “Опера Бастий”. Новый театр взял на себя тяжесть современных постановок, оставив старушке Гранд-опера исторические постановки и балетные спектакли. Англичане пошли другим путем. Знаменитый Ковент-Гарден находится в районе плотной застройки, поэтому английское правительство скупило соседние дома и расширило театр за их счет.

Французский вариант Большому не подходит: дополнительная сцена (филиал) у театра есть, но она в отличие от “Опера Бастий” по своим возможностям значительно уступает основной. Остается вариант английский.

В отличие от Ковент-Гарден Большой находится далеко от “соседей”, что не позволяет ему расшириться за их счет. Поэтому театр станет расти “вглубь”. Благодаря подземелью, которое будет простираться от Театральной площади до дома Хомякова, отделяемого от театра Копьевским переулком, внутренние помещения театра увеличатся едва ли не в полтора раза.

— Привычный облик Большого практически не изменится, — заверил “МК” главный архитектор проекта реконструкции Никита ШАНГИН. — Три кавосовских фасада (передний и два боковых), доступные зрителям внутренние помещения (зрительный зал, парадные лестницы, фойе бельэтажа и многое другое) и мемориальные артистические уборные, принадлежавшие Шаляпину и Улановой, будут только отреставрированы. Зрительному залу мы вернем прежнюю акустику.

Пол зала, а также пол и стены оркестровой ямы были когда-то резонирующими деками, но в советское время пространство под ними залили бетоном. Теперь эту ошибку исправят.

Нынешние гардеробы и туалеты театра решено отправить в новые подземелья, которые расположат под южной частью здания и под Театральной площадью. Также здесь разместят три буфета, курительные комнаты, камеры хранения и часть экспозиции театрального музея. У входов появятся 6 рамок индивидуального контроля и 3 аппарата просвечивания. Их внешний вид будет соответствовать историческому интерьеру вестибюля.

Сценическую часть театра ожидают более серьезные перемены. Вместо сегодняшней арьерсцены, маленькой и неподвижной, появится новая, с которой все закулисные манипуляции станут намного проще. Во время паузы между сценами спектакля техническим работникам нужно будет просто опустить рабочую сцену и убрать с нее старые декорации, новые въедут вместе с накатной платформой арьерсцены. Сегодня все постановки в Большом идут на одних и тех же подмостках, и это неправильно: для оперных и балетных спектаклей нужны разные половые покрытия. “Оперные” должны без вреда для себя удерживать тяжелые, большие декорации, “балетные” — поглощать звуки шагов и прыжков. Балетный пол разместят под арьерсценой; подобно ей, он станет “въезжать” на главную сцену.

Поверхность сцены разделят на 7 сегментов, каждый из которых сможет опускаться вниз. Это необходимо для тех случаев, когда по сюжету спектакля одному или всем актерам необходимо “провалиться сквозь землю”. Из-под сцены “провалившихся” станут доставлять горизонтальные лифты. Кататься вверх-вниз станет и оркестровая яма: на нижних “этажах” музыканты будут загружать необходимые инструменты с расположенного тут же склада.

Под землей, в районе арьерсцены, построят многоуровневый склад для хранения декораций, под Копьевским переулком — помещение для их сборки, а между ними установят гигантский лифт для доставки разобранных декораций на склад, а собранных — на сцену. Ему суждено стать новой столичной достопримечательностью: найдется немало желающих поглазеть, как огромные, высотой до 12 метров, декорации будут доставляться из подземелья на сцену. По бокам от гиганта вдоль заднего фасада смонтируют лифты поменьше, но достаточного для подъема концертного рояля размера.

Этот проект вызывал много возражений. Больше всего спорили о северном портике, прикрытом арьергардом Гарнета. Этот портик, пожалуй, единственное, что осталось от первоначального театра Бове. Но... действительно ли осталось? На сегодня выжили лишь колонны. Фасад с портиком в прежнем виде восстановить, конечно, можно, но для этого пришлось бы снести арьергард, появившийся в конце XIX века. Это абсурдно не только потому, что театр страдает от тесноты, но и потому, что к реставрации подобного рода вандализм не имеет никакого отношения. Идея перенести портик на современный северный фасад также не получила поддержки: колоннада сужала бы проезжую часть, а увидеть портик целиком можно было бы лишь стоя к нему почти вплотную.

— Портик следует демонтировать и перенести туда, где им действительно можно было бы любоваться: на Театральную площадь, в Архитектурный музей или даже... в Манеж, где он мог бы стать одним из внутренних фасадов, — считает Никита Шангин.

Реставрация начнется очень скоро. Летом, во время двухмесячного отпуска артистов, стартуют работы внутри здания, затем будет создаваться подземная зрительская зона. Надолго театр закроется один раз — с 1 января по 31 декабря 2006 года. А в 2007-м зрители увидят полностью обновленный Большой.


СПРАВКА “МК”

Современный вид здание Большого получило в 1856 году, после того, как сгоревший в 1853-м театр архитекторов Осипа Бове и Андрея Михайлова (Михайлова-второго) был заново отстроен по проекту Альберта Кавоса. Кавос фактически построил новый театр, сохранив лишь пропорции здания Бове—Михайлова. Гипсовая квадрига Аполлона работы Клодта, погибшая при пожаре, была заменена медной копией. Архитектору удалось увеличить вместимость зрительного зала и исправить его оптические и акустические недостатки. В 1894 году, незадолго до коронации Николая II, у заднего фасада театра появился “хвост” — арьергард, пристроенный по проекту архитектора Гарнета. В советское время здание театра подвергалось неоднократным вмешательствам: здесь появились не предусмотренные Кавосом гардеробы, санузлы и многое другое. А в 50-е годы гарнетовский арьергард был расширен двумя “карманами” (авторы проекта — Рогожин и Великанов).



    Партнеры