Мы еще повоюем!

6 мая 2004 в 00:00, просмотров: 173

Никто не забыт, ничто не забыто! — это, к сожалению, только лозунг. Помнят даже про такую страшную войну уже далеко не все. Но вот — тележурналисты, которые помнят. Даже про трофейный комод и лесных братьев.


Александр Сладков, ведущий авторской военной программы на “России”:

— Мой дедушка Александр Васильевич был “ответственным” партийным работником. И когда началась война, его долго не отпускали на фронт. Он ругался с начальством и упорно писал рапорты. И он своего добился — его отправили на фронт. Служил он в авиации и дошел до звания генерал-майора. В армии его тоже “двигали” по партийной линии, от чего он всячески открещивался, потому что хотел потом подать в отставку. К счастью, война его пощадила, и он никогда не был ни подбит, ни ранен. После победы семья деда жила некоторое время в Германии. Дед привез два трофея: пианино и комод, они до сих пор стоят у нас дома. Их было хотели вернуть законным владельцам, но после долгих размышлений решили оставить как память об Александре Васильевиче. Мой дед каким-то чудом не попал под репрессии, которые после войны прокатились по генеральскому составу.


Лариса Кривцова, продюсер, ведущая ток-шоу “Город женщин”:

— Мой отец, Валентин Александрович Сергеев, был разведчиком. В 16 лет он попал на фронт. Его забрасывали в тыл врага 50 раз. Войну закончил в Японии. Был сильно ранен, год вообще не мог разговаривать. А после войны его направили в Литву, где орудовали “лесные братья”. Мне года три было, но помню, как мы в этой литовской деревне жили. Неспокойно, конечно, было — “братья”, считая отца своим главным врагом, назначили за его голову награду в 5 тысяч рублей.


Антон Хреков, ведущий программы “Страна и мир”, НТВ:

— Моего прадеда звали Михаил Андреевич Шабанов. Карьеру военного он начал еще в царской армии, кажется, в чине поручика. Точно знаю, что после революции его заставили сдать все награды, полученные на Первой мировой войне за службу. В Гражданскую он воевал уже в Красной Армии и выполнял то, что теперь называют спецоперациями, — “выкрадывал” белых военачальников и доставлял их в штаб Красной Армии. На его счету 2—3 очень успешных похода. Великую Отечественную начал подполковником в гвардейской дивизии, а закончил уже полковником, в Берлине. Из тех наград, что я помню, он за Великую Отечественную был удостоен ордена Ленина, двух орденов Красного Знамени и наградного золотого оружия — то ли сабли, то ли шашки.


Петр Марченко, ведущий новостей Первого канала:

— Дедушка Петр Марченко, в честь которого меня назвали, был летчиком военно-транспортного самолета. Много раз летал в тыл и был однажды подбит. Моя мама Ольга Ефимовна чудом избежала гестапо. Они вместе с моей бабушкой жили в оккупации в Ростове-на-Дону. Маме тогда было девять лет, а ее брату два года. Кажется, соседка “настучала”. Когда пришли гестаповцы, бабушка спрятала детей в шкаф, а сама нашла документы. К счастью, один из наших прапрадедов оказался почетным жокеем Николая Второго, и удалось доказать, что тот был то ли финном, то ли шведом.


Михаил Зеленский, ведущий новостей канала “Россия”:

— Иван Филиппович Криваков приехал в Москву в конце тридцатых годов. Дед учился в вечерней школе и параллельно занимался в аэроклубе. Когда началась война, их быстро подучили и отправили на фронт. В 42-м его подбили где-то между Тверью и Ржевом. Самолет загорелся, и дед катапультировался. К счастью, он упал вблизи наших позиций, и через какое-то время его нашли. Когда дед поправился, опять отправился на фронт и о победе узнал под Кенигсбергом. На его счету — около десятка сбитых самолетов противника. Он был трижды награжден орденом Красной Звезды.



Партнеры