Владимир Алешин: “Эксперименты — это не по-торпедовски”

6 мая 2004 в 00:00, просмотров: 231

Первая позиция “Торпедо” в турнирной таблице Премьер-лиги — большой сюрприз. Отнюдь не самый богатый, звездами первой величины не наделенный, да еще и без модного по нынешним временам иностранного тренера лужниковский клуб тем не менее впереди России всей. Шесть побед и три ничьи при отсутствии поражений обеспечили “Торпедо” трехочковое превосходство над ближайшим преследователем, “Зенитом”. После девяти туров такое положение дел уже не выглядит случайностью.


В причинах, вознесших команду на невиданную высоту, корреспондент “МК” разбирался на пару с генеральным директором ОАО “Лужники”, председателем совета директоров “Торпедо” Владимиром Алешиным.

— Признайтесь, Владимир Владимирович, вы ведь такого развития событий тоже не предполагали?

— А почему нет? На протяжении последних лет команда сохраняла свой костяк, игровой почерк, набираясь при этом технических и тактических навыков. Мы располагаем подбором квалифицированных тренеров, прекрасно знающих торпедовские традиции 60—70-х годов. Клуб имеет стабильное финансирование и развитую инфраструктуру, наделен всем необходимым. “Торпедо” и прежде могло, должно было выйти в призеры, но результат пришел только сейчас.

— Особенно поражала ваша вера в тренера, никаких заслуг перед отечественным футболом не имевшего.

— В Сергее Петренко я видел потенциал, связывал с ним возрождение той умной, интеллектуальной игры, которой когда-то славилось “Торпедо”.

— На Запад, выходит, не поглядывали?

— Есть ряд клубов, и наш в их числе, которые развиваются в ином направлении, не в самом, наверное, популярном. Но я сознательно не иду на эксперименты с обилием иностранцев. Через 5—10 лет, когда окончательно сотрутся границы, исчезнет языковой барьер, они, быть может, и принесут результат. Но пока, на мой взгляд, время их еще не пришло.

— Ваш путь, выходит, более прагматичный?

— Пожалуй, так. И он обоснован той ситуацией, которая сложилась сейчас и в российском футболе, и в нашем обществе. Пусть экспериментируют те, кто готов вкладывать в это солидную часть бюджета. А мы посмотрим, что из всего этого выйдет. Во всяком случае, пришедшим в Россию тренерам еще предстоит доказать, что они действительно лучшие.

— Петренко всецело разделяет ваши взгляды или должен вписываться в предложенную модель?

— По большей части наши идеи схожи. Очень важно прививать команде такую игру, которая не только приносит очки, но и привлекает зрителей на трибуны. В искусственные меры типа рок-музыкантов и предыгровых шоу не верю. Все это мы уже прошли. Народ пойдет только на хороший футбол.

— Наверняка по сию пору остаются болезненные ощущения от разделения “Торпедо” на две команды?

— Тот кровавый след не дает, конечно, зарубцеваться ранам в полной мере. Но мы по-прежнему ратуем за объединение, хотя и понимаем, что нынче оно вряд ли возможно. Торпедовские корни — это, конечно, завод ЗИЛ, но время меняется. Если понаблюдать за новейшей историей российского футбола, не так много команд сохранили свою изначальную принадлежность тому или иному обществу, той или иной структуре. Большинство даже поменяли хозяев, многие — название. В этом ряду мы стояли первыми и потому, наверное, в большей степени приняли поток критики.

— Воссоединение двух клубов в единое “Торпедо”, выходит, исключено?

— Я в этом отношении оптимист. Если у нас сложится диалог с хозяином “Торпедо-Металлурга” господином Прохоровым, он вполне может дать положительный результат.

— Несмотря на то что его команда вот-вот станет именоваться ФК “Москва” при внушительной поддержке столичного мэра?

— Мне тонкости их взаимоотношений не очень хорошо известны, но наша позиция о воссоединении остается прежней.

— В свое время и Юрий Лужков, и иные политики принимали активное участие в становлении вашего клуба. Сейчас вы на этом поприще трудитесь в одиночестве?

— Да недавнего времени президентом нашего клуба оставался Павел Бородин, который очень много сделал для торпедовской команды. К сожалению, некоторые люди из окружения Пал Палыча неверно информировали его о положении дел в клубе. И мы сожалеем о том, что он нас покинул. А председателем попечительского совета “Торпедо” и сегодня является Юрий Лужков.

— Но при этом большее внимание он уделяет команде с Восточной улицы, а не вашей?

— Я думаю, это не совсем так. Юрия Михайловича заботят интересы всех московских команд. И в плане оказания протекции, помощи он ко всем относится одинаково.

— Здесь, мне кажется, вы не совсем откровенны!

— Почему же? Лужков — городской глава и вряд ли принимает прямое участие в жизнедеятельности только одной, отдельно взятой команды.

— Расскажите о торпедовском совете директоров, председателем которого вы являетесь.

— В него входят пять человек. Помимо меня это заместитель мэра в правительстве Москвы Виктор Коробченко, замминистра иностранных дел Виктор Калюжный, мой лужниковский заместитель Борис Мегрелидзе и генеральный директор команды Юрий Мишин.

— “Торпедо” и “Лужники” — близнецы-братья. Хорошо это или не очень?

— Конечно, хорошо. Мы здесь как одна семья, все близко, все друг за друга. Да и маркетинговые, коммерческие возможности стадиона футбольный клуб охотно использует, как, впрочем, и наоборот.

— Но в состоянии ли “Лужники” в одиночку тянуть финансовое бремя футбольного клуба? Удовольствие-то по нынешним временам недешевое.

— Да, мы не баснословно богаты и не в состоянии тягаться на трансферном рынке с иными клубами, имеющими многомиллионный бюджет. Но те обязательства, которые берем перед футболистами, в течение восьми лет без всяких проволочек выполняем. А устойчивая, надежная схема для многих выглядит более привлекательно, чем баснословные суммы на бумаге. При всем при том, не скрою, мы бы хотели иметь стратегического партнера, инвестора, даже совладельца. И открыты для разговора.

— Но год назад ваши переговоры с Александром Мамутом успехом не увенчались?

— В той ситуации разговор шел фактически о продаже, о передаче 90 процентов акций.

— Вы и сейчас готовы пойти на такого рода сделку?

— Если финансовые возможности покупателя позволят клубу процветать, почему бы и нет?

— Но пока клуб является вашим детищем, задачи определять вам, Владимир Владимирович. Какие они в этом сезоне, после такого-то старта?

— Какой спортивный коллектив откажется от первого места? Все о нем мечтают. Поэтому, когда руководитель клуба говорит о том, что хочет быть в десятке или в пятерке, он лукавит. Сам принцип спорта закладывает только максимальный результат, когда на тебя ходят, о тебе говорят и пишут. Поэтому я не большой любитель разговора о целях и задачах.

— Тогда расскажите о своей футбольной, но не торпедовской деятельности. Вы ведь еще в комитетах УЕФА и РФС состоите.

— Будучи членом исполкома Российского футбольного союза и председателем Комитета по стадионам, я отстаиваю здесь соответствующие требования УЕФА. Пластиковые сиденья обязательны, иные условия зависят от возможностей того или иного клуба, региона. Отдельная тема — футбольные поля. По части поддержания газонов мы, лужниковцы, имеем самый богатый в нашей стране опыт. Занимаемся этой темой плотно, предметно. Итогом всех наших наблюдений является следующий вывод: России необходимо переходить на искусственные покрытия. Если начинаем в марте, приличный газон раньше середины мая все равно не получим. В сентябре уже дожди, грязь. То есть трава адекватно служит два-три месяца, не больше. И в УЕФА идею искусственных полей поддерживают в полной мере.

— Но ни “Реал”, ни другие большие клубы на это никогда не пойдут, так ведь?

— “Реал” уже тренируется на синтетике, и дети его там же играют. Потом не забывайте, что “Реал” существует в иных климатических условиях. Для наших команд всех возрастов искусственные поля — это движение вперед.

— Чем в УЕФА занимаетесь?

— Оцениваем готовность стадионов, присваиваем им определенные категории звездности. Существует масса требований, начиная от вместимости и заканчивая количеством душевых. И такой арены, как в “Лужниках”, нет пока ни в России, ни в странах СНГ, ни в Восточной Европе. На весь Старый Свет их всего только тринадцать.






Партнеры