"ИЛ" опустили на взлете

8 мая 2004 в 00:00, просмотров: 488

К очередной годовщине Победы москвичам хотели сделать подарок: в музее на Поклонной горе должен был появиться новый экспонат — бомбардировщик “Ил-4”. Однако осуществление такого проекта оказалось делом непростым. “Заход на посадку” боевой машины длится уже второй год: самолет планировалось поставить в экспозицию еще в мае 2003-го, но до сих пор никак не решится вопрос с доставкой его в столицу.

Дальний бомбардировщик “Ил-4” получил у фронтовиков прозвище “остроносый” — за характерную заостренность переднего фонаря штурманской кабины. Именно на этих машинах (они, правда, имели тогда другое обозначение — ДБ-3ф) советские летчики в ночь с 7 на 8 августа 1941 года впервые бомбили Берлин. И капитан Николай Гастелло совершил свой подвиг на таком ильюшинском бомбардировщике...

За годы Второй мировой в Советском Союзе было выпущено около пяти тысяч “Ил-4”. Сейчас из всей этой армады сохранилось всего лишь пять штук. Они находятся в Иркутске, Комсомольске-на-Амуре, Североморске (две машины). Пятый “Ил”, предназначенный для Поклонной горы в Москве, пока что застрял в Приморском крае.

Крылатая машина, имеющая бортовой №17404, была собрана в 1942 году. Ее боевая жизнь оказалась недолгой: в конце лета 1945-го самолет участвовал в налете на японские корабли в Охотском море у Южного Сахалина. На обратном пути у “Ила” загорелся поврежденный двигатель, и командир экипажа решился на вынужденную посадку. Бомбардировщик рухнул в тайгу километрах в 200 от Владивостока.

Полвека он пролежал среди дремучих зарослей. Местные охотники даже приспособили его под жилье — вырубили в борту большую дыру, через которую можно залезть внутрь фюзеляжа. В 1997-м энтузиасты из авиационного военно-спортивного клуба “Поиск” во главе со своим руководителем Виктором Акимчуком занялись спасением старого самолета. Большую помощь оказал местный фермер Калашников — он “организовал” два вертолета, которые и вывезли из тайги все фрагменты, на которые разобрали бомбардировщик. Сперва останки “Ил-4” хранились в хозяйстве Калашникова. Потом к делу подключилась “Авиареставрационная группа”.

— Мы оформили договор с музеем на Поклонной горе и начали восстановление бомбардировщика для его экспозиции, — рассказывает директор “АРГ” Олег Лейко. — Для реставрации “Ила” арендовали один из пустующих цехов завода “Прогресс” в городе Арсеньев. Через два года бомбардировщику полностью вернули его первоначальный вид. Хотя летать машина не может, но оба мотора сохранились неплохо, их реально привести в рабочее состояние.

— К сожалению, этот “Ил-4” будет, наверное, последним, который удалось восстановить, — добавляет Олег. — При нынешнем увлечении обнищавших сограждан сбором алюминия все сохранившиеся на территории России останки старой авиатехники практически обречены на уничтожение. В прошлом году из Петропавловска-Камчатского пришла информация, что найден редчайший образец авиационной техники — немецкий самолет-разведчик “Арадо” AR-196 на поплавках — для взлета с воды. Какими судьбами эта трофейная машина попала на Камчатку, неизвестно. Однако пока мы добирались до Петропавловска, “добытчики” успели полностью распотрошить “Арадо” — ради нескольких сот килограммов алюминия!..

Но вернемся к “четвертому” “Илу”. Самые серьезные проблемы возникли, когда пришла пора перевозить старый бомбардировщик с Дальнего Востока в столицу. Железнодорожники запросили за транспортировку просто-таки “заоблачные” суммы: за аренду лишь одной платформы музей должен выложить 300 тысяч рублей, а ведь таких платформ нужно как минимум две. Именно финансовые “нестыковки” стали причиной того, что к 9 мая 2003 года уникальный образец боевой техники так и не попал на Поклонную гору. Нынешней весной история повторяется: появление бомбардировщика в музее Великой Отечественной войны к Дню Победы уже анонсировано в прессе, однако крылатая машина никак не покинет Приморья. В Москву привезли пока только отдельные узлы и детали... Основной же фрагмент “Ила” — его фюзеляж застрял на заводском дворе в Арсеньеве.

— Обнаружилось вдруг, что габарит этой части самолета больше, чем указано в заявке заказчика, — не 3,6 метра, а на 8 миллиметров больше! — рассказывает Олег Лейко. — Из-за такого микроскопического “довеска” центроплан “Ила” попадает в другую категорию грузов. Хотя мы уже устранили злополучное превышение размеров, однако коммерческий контролер железной дороги отказался подписать акт приемки платформы к перевозке. И это несмотря на то, что деньги от музея железнодорожники получили еще в конце 2003 года.

Так что встреча с уникальным бомбардировщиком откладывается.




Партнеры