Все движется любовью

11 мая 2004 в 00:00, просмотров: 336

Так — строкой из Осипа Мандельштама — называется книга, которая вышла только что. Посвящена она 90-летию прекрасного человека — Леонида Семеновича Маслюкова, артиста эстрады.


Возникает вопрос — а почему вдруг Боровик пишет об эстрадном артисте? Потому что жизнь состоит из встреч с людьми. Мы все разные. Но если тебе удалось встретиться в жизни хотя бы с несколькими людьми, у которых в душе горит Свеча, — тебе повезло.

Как-то раз с Артемом и моими внуками мы пошли в Театр зверей Наталии Юрьевны Дуровой. Было много детей, много взрослых. Дети смотрели на сцену как завороженные, с восторженными криками принимали каждый номер, смеялись, хлопали, пытались даже подняться на сцену. Одним словом — шум, гам, восторг!

Впереди нас сидел со своим маленьким сыном человек, который оказался знакомым Артема. В антракте мы разговорились. И приятель Артема сказал со снисходительной улыбкой:

— Все это, конечно, очень забавно, но я не представляю себе, как бы я мог всю жизнь свою посвятить дрессировке зверей и выступлениям с ними на сцене.

Артем ответил очень серьезно:

— Ты знаешь, эти артисты посылают со сцены в зал столько добрых чувств, столько тепла и света, что этой профессии можно было бы отдать не целую жизнь, а несколько жизней, если бы только они у нас были в запасе...

...Маслюков не дрессировал зверей. Он был артистом “оригинального жанра” — так это называется на эстраде.

Но он был именно из этой категории людей.

В его душе горела Свеча добра и света.

Сегодня ему было бы 90. Но всем, кто его видел на сцене, кто встречался с ним в жизни, он помнится молодым, веселым, дружелюбным, полным обаяния и тепла.

Обаяние — это великий дар природы. Но пользуются им люди по-разному. Все мы знаем профессиональных обаяшек, знающих, как прищурить глаза, как улыбнуться, как повернуть голову перед фотоаппаратом или телекамерой. Свой прищур, улыбку они носят за пазухой, как ворюга носит в кармане отмычку, фомку, кастет — на всякий случай: вдруг понадобится чью-то дверь взломать или, при случае, кому-то голову проломить.

Думаю, каждый из нас встречал таких “улыбчивых”. И в жизни, и, особенно, на телеэкране (женское кокетство я в виду не имею, я говорю только о мужчинах).

Так вот Маслюков не пользовался своим природным обаянием ни как отмычкой, ни как фомкой, ни как усыпляющим психотропным средством. Доброжелательность и открытость — были его естеством. Как были естеством и его физическая сила, и его верность в дружбе, и влюбленность в жизнь.

Его жена Ирина Осинцова написала в замечательной книге воспоминаний о Маслюкове: “...все движется любовью” — эта строка из стихотворения Осипа Мандельштама, на мой взгляд, как нельзя лучше отражает особенности душевного склада Маслюкова, человека, влюбленного в жизнь и во все ее проявления”.

Я не театральный и не эстрадный критик. Но и театр, и эстраду я всегда любил самозабвенно (плюс цирк, плюс театр зверей, плюс всякое хорошее сценическое действо).

И всегда любил и до сих пор люблю людей театра. Поэтому я просто хочу посоветовать всем читателям газеты прочесть книгу, которая называется так, как называется и эта маленькая заметка. Из нее вы узнаете не только об истории нашей советской и российской эстрады, в ней вы не только увидите никогда не публиковавшиеся взятые из личных архивов фотографии людей, которые пользовались всенародной любовью. Главное — перед вами во всей полноте раскроется душа удивительного человека — Леонида Семеновича Маслюкова, великого мастера эстрады, который не только достиг совершенства в своей профессии, но и ввел в нее множество замечательных учеников. Именно он автор теории эстрадного искусства, столь популярного в народе. Именно он создал единственную в своем роде Всероссийскую мастерскую эстрадного творчества (ВТМЭИ), не имеющую аналогов в мире. Через это учебное заведение, где он преподавал, прошли многие эстрадные артисты, завоевавшие своим искусством любовь миллионов людей. Естественно, что эта мастерская ныне по полному праву носит имя ее создателя. Я люблю читать мемуары. Мы все знаем слабость почти всех мемуаристов — несколько “прихорашивать” свою жизнь. Но эта книга — не мемуары Маслюкова. Эта книга — рассказы о нем десятков и десятков людей, имена которых в большинстве своем известны миллионам не только в нашей стране. И поверьте, прочтя эту книгу, созданную прежде всего любовью Ирины Осинцовой, вы почувствуете, как в вашу собственную душу войдут свет и добро.




Партнеры