Таможня c большой дороги

14 мая 2004 в 00:00, просмотров: 1708

Польский журнал “Форум” недавно написал, что для правительства президента Лукашенко географическое положение его страны — это как ежедневный выигрыш в лотерею. А для иностранцев и перевозчиков, которые должны ехать через Белоруссию, — это сплошной ужас. Еженедельно белорусские таможенники конфискуют товаров на несколько миллионов долларов. Иностранные грузоперевозчики беззащитны перед столь массовым рэкетом. Куда идет конфискат? Может быть, ситуацию поможет понять один международный скандал... У немецкого гражданина конфисковали автомобиль “БМВ” стоимостью 70 тысяч евро по причине… Впрочем, скорее всего безо всяких причин — очень уж был хорош автомобиль. После долгих судебных тяжб (вплоть до международных) немцу решили авто вернуть. Но не могут этого сделать, потому что машина “нашлась” в гараже управления делами президента. Таможня — это сегодня самый прибыльный бизнес белорусского государства...

История “контрабандистов”

Ольга Пичугина уже два года кочует между Брестом, Минском и Варшавой. У нее и ее матери нет ни дома, ни работы, ни-че-го! Вся жизнь 42-летней Ольги превратилась в кошмар. А начиналась эта трагическая история на белорусской таможне. Ольга — гражданка Польши. Пятнадцать лет назад она вышла замуж за иностранца и уехала жить за границу. Впоследствии брак распался, и Ольга принимает решение вернуться в Россию. Продает варшавскую квартиру и на вырученные 50 тысяч долларов решает прикупить себе жилье в Москве. Сняв деньги со счета и оформив как положено все банковские документы, садится в фирменный варшавский поезд “Полонез”. На брестской границе она оформляет специальное валютное удостоверение особой формы о ввозе 50 тысяч долларов. Все документы в полном порядке.

Черной отметиной в судьбе стала ночь, когда в купе поезда вошел представитель брестской таможни.

— Он был устрашающего вида: огромный, толстый мужчина неприятной наружности, да к тому же еще и с потными руками. Звали его, как потом я узнала, Олег Попов. Он стал проверять мой личный багаж и документы.

Добравшись до банковского конверта, он спросил, что в нем. Ольга пояснила, что в нем те самые 50 тысяч, указанные в валютном удостоверении. Попов решил удостовериться, вскрыл конверт, запустил в него руку и вытащил пачку денег суммой в 10 тысяч. Глядя угрожающе, он предложил “поделиться”.

За несговорчивость она была жестоко наказана: деньги в конверте были названы “чеченскими”, изъяты, и больше их Ольга никогда уже не видела. Зато в зале таможни, куда ее вывели из поезда, она увидела следователя КГБ. Машина закрутилась. На Ольгу завели дело о покушении на контрабанду в особо крупном размере. Только в кабинете следователя обнаружилось, что Ольга не просто пассажир, а гражданка Польши. Такой поворот, конечно, не был на руку местной таможенной братии. О случившемся пришлось поставить в известность консула, и после 10 дней, проведенных в СИЗО, Ольгу выпустили под подписку о невыезде.

Денег ей так и не вернули. Были многочисленные суды и инстанции. То, что брестская таможня, прокуратура, суды и чиновники — один большой спрут, она поняла гораздо позже. И все равно она продолжала бороться, ведь ей больше ничего не оставалось — у нее уже не было ни дома, ни жилья, ничего и никого. 50 тысяч долларов в банковском конверте, канувшие где-то на брестской таможне, — это было все, с чем она планировала начать новую жизнь.

— Этот нечеловек отобрал у меня все, он должен ответить. До конца своих дней я буду идти за ним по пятам, я всегда буду за его спиной, он должен слышать мое дыхание и, заходя в подъезд дома, оглядываться, — ее слова звучат как заклинание.

Возможно, для кого-то это всего лишь частная история. Но те, кто так или иначе сталкивался с белорусской таможней, вспомнят не одну подобную человеческую трагедию. Это гиблое место, увы, искалечило не одну жизнь.

А безнаказанность приводит к тому, что не только простые граждане, но и целые государства стонут от беспредела белорусской таможни. На белорусской границе конфискуют автомобили, мебель — все, что подвернется под руку. При этом решение в деле о конфискации практически невозможно обжаловать.

В ноябре прошлого года конфисковали 9 тысяч тонн сахара-сырца. 150 вагонов этого товара на сумму 2 миллиона долларов перевозились из Латвии во Львов, но документы белорусские таможенники посчитали недействительными, и груз был конфискован.

Недавно брестской таможней была задержана фура, перевозящая “оборудование для переливания крови” в адрес фирмы “Т”. Судья конфискует груз в доход государства с мотивом — на фирменных бланках фирмы “Т” недостоверно указан почтовый адрес предприятия. Хотя фирменный бланк сам по себе не является товаросопроводительным документом, а ко всем документам, которые необходимо иметь для перевозки груза, претензий у таможни нет! Таможенному беспределу помогают и местные законы. Статья кодекса об административных правонарушениях гласит, что конфискация вещей производится независимо от того, находятся ли они в личной собственности лица, совершившего административное правонарушение, или нет. Короче, в любом случае — есть лицо или его нет — вещи все равно подлежат обращению в собственность государства.

Белорусским таможенникам можно вообще обходиться без правонарушителя как такового. Главное, чтобы был товар, который можно конфисковать. На практике это выглядит так. Таможня задерживает груз из-за какой-нибудь закорючки, выносит решение, что фирма создана незаконно или ее вообще не существует, и груз отбирают. Собственника фирмы даже не извещают о времени рассмотрения дела в суде. А зачем?

Некоторые источники утверждают, что груз через белорусскую таможню все же переместить можно, если… заинтересовать таможенников “долевым участием”, размер которого (по разным сведениям) колеблется в пределах 3—5% стоимости груза. Перевозчики рассказывают, что за долгие годы наработана целая схема взимания взяток и прикрытия этой деятельности со стороны правоохранительных органов. Например, если груз следует по железной дороге, деньги могут передаваться через начальника станции либо его заместителя. А если клиент об этом забывает, то таможенникам немедленно сообщается номер опального вагона, и там обязательно найдут нарушения.

Участники внешнеэкономической деятельности, которые использовали территорию республики для транзитных перевозок, в последнее время стали массово объезжать и облетать Белоруссию. Недавно дипломатические миссии Молдовы, Литвы, Польши и Болгарии информировали свои правительства о нецелесообразности перевозки багажей через Белоруссию. Возмущен ситуацией и российский посол Александр Блохин. По его словам, систематическая конфискация российских товаров — это сознательная политика белорусского правительства. Блохин представил цифры, по которым в 2002 году белорусские таможенники конфисковали товаров на 60 миллионов долларов.

Судя по объемам конфиската, вся контрабанда Европы, России и Америки прорывается исключительно через белорусскую таможню.



Государство “секонд-хэнд”

Глава таможенного комитета республики недавно заявил, что постоянное увеличение доходов бюджета от таможенных операций — это один из главных показателей работы белорусской таможни. Операция проста: конфисковать товар, а затем его продать. Делать ничего не надо: отобрал и продал. Конфиската в Минске столько, что две сотни специализированных магазинов уже не справляются, некоторые виды товаров стали продавать в обычных продовольственных супермаркетах.

Сейчас весь Минск завален дешевым Gucci. Это попались россияне, которые везли известную марку через Белоруссию в Россию. На границе их остановили и, конфисковав весь товар, пустили его на реализацию через сеть магазинов конфиската.

Но шерстят фирмы не только на таможне. Ведь некоторые товары все же неведомыми путями просачиваются в Белоруссию. Таможенники под прикрытием государства готовы и на них наложить лапу. Чистка проходит под девизом борьбы с “серым импортом”.

В таможенных органах считают, что товары из третьих стран, не прошедшие соответствующую таможенную очистку, попадают на местный рынок через прозрачную границу из России. Широкомасштабные военные действия таможни против “контрабандистов” начались еще в прошлом году. Карт-бланш им вручил сам Лукашенко, потребовав от всех структур навести порядок в сфере оборота продукции на рынке. В начале года была проведена проверка сети магазинов ZIKO, занимающихся продажей дорогих часов и электротехники. На ZIKO и была отработана схема действий. По неофициальной информации, компания ZIKO попала на 350 тысяч долларов.

На полмиллиона долларов опустили белорусские органы представителей российского бизнеса. Работа на белорусском рынке для сети крупнейших в республике магазинов спортивной одежды и товаров “СпортМастер” закончилась неудачей. Проверка туда пришла в феврале, после чего магазин закрылся на две недели. Спортивная одежда, находящаяся сейчас на складе временного хранения, скорее всего поступит в структуру управделами президента как конфискат. Главный спортсмен страны сможет по достоинству оценить качество спортивной одежды мировых брэндов.

Сейчас в прицеле таможни оказались крупные торговые сети. Скоро месяц как закрыты три крупнейших в Минске магазина строительных и отделочных материалов “Палас”. Товары изъяты и отправлены все на те же склады временного хранения. Эксперты не сомневаются, что товар будет конфискован и затем продан, а деньги пойдут в казну президента. Магазины конфиската уже с начала года наторговали для Лукашенко на полтора миллиона долларов. Стройматериалы от “Паласа” добавят к этой сумме еще миллион долларов.

Таможня и белорусская власть скованы одной цепью. Власти разрешают чистить карманы простых людей и бизнесменов, а таможня делится с государством конфискатом. Иногда же чиновники используют таможенников в своих целях, чтобы прокрутить свои дела. Например, изгнать неугодных конкурентов с рынка.

По скромным подсчетам, только в Минске за месяц закрыли свои двери 20 магазинов, бутиков и ресторанов. Особенно дерзко расправляются с бизнесом, в котором присутствует российский капитал. Больше всего шума наделал скандал с закрытием трех самых модных и успешных в городе ресторанов, принадлежащих российской сети “РосИнтер”. Любимые минской публикой “Испанский уголок”, “Патио-Пицца” и “Печки-Лавочки” опечатали месяц назад. Больше под этими именами они не откроются. Как сообщают верные источники, раскрученные ресторанные площади приглянулись людям из президентского окружения, которые намереваются на месте бывших ресторанов сделать белорусское бистро и открыть бутик. Приезжали влиятельные россияне, чтобы защитить свой бизнес, но безрезультатно. Триста сотрудников “БелРосИнтер” остались на улице.

Возможно, это лишь совпадение, но россиянам, работающим на белорусском рынке, перестало фартить сразу после того, как поссорились Владимир Владимирович с Александром Григорьевичем. “Газовый скандал” вынес наружу все недосказанности и накопившиеся проблемы в отношениях двух стран. До Кремля не достанешь, потому и отыгрываются белорусские власти на оказавшемся под рукой российском бизнесе.

Белорусский лидер неплохо зарабатывал на российских энергоресурсах. Теперь, когда этого заработка не стало, президентское окружение ищет новые источники дохода и, отбирая товар у других, подгребает под себя. Это давно уже проблема государства, которое стало гиблым местом, где все пропадает, как в Бермудском треугольнике. Транзитный грузопоток уже уменьшился раза в три, а по дорогостоящим грузам — на все 100%. Белоруссия потеряла главное — кредит доверия. Поэтому теперь, даже если Лукашенко начнет доплачивать за проезд по своей территории, все равно никто не поедет. У страны, увы, лицо вора. Здесь грабят в открытую, не стесняясь и не глядя ни на кого. Как в последний раз...






Партнеры