Аджарский передел

18 мая 2004 в 00:00, просмотров: 823

В Батуми — дождь. Льет уже несколько дней. Старики только качают головой: как изменился климат! Раньше после первомайской демонстрации уже можно было купаться.

В аэропорту сиротливо мокнет под дождем “Як-42”: в Москву он скорее всего полетит не раньше среды. И дело здесь совсем не в нелетной погоде. До сих пор, как известно, между Аджарией и Россией действовал облегченный визовый режим: визы в паспорта ставили прямо в аэропорту. Теперь жители Аджарии должны получать визы в обычном порядке, то есть в Тбилиси.


А до Тбилиси на маршрутке в лучшем случае 8 часов езды. Девушки в аэропорту надеются, что к среде визы успеет получить достаточное количество людей, чтобы заполнить самолет. Потому что гонять машину с полупустым салоном невыгодно.

В аэропорту, как и везде в Аджарии, большие перемены. Одни люди ушли, другие пришли. Здание администрации и летное поле охраняют солдаты внутренних войск из Тбилиси, не говорящие по-русски. Мы объясняемся на языке жестов. Наконец из здания администрации выходит новый начальник аэропорта. Меня интересует вопрос о вертолетах: вывезены они или нет. В роскошно обставленной комнате для переговоров мне предлагают кофе, но при попытке достать диктофон тут же ставят на место:

— Вы сначала обратитесь к руководству автономной республики. Если оно даст нам указания, дадим интервью, нет — извините. Если бы вы были гражданкой Грузии, другое дело.

— Хорошо, что еще дома не вывезли, — мрачно шутит бывший аджарский спецназовец Дато. — Народ ведь просто не знает, что на самом деле вывозится. А что будет через несколько месяцев, я вам могу точно предсказать: аджарцев на должностях совсем не останется, как это было до Аслана.

Когда гендиректор Первого канала грузинского телевидения Заза Шенгелия захотел вывезти в Тбилиси дорогостоящую аппаратуру ТВ Аджарии, журналисты дали в эфире бегущей строкой сигнал SOS. Поддержать журналистов вышел весь город. В результате Шенгелия был поставлен на место, аджарцы остались со своим телевидением, батумские журналисты — со своей аппаратурой. Правда, они лишились своего руководства, а вскоре им предстоит лишиться и значительной части бюджета. Об этом уже заявил новый руководитель телеканала Мераб Каранадзе. В беседе с корреспондентом “МК” г-н Каранадзе сообщил, что бюджет телевидения будет урезан с прежних 11 миллионов лари в год до трех (полтора миллиона долларов). Новый телевизионный начальник назначен временным президентским советом и прежде ни к телевидению, ни вообще к журналистике никакого отношения не имел. Руководил департаментом по делам молодежи. Его заместители — поэт и поэтесса. Назначены на телевидение за выдающиеся заслуги перед революцией. Отныне аджарскому ТВ, которое раньше принималось даже в Северной Америке, придется поумерить амбиции и существенно урезать вещание. Не будет больше новостей на турецком, английском, французском языках. Вещание на русском сократится и ограничится одним получасовым выпуском новостей в день.

Новым министром МВД Аджарии назначен Давид Глонти, бывший шеф тбилисского бюро Интерпола. В своем новом кабинете под огромным государственным флагом он вдохновенно рассказывал корреспонденту “МК”, как идет сдача оружия. По его словам, уже сдано около трех тысяч автоматов, 15 противотанковых и 56 ручных гранатометов, 53 ручных пулемета, 52 противотанковые мины, 142 тысячи патронов. Впрочем, срок добровольной сдачи оружия закончился 16 мая, в воскресенье. Кто не успел, будет нести ответственность за незаконное хранение оружия. Истекает срок добровольной сдачи и для нескольких десятков “партизан”, которые во главе с бывшим замминистра МВД Дато Бакуридзе ушли в леса. В Батуми все ждут “спецоперации” против мятежников: то-то будет новое развлечение!

По словам министра МВД, гарантии неприкосновенности руководство Грузии дало всего двум людям: Аслану Абашидзе и бывшему министру МВД Джемалу Гогитидзе. Все остальные, даже добровольно сдавшиеся, могут быть привлечены к ответственности за совершение конкретных преступлений. Министр утверждает, что при проведении обысков степень родства того или иного лица с людьми из окружения Абашидзе не имеет никакого значения. Однако наши источники сообщают, что это не всегда так. Например, источник в правоохранительных структурах автономии утверждает, что в четверг утром в районе Орта Батуми был обыск у родственников начальника личной охраны Абашидзе Дато Халваши Омари и Энвера Халваши. Обыск производили солдаты внутренних войск, которые входили в дома с оружием и без предъявления санкции прокуратуры.

Что же касается имущества бывших руководителей автономии, то министр МВД Гия Барамидзе на пресс-конференции в Батуми заявил достаточно определенно: “Как бы ни высказывал свою озабоченность МИД России, мы будем добиваться конфискации имущества Абашидзе и его ближайшего окружения и возвращения их законному владельцу — населению Аджарии”. Давид Глонти пояснил, что здесь имеет значение не то, кому принадлежит имущество, а как оно было получено:

— Все эти дома, автомашины были приобретены за счет людей, которые принимали участие в революции, это было отнято у них. Будет конфисковано то имущество, которое было добыто незаконным путем.

Тут я указала г-ну министру на противоречие: если новым грузинским властям так дороги идеалы социальной справедливости, то что делает у них в Тбилиси Бадри Патаркацишвили, про которого наша прокуратура говорит, что он украл немало денег у российского народа? И почему грузинская прокуратура не поинтересуется, на какие шиши купил этот гражданин Грузии Дворец бракосочетаний для своего проживания? Внятного ответа, как и следовало ожидать, не последовало.

Недавно президент Грузии выступал перед жителями одного из аджарских горных сел. “Я снижу вам налоги”, — пообещал своим гражданам президент. “Какие налоги?” — искренне удивились граждане. Как с удивлением узнал президент, жители горных сел в Аджарии не только не платили при Абашидзе никаких налогов, но еще получали бесплатно электричество. Так что грузинскому президенту предстоит еще много интересного узнать про Аджарию.




Партнеры