Очень приятно, Царь

18 мая 2004 в 00:00, просмотров: 200

Попов вновь выиграл свою коронную дистанцию 50 метров вольным стилем! Выиграл тогда, когда у всех болельщиков и специалистов отчаянно скребли на душе кошки. Когда-то Саша сказал, что терпеть не может кошек. И в этот раз они ответили ему взаимностью — молниеносно драпанули за двадцать с хвостиком секунд чемпионской дистанции уникального пловца.


Первая мысль в субботу вечером, когда четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов на грани фола отобрался в финал с восьмым результатом, то есть последним, стукнула в голову болезненно: “Доигрался!” Хотя никакого права на эту мысль не было. Попов, выигравший свой первый чемпионат Европы аж в 91-м году, знает что делает. И раз приехал в Мадрид — значит, готов. Но мысли всегда коварны и неуправляемы. Появилась — будет подтачивать изнутри. Тем более что за неделю до чемпионата Европы вокруг чемпиона кипели бурные страсти в Москве: не станет ли его выдвижение в кандидаты на пост президента Федерации плавания серьезной помехой подготовке к важным стартам?..

Одному моему коллеге великий борец Александр Карелин по поводу решения своего не менее великого тезки сказал, что как только Попов принял решение о выдвижении своей кандидатуры на пост большого отечественного чиновника, так для многих журналистов, например, он стал “гадким засранцем”. Честно говоря, не знаю, какую прессу предпочитает Карелин, хотя могу предположить, что какой-то дурак журналист и нашелся. Зато знаю другое: все действительно очень занервничали, когда Александр Попов пошел в нашу власть — он давно уже стал членом МОКа, но это не вызывало никогда тревоги, потому что отлаженный механизм тамошней работы, по словам самого Александра, и главное, его результатам, не давал никаких нервных поводов. Другое дело — родина, где все всегда не ко времени и через тернии, да еще не обязательно к звездам.

Вот и выборы для Попова случились абсолютно не ко времени. Через три месяца — Олимпийские игры. Александр — наша плавательная гордость, наш символ победы независимо от того, всегда ему это приятно или нет, и он должен сегодня все свои силы бросить в воду, а не на подъем отечественного плавания. Потому что кто видел, как он шел по огороженному от посторонних коридору в Сиднее, только что упустив золотую медаль, — с бесстрастным лицом, не встречаясь ни с кем глазами, как с таким же лицом пропустил его мимо себя наш известный пловец и чемпион Денис Панкратов, уже начавший тогда работать на телевидении и просто обязанный взять у каждого призера или члена сборной интервью, тот осознал тогда нокаутирующую цену проигрыша.

А еще потому, что, когда на той же Олимпиаде точно так же инфарктно для народа проиграл великий Александр Карелин, никто не вспоминал в тот момент про его общественную деятельность. Все переживали за проигрыш кумира. Мы ведь выбираем себе кумиров не как профсоюзных лидеров, что могут помочь с путевкой для ребенка, не по чину и званию. И любим почему-то далеко не всех чемпионов. Просто есть такие, как Попов или Карелин, — родные. И их поражения — общая боль.

После Сиднея Саша совершенно осознанно остался еще на один олимпийский цикл. Более того, его неизменный тренер Геннадий Турецкий еще в прошлом году, после блестящего выступления Попова на чемпионате мира в Барселоне, когда со страниц мировых газет не сходили заголовки “Царь спринта”, сказал, что Александр, вполне возможно, останется в большом спорте и после Афин. Просто не будет распыляться на разные дистанции, а сосредоточится, например, на любимом “полтиннике”. И будет еще пару лет плавать: “А почему ему с таким красивым телом — и не плавать?”

Попов проиграл выборы. И многие вздохнули с облегчением — теперь ничто его не будет отвлекать. Сам Саша воспринимал выборы как некий раздражитель, который тренирует нервы, характер и волю. Правда, выборы эти стали раздражителем для многих и показали всю неприглядную сторону нашего умения идти напролом. Попова поддерживали Смирнов, Фетисов, Тарпищев… Замечательные спортивные деятели, тоже почти родные. Они надвигались с агитацией за Попова такой мощной московской волной, что все время крутилась мысль: что-то здесь нечисто, разыгрываются элитные карты. Причем карты крупные, которые мы не можем подсмотреть. Можем лишь попытаться угадать — одну комбинацию или другую. А может, и еще парочку...

Особенно неловким показался момент, когда вице-президент МОК Виталий Георгиевич Смирнов клеймил федерацию за провальное выступление в Сиднее. Во-первых, было это как-то не совсем вовремя, все же четыре года прошло, во-вторых, сам Смирнов, именно тогда еще возглавлявший Олимпийский комитет, не раз говорил о спортивной удаче, а она несомненно отвернулась от наших ведущих пловцов в Сиднее, лидеров сезона, и, наконец, потому, что сам Попов тоже проиграл.

При этом не было никаких сомнений, что, когда Александр говорит о том, что хочет работать на свою страну, — это не враки и не выборный лозунг. Он работал на Россию все эти годы. Не меняя гражданства, хотя Австралия не самая последняя страна в этом мире, а уж об отношении там к пловцам и говорить не приходится. Не игнорируя домашние старты (как и сегодня, когда Попов уже в Москве и будет отбираться к Олимпиаде на стометровке на общем основании). Вытаскивая и заводя команду — когда сильную, а когда почти детсадовскую… Не требуя, как выяснилось на отчетной конференции, от федерации ни копейки денег, а значит, ни копейки и не получая все последние годы.

Проигрыш не был поражением Попова. Московских высоких чиновников — несомненно. Регионы, может, и просили бы от Москвы побольше огня — денежного, методического, любого, но столь активное и внезапное давление на умы, видимо, многих испугало. Еще вчера в федерации все было вроде бы неплохо, а сегодня оказалось, что хуже некуда. А между тем действующий президент федерации Геннадий Алешин — еще, на секундочку, и вице-президент нашего Олимпийского комитета, и вице-президент Международной федерации плавания... “Голосуй за плавание, голосуй за Попова” — это агитационный буклет. Правда, будь голосование на отчетно-выборной конференции не тайным, при котором семь голосов Попов проиграл, а открытым, честно говоря, не знаю, что бы произошло. Потому что регионам, которые зависят от центра по полной программе, было бы весьма неуютно под колпаком у Смирнова, Фетисова, Тарпищева и хоть и нейтрального, но все же Тягачева голосовать против их явного кандидата. Тайное голосование дало возможность кому-то побояться новой метлы, кому-то честно отпереживать за судьбу олимпийского чемпиона на будущей Олимпиаде (“Надо дать парню доплавать спокойно”), а кому-то усомниться в обещаниях, на которые упорно давил Вячеслав Фетисов: под президента Попова один из банков уже готов дать нашему плаванию два миллиона долларов. Сумму бешеную и, конечно, очень нужную спортсменам. Кстати, теперь, забегая немного вперед, очень интересно — Попов стал первым вице-президентом федерации, то есть пришел-таки работать на отечественное плавание в официальные структуры. Банк даст деньги? Или будет беречь их до тех пор, пока пловец не выиграет следующие выборы?

Карелин или Попов, элитные спортсмены, сильные мужики в лучшем понимании этого слова, очень нужны нашей спортивной власти. Только все хорошо вовремя. И приходить в эту власть они должны не скомканно, а так же честно, красиво и гордо, как и выступают. У Александра Попова столь высока репутация патриота, человека неравнодушного, что ему никакая поддержка не нужна, и так все ясно. Но с кумира — особый спрос. Он должен выиграть, остальное все потом.

Александр Попов выиграл в Мадриде. Но старший тренер нашей сборной Глеб Петров заметил, что, судя по проведенным накануне стартов тестам, Саша был изрядно психологически перегружен. Из этого не стоит делать глобальные выводы. Но на месте наших спортивных руководителей я бы не агитки устраивала, а просто умоляла Попова остаться в большом спорте еще на какое-то время. Власть от него никуда не денется. А вот даже лишние полгода в сборной, в которой, кстати, ему до сих пор нет замены, это существенно.

...Когда Попов выиграл, вспомнилось, как Виталий Смирнов возмущенно говорил: “На Руси всегда девушек и молодых людей в приличных семьях по имени-отчеству называли, а Попов у нас все в Сашах ходит!” А я рада, что еще в Сашах. Потому что, как только он станет Александром Владимировичем, это не прибавит дополнительного уважения — всего лишь будет означать, что Великий Александр больше не плавает...


Александр Попов в эксклюзивном интервью “МК” по горячим следам.

— Саша, почему вы в Мадриде выбрали только одну дистанцию?

— Это было решено задолго до чемпионата, при подготовке плановой работы. Год олимпийский, за три месяца до Афин форсировать ничего не стоит, поэтому чемпионат Европы воспринимался, как мы говорим, простартовкой. Нам тоже нужно “набивать” старты. Как футболисты играют, пока с закрытыми глазами не попадают в “девятку”.

— Воспринимаете вице-президентство как поражение?

— Я не думаю, что это поражение, и в Москву, как и обещал, обязательно перееду. Но на данный момент мой лучший шаг — тренировки и подготовка к соревнованиям. Боялся ли я ответственности? А быть четырехкратным олимпийским чемпионом, вы считаете, это безответственно? Когда я выхожу на старт, за мной не только я, за мной вся российская команда.

— Ваш тренер Геннадий Турецкий много раз говорил, что вы — тот спортсмен, которому неинтересно плавать просто так, а надо все время ставить какие-то новые задачи.

— Что нужно человеку, который провел долгое время в одном виде деятельности? Ему нужен какой-то экстра-раздражитель, чтобы обострять чувство злости. В какие-то моменты это может быть психологическая работа, или соперник рядом... Когда нервная система запущена, ее лечить надо долго. Поэтому надо ее все время контролировать. Перед Мадридом таким раздражителем стали выборы.





Партнеры