Смертельный папа

19 мая 2004 в 00:00, просмотров: 166

26 июня Олечке должен был исполнится год. Теперь уже не исполнится никогда. Приговор, вынесенный ей судьбой, приведен в исполнение ее собственным отцом.

Эта трагедия в понедельник потрясла жителей подмосковной Балашихи. Местный житель, 25-летний Николай Попов, выбросил из окна лестничной площадки между 3-м и 4-м этажами свою дочь, а потом шагнул вслед за ней.

Этого жизнерадостного ребенка в шапочке с кружевами во дворе дома 35 по Шоссе Энтузиастов знали все. Когда Олечка только-только встала на ножки и сделала первые шаги, это радостное событие в семье Поповых тоже обсуждали всем двором — так бывает, когда ребенок растет в атмосфере всеобщей любви. Вслух соседи радовались за малышку, а втихомолку жалели ее мать, тоже Олю. Жалели по-соседски — из-за не слишком-то удачного замужества.

Николай, который вырос на глазах соседей, считался своим, местным. Ольга же считалась пришлой: она выросла в общежитии на окраине Балашихи.

После женитьбы все у Поповых вроде бы складывалось отлично. Ремонт сделали, мебель хорошую купили. Да вот только Николай иногда выпивал. Впрочем, “безобразий не устраивал, — как сказала соседка, — а лишь “шумел очень”.

Днем Попов работал на стройке, а вечером и по выходным “культурно отдыхал” — слушал музыку. Каждый уик-энд магнитофон в квартире на их этаже орал так яростно, что соседи отгораживались от музыкальной квартиры шкафами. Колю в подъезде даже прозвали Музыкантом.

Позавчера Музыканта ждали на... похоронах — умерла родственница. Но на похороны Попов не пошел. Никто так и не понял, почему. Жене он сказал, что голова болит. Ольга ушла одна, прихватив и маленькую дочку. А когда вернулась вечером, муж был уже пьян. Николай днем успел сходить на рыбалку, где и “отметился по полной”. Жена высказала недовольство. Муж вспылил. Оля в сердцах выскочила за дверь, оставив спящего ребенка наедине с отцом — не было у мамы оснований волноваться за дочь: отец в малышке души не чаял.

А Николай, выпив для храбрости еще сто грамм, написал предсмертную записку. Недрогнувшей рукой он вывел на листе бумаги: “Не хочу жить! Ухожу их жизни добровольно и добровольно забираю с собой дочь!”

Потом убийца взял девочку на руки. Она сонно улыбнулась и заплакала только в подъезде. От холода — была в одной распашонке. Николай вышел на лестницу. Спустился вниз на один пролет — между третьим и четвертым этажами. Открыл окно. И выбросил ребенка на асфальт. Соседский мальчик, который стоял на балконе, видел, как девочка упала вниз — словно кукла. Потом Николай помедлил и тяжело перевалился через подоконник...

Вряд ли Оля знала то, что знали многие. Но, видимо, молчали. Сотрудники милиции и прокуратуры говорят, что Николай давно у них “на карандаше” — он не раз пытался покончить с собой. То вешался, то резался, то прыгал. Похоже, Ольге это было невдомек. Иначе она бы не оставила ребенка с самоубийцей “со стажем”. Стражи порядка считают, что на почве выпитого алкоголя у Николая случился очередной приступ. А ребенок просто попался ему под руку.

Сейчас Ольга Попова в больнице. У нее глубокий психологический шок. Осиротевшая мать говорит, что своего мужа хоронить не желает...




Партнеры