Кастрюля спагетти

19 мая 2004 в 00:00, просмотров: 1516

Киевлянин Петр Гонтюк в милицию жаловаться боится. Потому что в Москве он живет на птичьих правах, без регистрации. Делать бизнес на таких — одно удовольствие, и поэтому шутку с Гонтюком сыграли совершенно выдающуюся по наглости.

Хочу в Шенген

Осенью киевлянин появился в Москве с важной миссией. Две гражданки Украины вручили ему свои загранпаспорта, чтобы он исхитрился поставить в них в России… шенгенские визы. Обычные, разовые, сроком на месяц. Дело в том, что в Украине получение виз сопряжено с трудностями и большими материальными расходами: из-за возросшей эмиграции на Запад иностранные посольства тщательно просеивают претендентов. Зато в Москве в рекламных изданиях нет-нет да и мелькнет объявление: “Визы для укр.”. Cтавят их в иностранные загранпаспорта, что абсолютно незаконно, поэтому они и обходятся в несуразную сумму — до $3 тыс. И вдруг г-ну Гонтюку повезло, он нашел местечко, где визы пообещали сделать по дешевке, всего-то по 750 баксов за штучку. В фирме “Центральное информационно-туристическое агентство” ему посоветовали обратиться к сотруднице по имени Женя.

“Женя” оказалась руководительницей визового отдела фирмы Евгенией Сергеевной Афиногеновой. Она приняла у киевлянина аванс и собственноручно написала квитанцию, где получателем 17 тыс. 842 руб. “за помощь в оформлении документов” значилось некое ООО “Лорекс-тур”. “Это наши партнеры”, — небрежно пояснила дама.

По весне г-ну Гонтюку вернули паспорта. Он раскрыл — и ахнул: в обоих стояли штампы: “F Demande deposee Moscou” (что означает отказ). “Увы, дамам отказало сперва посольство Франции, затем Финляндии. Обе украинки — персоны нон грата, их там не хотят видеть... Это — печать финского посольства”, — сочувственно объяснила Евгения Сергеевна.

Впрочем, вернуть хоть часть аванса отказалась: деньги, мол, уже потрачены на “левые” справки о работе на предприятиях Москвы и фальшивую регистрацию. На ее беду, клиент попался въедливый. Потребовал предъявить бумажки, а заодно и квитанцию об уплате консульского сбора. А когда ему отказали, засомневался и пошел разбираться в посольство Финляндии. Там заглянули в документы: “Да что вы! Буквенный код “F” означает: ”Франция”. Если бы штамп ставили у нас, был бы код “FIN”.

Пораженный г-н Гонтюк двинулся в консульский отдел посольства Франции. Там тоже сделали круглые глаза. “Момент, — заглянула в компьютерную базу данных служащая-француженка. — Этих паспортов у нас не было”.

И посетителю выдали совершенно официальную — уникальную! — бумагу:

“Консульство Франции в Москве удостоверяет, что г-жи... в отдел виз консульства Франции за визами не обращались. Их паспорта для получения виз туристическими компаниями в отдел виз не отдавались. Печати об отказе в выдаче виз фальсифицированы.

Патрис Маттон, заместитель консула, начальник канцелярии”.

— Не обязана я перед вами отчитываться, — отшила Женя настырного украинца.

Гонтюк еще долго обивал пороги агентства: почти 18 тыс. руб. — деньги немалые, к тому же чужие. “Кончилось тем, что Афиногенова, завидев меня на улице, бросилась бежать на другую сторону, несмотря на сильное движение”, — сказал потерпевший.

В милицию Гонтюк, хотя и трусил, все же сходил. “Да разве тут докажешь мошенничество?” — удивились там. И отговорили подавать заявление.

Я сама позвонила Евгении Афиногеновой. От объяснений по поводу шалостей с загранпаспортами та изящно уклонилась:

— Я ни при чем, я только наемный работник. Во всем виновата фирма, на которую я работала, — “Лорекс-тур”. Но она уже лопнула...

Вот и чудненько — значит, некому будет мухлевать с незаконной регистрацией иностранцев в Москве да потом этих же иностранцев обжуливать.

Но в искренность собеседницы почему-то не верилось. Я поставила мини-эксперимент: уже не представляясь, позвонила в турфирму и спросила, может ли у них получить шенгенскую визу моя мифическая сестрица с Харьковщины. “Легко”, — ответили мне. И направили к той же бойкой Жене.

Из аудиозаписи разговора с Афиногеновой:

“Можно все. Пусть сестра не приезжает, получите свой “шенген” без нее... Мы сами заберем документы. Если регистрации и места работы нет, вам это сделают. Претензий ко мне ни разу не было, 100-процентная гарантия!”

Скверные квартиры

Помните, как несколько лет назад Москва стонала от “лохотронщиков”? Они шакалили возле рынков, вокзалов, чуть ли не у каждой центровой станции метро. Летучие банды доводили доверчивых стариков, терявших последние “гробовые”, до инфарктов. Но у милиции словно были завязаны глаза… Только после серии публикаций в “МК” правоохранители наконец заметили эту столичную болячку. И оказалось, что бороться с “лохотронщиками” можно: и задерживать их, и дела возбуждать. В результате их стало намного меньше. Так, может, и с другими, пока “неприкосновенными”, мошенниками можно справиться? Готовы подсказать адреса, имена, явки...

Другая статья в “МК” (“Ни койки, ни места”, 7 апреля с.г.) сумела наконец-то возбудить интерес милиции к хитрым фирмам, которые промышляют фиктивной сдачей жилья в аренду. Одна такая — ООО “Навигатор” — под видом сдачи по дешевке коек в общагах безнаказанно обирала людей в Центральном округе, на улице Сергея Макеева. “Да разве ж к “Навигатору” подберешься! — тяжко вздыхали в отделе милиции. — Договор у него составлен — комар носу не подточит. Доказательств мошенничества нет. Пострадавший люд к нам косяком бежит, забросал заявлениями, а мы-то что можем поделать?”. На предположение журналиста, что доказательства легко получить с помощью набора хорошо известных оперативных мероприятий, “земля” отвечала решительным “нет”.

Только после выступления “МК” “Навигатор” стали проверять на вшивость. Сперва — отдел по борьбе с экономическими преступлениями округа. Опера позвонили в “МК”: уточнили координаты одной из пострадавших, списали у нас (!) данные фирмы и ее руководителей. Немного погодя раздался новый звонок, уже из УБЭП ГУВД Москвы. Оказывается, поручение разобраться в ситуации им пришло с самого верху — из ГУБЭП МВД, где также прочли “МК”. В настоящее время, как сообщили оперативники ГУВД, по “Навигатору” идет проверка. Уже выяснили немало интересного. Подтвердилось, что часть адресов, которыми торговала фирма, действительно были фальшивыми.

А в мае привалила долгожданная радость: обэповцы накрыли-таки аналогичную шарашку — “Финресурс” на Сущевском Валу (в арендованном помещении торгового дома “Савеловский”). Фирма заманивала клиентов по указанным в рекламных объявлениях номерам телефонов, на месте жертву обрабатывали “менеджеры”, подставная хозяйка квартиры и подставной же директор. Доход от мошенничества с фиктивным жильем достигал $3—5 тыс. в день. А отмазка у юридически подкованных жуликов из “Финресурса” была та же, что у их коллег из “Навигатора”: мол, никто народ не принуждал и не обманывал, фирма лишь оказывала информационные услуги и за их качество ответственности не несет.

Верно, доказать факт мошенничества трудно. Но оперативники сумели это сделать, долгое время скрытно документируя деятельность квартирных жучков. Ну, те самые оперативные методы...

Сейчас против руководителей фирмы возбуждено уголовное дело, три члена группы арестованы. Обвинения в мошенничестве предъявлены пока семерым, но ожидается, что скоро они будут предъявлены нескольким десяткам человек. А Александру Витько, который пожаловался “МК”, что “Финресурс” его “конкретно кинул на деньги”, и другим облапошенным мы порекомендовали бежать с заявлениями в ОБЭП СВАО.

Инвалиды нарасхват

Готовы поделиться координатами еще одной лавочки, которую мы накрыли. И все благодаря звонку в “МК” 62-летнего москвича Дмитрия Ивановича, инвалида III группы. Он рассказал о странном рекрутинговом агентстве, которое интересуется одними инвалидами. Но вовсе не для работы.

Дмитрий Иванович заметил, что московские столбы в последнее время запестрели объявлениями: “Занятость для инвалидов 2—3-й групп, возможно обучение”.

— А можете и не работать, — заинтриговали его.

И предложили два варианта на выбор. Первый: передать фирме на неограниченный срок свою трудовую книжку и удостоверение об инвалидности. То есть фактически продать. А взамен получить вознаграждение — целую тыщу рублей! Если же инвалид еще не допился до того, чтоб за бесценок сбагрить свои главнейшие бумаги, то, пожалуйста, второй вариант: документы можно сдать в долгосрочную аренду. Фирма гарантирует доход — 3%, которые станут капать на накопительный счет инвалида в Пенсионном фонде. А 3% с чего? А с будущего заработка подставного лица, которому предстоит вкалывать по этим фиктивным документам…

Дмитрий Иванович — тертый калач и от такого жульнического способа обогатиться отказался.

Эту информацию мы перепроверили за пару минут. На телефон сел журналист с вызывающим доверие баритоном, представился 40-летним инвалидом с высшим образованием и с лету получил точно такое же заманчивое предложение. Некая Наталья Львовна пригласила его немедля везти свои документы в офис группы компаний “Ирис” в 1-м Дорожном проезде.

Зачем фирма-однодневка вдруг развернула в Москве масштабную скупку документов, ясно: предприятия, в штате которых числятся инвалиды II—III групп, получают налоговые льготы. Но, конечно, нет никакой гарантии, что опрометчивые владельцы, доверившие мошенникам свои “корочки”, когда-нибудь получат их обратно. И что “корочки” не будут использованы в деле откровенно криминальном.

Кидалово по переписке

Не реже раза в неделю из разных уголков страны, много лет подряд, в “МК” приходят слезные письма почти одинакового содержания:

“Я оплатила в сберкассе 2 товара на сумму 1 139 руб: 1) кастрюля для спагетти; 2) невидимый бюстгальтер. До сих пор ничего не получила. Пенсионерка М.”

Или:

“Они сообщили: если мое имя победит, получу Главный приз — 500 тыс. руб., но надо заказать товары. Они в несколько раз дороже, чем те, что продаются в магазинах, но я надеялась на приз…”

О “постшопной” системе торговли по переписке уже все сказано, и писать о ней больше нечего. Поэтому “МК” всякий раз — вот уже несколько лет! — переправляет эти письма в Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями МВД России. В надежде, что там-то найдут управу на распоясавшихся в стране акул капитализма. ГУБЭП эти письма получал — и упорно молчал. Год, два, три... И вдруг недавно милиция отреагировала: в “МК” позвонил не назвавший своей фамилии оперативник Виктор из ОБЭП УВД ЦАО Москвы: “Ну сколько можно! И зачем вы их нам присылаете? Сделать-то ничего нельзя!”

Оказалось, что из ГУБЭП МВД жалобы пенсионеров, пострадавших от мошенников, аккуратно спускаются вниз, в округа, где и лежат мертвым грузом.

— Мы готовили материалы, их неоднократно забирала для проверки прокуратура — в том числе и города Москвы. Но возбудить уголовные дела никак не получается, — объяснил опер. — Умысел на мошенничество доказать не можем. Ведь заказанные товары люди обычно получают. А то, что они худшего качества, — так это не к нам. Пускай делают экспертизу и обращаются в суд с гражданским иском о защите прав потребителей.

— А как же ст. 200 УК РФ “Обман потребителей”, где сказано о введении в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара? Или ст. 182 “Заведомо ложная реклама” — об использовании заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг?

— Поздненько спохватились! — облегченно выдохнул оперативник. — Федеральным законом от 8.12.2003 г. обе статьи утратили силу… Милиция теперь ни при чем!

И верно, в утешение жертвам “постшопов” остался только Закон о рекламе, где есть статьи “Недостоверная реклама” и “Заведомо ложная реклама”. Но обязанность отслеживать нарушения закона (и пресекать рекламные злоупотребления, в том числе и почтовых зазывал) теперь имеет право только Федеральная антимонопольная служба или ее территориальные органы. Они и должны направлять материалы о нарушениях в прокуратуры для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по признакам преступлений в области рекламы, предъявлять иски в суды. Но людей, обманутых по переписке, меньше почему-то не становится.




Партнеры