Абсурд вокруг столицы

21 мая 2004 в 00:00, просмотров: 117

“Выборы закончились — да здравствуют выборы!” Именно этим лозунгом можно объяснить тот факт, что не успели пройти выборы московского градоначальника, на которых триумфально победил Юрий Лужков, как в стане его противников началась подготовка к следующим.

Конец политического сезона 2003/2004 ознаменовался сразу несколькими “накатами” на мэра Москвы и его команду. Поводов было выбрано всего-то два, два с половиной, зато муссировались они в прессе по полной программе. Но качество “наездов” зависело уже от мастерства их исполнителей. А вот оно оказалось явно не на высоте.

В попытках ущипнуть Юрия Лужкова как можно сильнее в ход шло все, вплоть до заведомо неправильной информации и подтасовок. Чего стоил, например, телесюжет о несчастной судьбе АЗЛК, который якобы обещало, да так и не подняло на ноги столичное правительство. А народные денежки-то тю-тю!

Вот с АЗЛК и начнем…

Памятник глупости

“Пустынная территория, заброшенные корпуса, остовы кузовов, уже три года висящие на мертвом конвейере” — то ли декорации для съемок очередного блокбастера, то ли планета после катастрофы вселенского масштаба. А бодрый закадровый голос рассказывает, что завод разграблен, что его долг только бюджету составляет 700 млн. долларов, а ведь есть еще долги перед рабочими, которых практически выкинули на улицу.

А в итоге делается сногсшибательный вывод: во всем виноваты власти Москвы, которые в конце 90-х пообещали возродить завод, наладить на нем производство современных машин и превратить город в столицу отечественного автомобилестроения, да вот ведь…

Наверное, можно было бы порыдать над гибелью бывшего лидера советского автопрома. Посочувствовать его сотрудникам. Привычно поругать власть. Если бы не одно “но”.

АЗЛК никогда не принадлежал Москве! Городу принадлежал и принадлежит очень небольшой пакет акций, а контрольный, решающий пакет находится у федерального правительства. Без которого принять какое-то решение о восстановлении или, наоборот, закрытии производства невозможно.

Все, что в середине и конце 90-х Москва делала на АЗЛК, она делала исключительно из собственного прагматизма. Никакой столице не нужно, чтобы в ее центре оказалась мертвая зона а-ля “Сталкер” с проржавевшими конвейерами и цехами. Хотя при этом, вкладывая в завод городские деньги, правительство Москвы выполняло чужую, федеральную задачу. Это федералы как хозяева производства были обязаны позаботиться о 20 тысячах рабочих АЗЛК. Это федералам нужно было ломать голову над реконструкцией своей собственности и искать инвесторов.

Не захотели. Время было горячее, политические баталии и передел государственной собственности занимали головы высоких чиновников куда больше, чем судьба пусть даже крупного завода. Вице-премьер Немцов, курировавший реформу отечественного автопрома, несколько раз приятно съездил за рубеж, провел серию переговоров. На этом все и застыло.

Столица дала заводу крупный заказ: пересадила всех своих чиновников на “Москвичи” (Немцов, если помните, ограничился обещаниями влезть в “Волгу”), перевело на эти машины несколько таксопарков города и — главное! — много раз просила кабинет министров РФ передать АЗЛК в собственность города! Только в этом случае можно было быть уверенным, что городские инициативы не растворятся в нежелании федералов что-либо менять на заводе, а денежные вливания — в чужих карманах.

Ответ всегда был один: берите! Но — только со всеми долгами, которые завод накопил за время похода России к рынку. Любого, кто бы согласился на подобное предложение, следовало бы немедленно отправить на психиатрическое лечение! Кто-то (в данном случае — федеральное правительство) своим “умелым” управлением довело АЗЛК до обязательств почти на миллиард долларов, а москвичи должны за это платить? С какой стати? Город и так “закачал” в завод около 100 млн. долларов, по сути только ради того, чтобы на карте столицы не появилась еще одна “горячая точка”.

Списывать свои же долги государство не захотело. Завод, немного проработав на московских деньгах, снова встал — на долгих 5 лет. Стоит ли сегодня удивляться его состоянию? Конечно, нет. Но простите: при чем здесь Москва и ее власти?..

Принцип царя Мидаса

У древнегреческого царя Мидаса был особый дар: все, к чему он прикасался, превращалось в золото. Когда этот дар только появился, жадный Мидас очень обрадовался. Он ходил по своему дворцу, оборачивал в золото попадающиеся ему на пути предметы и подсчитывал барыши. Правда, кончилась эта история не очень хорошо.

Россия явно не Греция. А наши прежние власти мало напоминали Мидаса с его даром. Скорее наоборот: любое их касание превращало стоящую вещь в… скажем, нечто непотребное.

Если вас не убедил пример с АЗЛК, давайте вспомним судьбу некогда лучшего аэропорта страны под названием “Шереметьево”. Который тоже — до недавнего времени — был в федеральном управлении.

Москва десятки раз просила передать этот авиакомплекс городу! Взамен обещалось реконструировать два существующих и выстроить третий терминал “Шереметьево”, обустроить прилегающую к аэропорту территорию и вообще навести порядок.

Итог известен. К концу 90-х “Шереметьево” подошло в таком состоянии, что иностранцы просто не верили, будто это — главный аэропорт России.

Как известно, Москве “Шереметьево” все равно не отдали. После долгих политических “игр” федеральные власти предпочли передать управление частной компании, входящей в крупную олигархическую финансовую структуру. И что дальше?

А то, что некогда аэропорт Москвы №1 на глазах отстает от “Домодедово” и “Внуково”. Последним взялась управлять столица, и дело сразу пошло. Во “Внуково” уже открылся новый, международный терминал, а вскоре появится еще один. Неподалеку от них будут построены гостиницы, максимальными темпами уже идет расширение Киевского шоссе, а скоро очередь дойдет и до Боровского. Мало того, столичные власти намерены протянуть к аэропорту ветку монорельсовой дороги, по которой дорога из Москвы займет всего несколько минут.

Зная характер Юрия Лужкова, можно не сомневаться: все эти планы будут воплощены в жизнь. И тогда “Внуково” по праву станет считаться лучшим авиакомплексом столицы. Но стоило это понять всем, как тут же начались разговоры о том, что Москве не нужно столько “ворот”! Что расширение аэропорта вредит экологии! Что не нужно закапывать в асфальт и монорельс те деньги, которые готова вложить в развитие подмосковных трасс столичная власть…

Примеров, подобных АЗЛК, “Шереметьево” и “Внуково”, тьма. Боюсь, что одно их перечисление займет слишком много газетного места. Но во всех этих случаях складывается полное ощущение, будто главный принцип противников Лужкова: “чем хуже, тем лучше”. Пусть все рушится, горит и взрывается — лишь бы народ не видел достижения столицы, не мог их сравнивать с поступками других политиков и достижениями других регионов. Ведь это сравнение будет явно не в пользу всех остальных.




Партнеры