Труба о двух концах

21 мая 2004 в 00:00, просмотров: 447

В России урожай-неурожай — все не слава Богу. Не уродилось — народ помирает

с голоду. Если год плодородный — опять плохо. Не успевают собрать, продать и с умом потратить. Либо урожай гниет на полях, либо добро — в карманах. И так куда ни ткни. Когда в 1998 году цены на нефть упали, на страну посыпались дефолты с секвестрами. Как только пошли в гору и побили все исторические максимумы, промышленность начала демонстрировать... нулевые росты. Да и народ жить лучше не стал. Так что же нам нужно и как найти золотую середину?


Правительство России обозначается в современном китайском языке четырьмя иероглифами: “временный, быстротечный”, “начальник”, “труба, нефтепровод”, “север”.

В.Пелевин.

Опять двадцать пять

Впрочем, нефть начала дорожать не вчера. Цены неуклонно идут в гору с середины 1999 года. В основном благодаря растущим экономикам Китая, Индии, Бразилии и Юго-Восточной Азии, которым требуется все больше энергоресурсов. На повышение сыграли и неудачи американцев на Ближнем и Среднем Востоке. По оценкам Института модернизации, только провал в Ираке и страх перед “Аль-Кайедой” повышает цену барреля нефти на четверть (это 8—10 долларов). И это на фоне системного кризиса мировой экономики, отчасти вызванного все той же дороговизной сырья. Ненадежность финансовых вложений толкает спекулянтов всего мира инвестировать деньги в товары с гарантированным спросом — и в первую очередь в “черное золото”.

Сначала рост нефтяных цен играл нашим только на руку. Правительство Касьянова браво рапортовало о новых экономических достижениях. Правда, на поверку оказалось, что всеми этими “достижениями” Белый дом обязан не хорошей работе, а все той же нефти.

“Для нормального развития нашей экономики оптимальная цена на нефть — 25—30 долларов за баррель. А все, что выше, уже играет против нас”, — пояснила “МК” заведующая лабораторией госрегулирования инвестиционной деятельности Института макроэкономических исследований Юлия Зворыкина. Все объяснимо: нефть “забивает” все остальные отрасли. Вместе с ее подорожанием укрепляется рубль. Параллельно дешевеет импорт, и отечественные производители несут убытки. Дошло до того, что уже в марте промышленный рост остановился. Сейчас фактически растут только отрасли, ориентированные на экспорт нефти.

И это при том, что, казалось бы, при высоких ценах на нефть у нас есть все возможности развиваться. Нефтедоллары ведь могут растекаться по всей экономике: идти на расширение закупок оборудования, выдаваться банками в виде кредитов, подстегивать покупательную активность населения. По оценкам, совокупный эффект от увеличения цен на нефть сопоставим с годовым ВВП России — и именно он является основным источником экономического роста. Только за 2004 год мировая стоимость нефти выросла более чем на треть. За четыре года от нефтеэкспорта государство дополнительно заработало более 115 млрд. долларов.

Мертвый запас

Но на пользу они явно не пошли. Все излишки государство либо проедало, либо распихивало по бесполезным заначкам. До реальной экономики, которая до сих пор нуждается в деньгах, и до граждан доходили жалкие крохи. И их тут же съедала инфляция.

Подкачала и недоразвитая банковская система. Банкиры просто захлебнулись от свалившихся на них нефтедолларов. Только за прошлый год вклады граждан выросли на 50 процентов. Такие богатства бы пустить на инвестиции да раскручивать промышленность. Однако никакого нормального механизма перераспределения средств в экономике правительство, сколько ни грозилось, так и не создало. В итоге все деньги банкиры крутили в основном на фондовых и валютных рынках. А на спекуляциях обогащается не страна, а отдельно взятые граждане.

А государство, как царь Кощей, над златом чахнет. Все собранное в стабилизационном фонде так и не работает. А деньги капают туда исправно. Так, только в первом квартале нынешнего года запасы выросли в 1,6 раза — с 106 до 171 млрд. рублей. По прикидкам Минфина, к концу года эта сумма еще удвоится.

“Идея стабилизационного фонда абсолютно порочна. Вместо финансирования модернизации экономики и снятия ее с нефтяной иглы правительство копит деньги на черный день, как старушка — гробовые. Власти замораживают колоссальнейшие средства. С учетом неиспользуемых остатков в бюджетной системе и пенсионных денег они составляют не менее 45 млрд. долларов, что сопоставимо с ресурсами СССР, — прокомментировал “МК” руководитель Института модернизации Михаил Делягин. — Но когда цены на нефть упадут, деньги растратятся очень быстро. И мы снова окажемся у разбитого корыта, потому как всю остальную промышленность уже загубили”.


ЭКСПЕРТЫ “МК”:

Алексей КУДРИН, министр финансов РФ:

— Иногда достижение эффективных результатов не связано с какими-то, казалось бы, очень понятными и в целом логичными вещами. Вот взять Японию, которую ставили нам в пример государственной поддержки крупного бизнеса в советское время. Сейчас мы видим, к чему это все привело: к громадной неэффективности, уязвимости перед кризисами, капитализации, лопнувшей в один момент, как мыльный пузырь.

Валюта, которая пришла к нам в страну из-за высоких цен на нефть, никак не связана с результатами деятельности нашей экономики. Она приводит к укреплению рубля. Что, в свою очередь, подрывает наш экспорт, главным образом — промышленной продукции. И одновременно удешевляет импорт, который, когда хлынет на рынок, просто задавит наше производство. Как видите, приход этой валюты имеет негативный характер, и государство вынуждено изымать ее с рынка для того, чтобы поддерживать курс рубля и не накручивать инфляцию. Поймите, что это ничем не обеспеченные деньги. Поэтому мы и направляем их в стабилизационный фонд.


Юлия ЗВОРЫКИНА, Институт макроэкономических исследований:

— Чтобы не подстегивать инфляцию, средства стабилизационного фонда можно вкладывать в конкретные крупные, высокоэффективные проекты. То есть в то, что даст конкретный результат, и довольно быстро. Скажем, на сельхозпереработку. Можно пустить эти деньги на ипотеку. Процент по кредиту тогда будет не 15, а 4—5 или 6. И так далее. Здесь главное — решить, куда можно направить эти средства.

А вот в чем настоящая проблема — так это в недостатке специалистов реального сектора. Пока все только рассказывают, что пишут бизнес-планы. И получается, что на инвестфорумах обсуждается либо некая идея, либо уже давно работающий проект, где инвесторы не нужны.


Михаил ДЕЛЯГИН, Институт модернизации:

— Сегодня страна буквально захлебывается от нефтедолларов, но реальная политика сводится к новому этапу свертывания и без того ничтожных социальных гарантий. На этом фоне особенно трогательна забота о повышении зарплат высокопоставленным чиновникам. Премьер Сингапура как-то заметил: “Если платить орешками, министрами будут обезьянки”, — но кто сказал, что рост оплаты осуществит обратное превращение? Тем более что на самом деле обезьяну в человека превратил то ли труд, то ли палка в лапах другой обезьяны...

Правительство, как и 10 лет назад, со вкусом рассуждает о снижении налогового бремени. Да, ставки налогов уменьшаются, но в результате реальное налоговое бремя, особенно с учетом взяток и иных поборов, пожалуй, даже растет.

А МОГЛИ БЫ...

Снизить налоги

В общем, закрома Родины набиты деньгами. И лежат они мертвым грузом. Тем временем государство плачется, что не может позволить себе такую роскошь, как снижение налогов. Типа нечем покрыть выпадающие на время бюджетные доходы. Разговоры о стимулировании обрабатывающей промышленности и высоких технологий на деле свелись к снижению ставки НДС с 20 до 18%. Может, конечно, это и стимулирует обрабатывающие производства больше, чем сырьевые, но — как мертвому припарка.

А вся налоговая реформа проходит точно по законам Паркинсона: когда любое снижение оборачивается увеличением. Так получается с единым социальным налогом. Вместо того чтобы повально облегчить жизнь, власти затянули удавку на шее зарождающегося среднего класса с зарплатой от 300 до 1000 долларов в месяц. Такая же история и со средним бизнесом, который не поддерживают, а застраивают под крупный. Не в смысле доходов и возможностей, а по количеству бумажной волокиты и невероятного количества отчетов.


Вложить в инвестиции

Власти уже который год обещают инвестировать деньги в перспективные проекты — например строительство дорог и прочей инфраструктуры. Воз и ныне там. Отмазка — нет денег. Хотя средства на них можно перекинуть из того же стабилизационного фонда. Для него это копейки. К тому же мало того, что они вернутся, да еще и с отдачей, — решится и проблема безработицы.

• Космос. Несмотря на то что нам пытаются объяснить: дескать, российские технологии уже не востребованы, в “космосе” все же есть интересные наработки. Их-то и можно начать активно производить и продавать. По крайней мере, на рынке стран СНГ они точно будут пользоваться спросом.

• Сельскохозяйственная и военная техника, авиация. Этот рынок нами практически сдан. И без боя. Тем не менее Россия могла бы с успехом вводить лизинговые схемы, которые будут работать.

• Транспортные коридоры, дорожное хозяйство. В этой сфере у России все карты на руках. Благодаря удачному расположению можно было бы построить транспортный коридор Европа—Азия и Северный морской путь. И при условиях высокой загруженности альтернативных магистралей они бы работали на ура.

• Развитие туризма. Черноморское побережье нуждается в инвестициях. А вместе с ним Кавказские Минеральные Воды, Алтай и Байкал. А здравницы, как известно, окупаются довольно быстро.

• Металлургия. С этого рынка, как ни странно, нас активно вытесняет более шустрая Украина. Россия могла бы выступать за рубежом как единая страна с развитым металлургическим комплексом, что с успехом делает Япония, например, в банковской сфере. А не кидать разные компании — типа, крутитесь как хотите.

• Строительство трубопроводов за рубежом. Уж эта сфера — как раз то, что мы умеем делать. Надо только заполучить крупные контракты. Например во Вьетнаме.


Добавить на социалку

Коль скоро государство боится удваивать ВВП и вкладываться в крупные проекты, могло бы хоть побороться с бедностью и помочь людям. Если пенсионерам подкинуть денег, то они, естественно, не побегут в бутики и крутые торговые центры. А поддержат отечественного производителя, купив побольше молока, мяса, хлеба и обновив гардероб. Если государство не заботится о национальной промышленности, так это сделают люди — дайте только шанс.

Причем бояться инфляции в этом смысле не стоит. Будет только лучше. Однако государство делает все с точностью до наоборот. Вслед за ростом нефтяных цен благосостояние простых граждан явно не поспевает. Более того, им теперь приходится только еще больше отстегивать. Тем же нефтяникам за бензин, который стоит уже как в Нью-Йорке. А американцы, между прочим, живут на привозной нефти. Не говоря уже о доходах среднестатистического жителя.


Сидеть на трубе, наверное, хорошо. И нашему правительству это определенно нравится. Но труба у нас одна на всех. И если мы и дальше будем жить с такой экономической политикой — труба всем нам.



Партнеры