Стая “высоких профессионалов”

21 мая 2004 в 00:00, просмотров: 186

Объявленная в стране административная реформа пока наиболее зримо (для общества) проявилась в повышении зарплат чиновникам высшего звена. Сделано это в целях привлечения на госслужбу настоящих, “высоких” профессионалов, без которых невозможен никакой прорыв в экономике. На самом деле “высокие профессионалы” среди государевых людей есть. Только совершенно особого рода.


Многое, что в последнее время происходит в стране, удивительным образом напоминает анекдот советских времен про чукчу, который после обучения на философском факультете вернулся пасти родное стадо. Пусть простят меня представители этого малого народа, к которым я отношусь на самом деле хорошо. Тем более что все анекдоты про чукчей — это анекдоты скорее про всех нас, независимо от того, что там проставлено в пятой графе паспорта. Так вот, вкратце суть истории: сидит чукча на берегу бурной реки и наблюдает, как олени один за другим бросаются в бурную реку и, соответственно, гибнут там. Сидит, трубочку покуривает: пых-пых (Госнаркоконтролю просьба не напрягаться — это образ, а не пропаганда). И на третьем погибшем олене философически изрекает: “Однако тенденция”.

Сразу видно, высокий профессионал, сразу понял суть событий. Только олешкам от того не легче.

К чему это я? Конечно же, к делу ЮКОСа. Просьба не смеяться и не вспоминать Доренко с его сакраментальным: “Казалось бы, при чем тут Лужков”. Но понять тенденции в этом новом “процессе века” можно, только окидывая всю картину целиком.

Вот вроде бы в Конституции (на минуточку, не фигня какая-то, а основной закон нашего с вами государства!) записано, что суд у нас — гласный и открытый. Кроме тех случаев, когда могут быть раскрыты государственные секреты... Иначе трудно объяснить, почему так сложно было пройти даже на ничего не решающее заседание арбитража, где переносились слушания по делу о дополнительной эмиссии акций ЮКОСа перед их объединением с “Сибнефтью”. От журналистов постовые милиционеры в здании Московского городского арбитражного суда отмахивались как от назойливых мух. Правда, это было еще полбеды. 11 мая, когда начался разбор иска МНС к ЮКОСу, на основании которого было запрещено трогать хоть самую маленькую и самую паршивую акцию, заседание арбитража практически официально объявили закрытым (то бишь секретным), а обычных стражей входов-выходов усилили ОМОНом. Как будто там рассматривали не спор между государственными служащими (я специально пишу не “государство”, а “служащие”, потому что государству, по большому счету, от усердия своих служащих кроме вреда — никакой пользы) и компанией, а зачитывали приговор какому-то Ганнибалу Лектору, скушавшему на предыдущем заседании предыдущего судью без соуса и столовых приборов. Вот такой вот секретный арбитраж.

Если честно, я судей понимаю. Все их действия становятся логичными и понятными, если принять в качестве основополагающего аргумента то соображение, что они действительно обладают высокой профессиональной квалификацией и потому не могут допустить публичного рассмотрения результатов активности “высоких профессионалов” совершенно другого толка. Разного поля ягоды. И уважающий свой собственный профессионализм судья должен в этой ситуации либо судить по закону, либо дать нужный результат втихую, чтобы не было потом особенно стыдно на людях. На высшем уровне считать умеют. Считают плохо на более низком. Но пробелы в школьном образовании с успехом замещают должностным рвением.

Или возьмем для примера нынешнюю историю с Содбизнесбанком. Тоже поработали столь “высокие профессионалы”, что 45 тысяч граждан нашей страны, вкладчиков этого банка, готовы выйти на улицы и перекрыть движение транспорта. Сколько пожарных машин и карет “скорой помощи” не доедет до тех, кто их ждет? У скольких других наших сограждан будет испорчено настроение, когда они на пару часов застрянут в “пробках”? Главное, что никто из ответственных лиц государства опять не дал вкладчикам никаких гарантий. И это немудрено. Раз наступил период, когда за свои слова уже надо хоть как-то отвечать, молчание опять стало золотом. Когда уж наступит эпоха, когда надо будет отвечать и за дела? Впрочем, науке это доподлинно неизвестно, как и то, есть или нет все-таки жизни на Марсе.

Мало того: еще даже не сумев ввести настоящее временное управление в Содбизнесбанк, высокие и ответственные лица уже заявили, что на очереди разборки еще с десятью кредитными учреждениями. При этом конкретные наименования из “черного списка” сохраняются в тайне. Наверное, чтобы граждане одновременно ломанулись во все, забирая все деньги без остатка. И правильно. А то слишком много денег отнесли россияне в банки за последнюю пару лет. Просто непонятно, что с такими деньжищами делать. Особенно когда они не у государства, а у классово чуждого частника в управлении. Да и скучно, наверное, стало чиновникам без социального протеста и бунтов...

Реформа у нас идет за реформой. Одна за другой не успевают. Вот решили систему обязательного медицинского страхования реформировать. Концепцию сделали, вынесли на обсуждение. По концепции реформы у нас слишком много врачей. Особенно двух категорий: детских и в сельской местности. Опять же сэкономленные на врачах средства можно сунуть в какой-нибудь очередной стабилизационный фонд, образованный для удвоения ВВП. Правда, реформы ОМС нам теперь еще долго ждать. Потому что концепция опять поменялась. Как в другом анекдоте, когда поручик Ржевский, вернувшись с попойки, требовал от денщика то тазик, то горшок. Потому что у него тоже концепция менялась. Его то тошнило, то поносило.

Куда ни глянь, в созидании чего-либо от государственных мужей трудно дождаться осмысленности действий. Зато традиция отнять и поделить живуча как никогда. И особенно жуткую аллергию вызывают те хозяйствующие субъекты, которые не разрушают, а успешно работают. К примеру, тот же ЮКОС. Половина руководителей сидит, половина сбежала с исторической родины от греха подальше. А компания не разваливается. Наоборот, впервые за всю историю существования в первом квартале этого года ЮКОС вышел в абсолютные лидеры по отрасли по добыче нефти. Обогнал даже ЛУКОЙЛ. Прям даже неудобно так самое успешное предприятие банкротить. Но — надо. Отступить сейчас заместителю министра по налогам и сборам г-ну Голикову (стоящему во главе войны с ЮКОСом хотя бы формально), так и не сумевшему на прежнем месте работы осчастливить всех жителей Петербурга телефонами, — значит, расписаться в полной профессиональной несостоятельности. Вот и доказывает свою состоятельность вкупе с иными столь же “высокими профессионалами”, для которых нет ни закона, ни логики. Интересно, как отнесся бы судья того же арбитража, если бы к нему домой пришел коллектив “высоких профессионалов” с короткой стрижкой и сказал бы примерно следующее: “Знаешь, брателло, тут нам твой сосед (или двоюродный племянник — не суть важно) за крышу задолжал. Так теперь ты за него отстегивать будешь”. Ей-ей, ситуация почти один в один с предъявами, извините, исками ЮКОСу от мытарей. Теми самыми, на три миллиарда долларов. Или, еще лучше: “Тут твой сосед нам стольник задолжал, и поэтому пока он не расплатится, мы у тебя машину заберем. А как расплатится — вернем. Может быть. Но счетчик за его долги мы тебе включили, ты имей в виду”. Это я уже, как вы, наверное, догадались, про арест всех активов холдинга по претензиям на эти три миллиарда. Наверное, судья бы возмутился, хотя бы в душе, и посчитал это высшей несправедливостью и полным беззаконием. Но почему логика уходит отдыхать, когда амплуа братков исполняют люди в униформе? А в судебной практике, между прочим, в случае выигрыша МНС возникает прецедент, опасный для любой компании, работающей в России. Трудно у чиновников с созиданием. Не выходит каменный цветок. Единственное, где они еще могут показать себя “высокими профессионалами”, — это в реализации инстинкта стаи: догнать и порвать. Конечно, когда диктует инстинкт, до норм ли тут закона? Главное — результат. Правда, даже в охоте на дичь — столько ляпов и ошибок, что будь они волками, давно б эта стая с голоду сдохла.

Но это, в общем-то, закономерно. Есть такой закон — вырождения функционеров. Ни в Конституции, ни в каком-либо кодексе его можно не искать. Он — не в книгах, он — по жизни. Суть его сводится к тому, что каждое последующее поколение чиновников обладает, как бы это помягче выразиться… В общем, каждое последующее поколение бюрократов меньше обезображено интеллектом, нежели предыдущее. Объясняется просто: ни один начальник не хочет брать к себе на работу человека более умного, чем является сам, поскольку тот несет в себе угрозу карьере самого начальника. Соответственно, для гарантии начальник подбирает под себя менее развитых по сравнению с собой подчиненных. Двигаясь вверх по карьерной лестнице, он тащит на более высокие должности и собственную команду, состоящую из проверенных и надежных людей, пусть на них природа и вздремнула в свое время. Те же подбирают под себя уже тех, на ком природа отдохнула более основательно. А от ошибок начальство всегда прикроет. И прикрывает. Ну что с того, что при проверке ЮКОСа налоговики, даже руководствуясь собственной логикой, не смогли правильно сложить цифры — ни в столбик, ни на калькуляторе. И ошиблись на 200 миллионов. Если у двух министров, которые вместе работают, экспертные оценки разнятся на два миллиарда... Главное, что решение-то правильное!

А вы говорите: ЮКОС, ЮКОС… Что ЮКОС? Частный случай. Правда, в его деле как в капле воды отразилась вся наша страна с ее болячками, казусами, нестыковками, беззаконием. Страна, где ничего не изменится, пока заправлять всем будет стая “высоких профессионалов”, главная способность которых заключается в том, чтобы еще на ментальном, не озвученном уровне уловить высочайшую волю и с дружным ревом “п-р-а-л-ь-н-о-е р-е-ш-е-н-и-е!!!” накинуться на очередную жертву, при этом под общую свару постаравшись и себе любимому втихую урвать кусочек пожирнее.


Автор ждет писем от тех граждан России, кому стало жить лучше в результате ареста Ходорковского. Письма от заместителя министра по налогам и сборам г-на Голикова не рассматриваются.



    Партнеры