Как стать Индианой Джонсом

22 мая 2004 в 00:00, просмотров: 835

Путешествовать во времени хотели бы все. И есть люди, которым это доступно. Нет, я не начиталась фантастики. Я поговорила с археологами. И поняла, что провести лето в археологической экспедиции, да еще и немножко заработать — неплохой вариант для отпуска.


Захожу в кабинет Института археологии. На полках — книги, на столе — компьютер и принтер, и никаких тебе чучел снежного человека или осколков древнегреческих амфор. Археологи, как я и ожидала, сплошь усатые и бородатые. Робко начинаю: “А можно мне с вами пойти в экспедицию?..”

Мой вопрос никого не удивил:

— Легко! А что умеешь?

— Могу копать. Могу не копать, — вспоминаю избитую шутку.

— Ну, копать-то все могут, а может, ты хорошо готовишь? Нам повара до зарезу нужны — профессия в экспедиции дефицитная, правда, тяжелая. Сама понимаешь: студенты покушать любят!

Проклятье горы Арарат

Самым известным археологом был Индиана Джонс. Сегодня при большом желании можно оказаться на месте главного героя фильма. И побывать на настоящих раскопках.

— Следы древнего человека есть везде — далеко ходить не надо, — просвещает меня сотрудник Института археологии РАН, руководитель Фанагорийской экспедиции Владимир Кузнецов. — В Великом Новгороде откопали древнее поселение; не так давно на Тамани нашли город Тмутаракань; уже много лет в Краснодарском крае идут раскопки древнегреческого города Фанагория IV века до н.э.

По словам Владимира Дмитриевича, профессия археолога нынче непрестижная.

— Государство денег на раскопки не дает. Россия — огромная страна, и древностей здесь так же много, как ос над вареньем, но доставать их из-под земли дорого и невыгодно: мы ведь не маленькая Турция, где на каждый метр — свой греческий город и куда можно возить туристов и окупать затраты на раскопки. Возить туристов из Коломны в Тамань и обратно дороговато. А находки нужно еще отреставрировать, реконструировать, охранять...

Тем не менее сегодня на территории России действует более тысячи археологических экспедиций.

— Кстати, если вы хотите называться археологом, не стоит рыть в тех местах, где 50 лет назад снесли старый дом, — археологическими находками считаются те, которые датируются сроком не позже XVII века.

Я сам нередко слышал какие-то чудесные истории, знаю людей, которые при раскопках древних гробниц видели какие-то странные вещи. Но слабо верю во все это. Многие мои коллеги долгое время боялись подниматься на Арарат, где, по преданию, сохранился Ноев ковчег. В этом году американец Роберт Паллад, в свое время обнаруживший “Титаник”, забрался на Арарат, и ничего — живой!

Костер, картошка, девушки

— Мои друзья из МАрхИ приехали летом из Тамани, где раскапывали древнегреческий город Фанагорию. Рассказов была масса. Заразившись их энтузиазмом, я попросился с ними. Езжу уже третий год и не собираюсь бросать, — рассказывает архитектор Андрей Бреславцев.

Древнегреческий город Фанагория на полуострове Тамань был найден в XIX веке. В многочисленных курганах раскопали золото, оружие, посуду — многие из этих находок сейчас хранятся в Эрмитаже.

Подобный по величине древний город на территории нашей страны всего один. Второй — в Керчи. Когда-то эти два мегаполиса (Керчь и Фанагория) были столицами древнейшего и первого на территории нашей страны государства — Боспорского.

Самая необычная находка в Фанагории — ступенчатый склеп с куполом. К сожалению, когда мы проникли внутрь, обнаружили, что древняя усыпальница разграблена.

Помимо наземных раскопок мы еще ведем и подводные: у нас есть целый штат водолазов. В прошлом году мы впервые применили такую методику: на небольшой глубине обложили нужный участок мешками с песком, чтобы они не пропускали воду. Из получившегося бассейна откачали воду и извлекли то, что нас интересовало, — древнегреческие амфоры и монеты.

Как правило, раскопки ведутся летом, два-три месяца, а остальная работа по изучению и классификации находок — в течение остальных девяти месяцев.

— Археология — занятие для настоящих романтиков! Живем мы в палатках, бытовые удобства отсутствуют. Подъем в семь утра, в половине восьмого завтрак, а потом — за работу. Кто-то копает, кто-то сортирует находки, кто-то зарисовывает то, что нашли, кто-то составляет карты — все при деле. В 14.00 работа заканчивается. В 15.00 — обед, дальше — свободное время.

— Ночью мы собираемся у костра, с песнями под гитару, печеной картошечкой. Девушек в экспедициях тоже много, без них не было бы смысла ехать, — смеется Андрей. — Романы здесь случаются регулярно, кто-то находит свою судьбу, а кто-то уезжает с разбитым сердцем.

Копать отсюда и до обеда

— Для раскопок тебе потребуются карта, лопата (90 руб.) и кисточка (40 руб.). Детектор металлов стоит дорого — от 1000 долларов. Их дают на экспедицию, — наставлял Владимир. — Для того чтобы определить, что перед тобой — мусор или ценная находка, археологи и учатся пять лет, но не отчаивайся: со временем ты тоже станешь отличать зерна от плевел. У каждой эпохи — свой стиль, способ изготовления утвари, одежды, построек, свои материалы, характерные для данного периода. И смотри, не бери ничего на память: небольшой осколок может оказаться очень ценным и стоить сотни тысяч долларов...

Копать можно далеко не каждому: нужно получить лицензию на раскопки — так называемый Открытый лист (он действует в течение года). Самым важным и авторитетным ученым выдают лист “четвертой формы”, то есть на все виды археологических исследований. Приехав на место, надо отметиться со своим листом в местных органах власти и охраны памятников культуры. После экспедиции необходимо предоставить подробный отчет. Если все в порядке, в следующем году вам опять дадут лицензию. Любые раскопки без Открытого листа незаконны.

— Сегодня делают сенсационные находки?

— А как же! Есть, конечно, сенсации дутые, как история со шлемом Александра Македонского. А вот если нашли целиком сохранившуюся греческую скульптуру V века до н.э., то это уже настоящая сенсация. Есть находки, ценность которых может оценить только специалист и которые в научном мире произведут настоящий фурор. Например, в Воронежской области были найдены стоянки древних людей эпохи палеолита, то есть каменного века!

Черные археологи

В прошлом году под Симферополем на археологов напали вооруженные бандиты, пытались похитить редчайшие находки. А когда ночью ученые выставили дозор, по ним был открыт огонь. Недавно крымские ученые нашли золотой клад под Керчью, но сами были этому не рады: охранять сокровища некому, и каждую ночь участники экспедиции засыпали с мыслью, что больше никогда не проснутся.

— Это все от бедности, — разводит руками Кузнецов. — До начала 90-х мы спокойно оставляли и консервировали раскопы — до следующего года они стояли нетронутыми (раскопки проводятся только летом). Сейчас же, когда мы возвращаемся, все раскопы изуродованы грабителями. Они покупают металлоискатели и ночью приходят на место раскопок. Раньше такого не было. Ну, попадались иногда мальчишки или страстные коллекционеры, желающие любыми способами получить что-то, но массового характера грабежи не носили.

— В последнее время появился новый вид туризма: русских и зарубежных туристов приглашают принять участие в раскопке “мамонтовых кладов”. Потенциальных клиентов заверяют, что все находки, не представляющие исследовательской ценности, они смогут забрать с собой. Таким образом наши ученые якобы добывают деньги на новые исследования. Это выход?

— К сожалению, в нашем законодательстве нет статьи, карающей несанкционированные раскопки, кроме тех, что ведутся на федеральных объектах или в заповедниках. На моей памяти не было случая, чтобы кого-то посадили за мародерство или “черную археологию”. Человек никогда не пройдет мимо легкой наживы. А спрос на предметы древности с каждым днем все растет...

Москва не сразу рушилась

Археология Москвы насчитывает всего около двух веков. Однако до 30-х годов не было системы раскопок — культурные слои варварски уничтожались. А ведь каждый из них несет ценную информацию о тех, кто жил здесь раньше. Культурный слой — проще говоря, мусор, предметы утвари, остатки построек и захоронений — все, что и составляет историческую ценность. Археологи аккуратно снимают его до тех пор, пока не докопают до материка — нетронутого цивилизацией пласта; как правило, это глина.

По словам специалистов, Москве при ее количестве археологических памятников нужны десятки тысяч археологов.

— Совсем недавно археологи сделали открытие: оказалось, что Москва гораздо старше, чем принято было считать. А какие еще сенсации были “отрыты” в столице?

— Нашли один из самых древних памятников археологии Москвы — поселение первобытных финно-угорских племен, основанное около трех тысяч лет назад. Оно находится на территории современного района Митино. Дома первобытных людей очень похожи на индейские вигвамы. Для постройки хижин использовалось несколько столбов, переплетенных ветками. А по найденным костям животных, например, мы определили, что в лесах, росших на месте Первопрестольной, жили медведи, лоси, бобры, глухари и рябчики.

— Как ни парадоксально, чем чище был город, тем меньше оставался после него культурный слой, — продолжает Кузнецов. — Например, почти ничего не оставили после себя жители древнего Херсонеса (нынешний Севастополь), потому что для постройки новых домов они разрушали старые. А самый большой слой — 30 метров — археологи обнаружили в Палестине, и принадлежит он знаменитому Иерихону. Какой слой останется от Москвы — трудно сказать, но, судя по нашим улицам, потомкам будет что раскапывать и помещать в свои музеи...


Чтобы попасть в экспедицию, достаточно просто зайти в Интернет: объявления о наборе вывешивают постоянно. Московский академический археологический институт, например, набирает добровольцев каждый год. (Необходимую информацию вывешивают и сайты университетов Воронежа, Самары, Саратова, Краснодара.)

Дорогу, проживание, питание вам оплатят, к тому же вы будете получать зарплату — в среднем 1500 рублей в месяц. Поехать можно как на неделю, так и на все два месяца раскопок. Ежегодно институт проводит 35 экспедиций, в основном в Центральной России, на юге Северного Кавказа и Причерноморье.

Этим летом Археологический институт проводит раскопки:

• в Белгородской и Воронежской областях. Там будет работать Донская экспедиция, которая исследует памятники скифского времени;

• в Брянской, Московской областях и на Северном Кавказе. Палеолитические памятники;

• в Суздале, Владимире и Вологодской области. Средневековые памятники;

• в городе-крепости Танаис в Ростовской области Нижнедонская экспедиция изучает памятники античной истории;

• в Краснодарском крае Таманская экспедиция раскапывает Фанагорию;

• в Липецкой области, Москве и Угличе. Раннеславянские древности;

• в Новгороде Великом — многолетние раскопки городищ;

• в Рязанской области — средневековое городище Старая Рязань;

• в степной зоне Оренбургской области будет работать Приуральская экспедиция (раннескифские древности);

• на территории Восточного Крыма на Украине — античные памятники.



Партнеры