Расстрельная должность

24 мая 2004 в 00:00, просмотров: 199

В пятницу чеченский избирком определил дату досрочных президентских выборов в республике — 29 августа. А за несколько дней до этого в Москве побывал первый вице-премьер Чечни Рамзан Кадыров. Сразу поползли слухи: Кадыров-младший лоббирует в путинской администрации “своего” кандидата в президенты...


Как стало известно “МК”, эти слухи не лишены основания. С момента гибели Ахмада Кадырова его “семья” лихорадочно ищет преемника. Не самые, мягко говоря, популярные в республике чиновники понимают, что президент, не принадлежащий к их клану, не оставит их во власти. Трудность задачи состоит в том, что у “кадыровцев” нет фигуры, сопоставимой с фигурой покойного президента.

Вероятно, мысль сделать Рамзана преемником отца была первой, что пришла в голову кремлевским политтехнологам. Система власти в Чечне выстроена “под Кадырова”, она не оставляет шанса вписаться в нее никому из альтернативных пророссийских чеченцев. А Рамзан не может пока стать эффективным президентом. Он не обладает должным опытом и авторитетом, непопулярен среди чеченцев, не пользуется доверием силовиков. Зато за ним стоит служба безопасности президента, в которой примерно 6 тысяч бойцов, большей частью бывших боевиков. Случись что — и они могут повернуть штыки против федералов.

Впрочем, Рамзан Кадыров уже публично заявил о своем отказе от борьбы за президентский пост. Его окружение сначала хотело было предложить кандидатуру нынешнего председателя Госсовета Чечни Тауса Джабраилова, но потом остановило выбор на министре МВД Алу Алханове, за спиной которого 11 тысяч милицейских “штыков”. По данным наших источников, во время последнего приезда в Москву Рамзан предложил Кремлю сделать ставку на Алханова, но положительного ответа пока не получил. Однако другой видный “кадыровец”, ныне депутат Госдумы Руслан Ямадаев, в беседе с корреспондентом “МК” эти сведения опроверг: “Два дня назад Рамзан и Абрамов были у меня в Думе, но конкретные кандидатуры не обсуждали. Мы просто договорились, что скоро соберемся в Чечне и поговорим на эту тему”. Пока же, по словам депутата, обсуждать кандидатуры неэтично. По нормам чеченского этикета в течение 40 дней после смерти человека все его близкие держат траур и даже не бреют бороды. Впрочем, Алханов, по его словам, “нормальный человек”.

Генеральские погоны Алханову вручал лично Кадыров в ноябре прошлого года, на должность министра он был назначен в чине полковника. Назначением он тоже обязан Кадырову, поэтому с полным основанием может считаться “его” человеком. Про Алханова известно, что раньше он служил в железнодорожной милиции и был в оппозиции Дудаеву. “Последовательный “кадыровец” — говорят о нем.

Даже если Кремль протащит во власть Алханова, это, по мнению многих чеченцев, не приведет ни к чему хорошему. “Я считаю, что эти игры надо кончать, — сказал “МК” один из наиболее известных пророссийских чеченцев, историк Джабраил Гакаев. — Это просто нельзя делать”. Гакаев считает, что будущий президент Чечни должен быть приемлем для всех трех центров силы, действующих сейчас в Чечне: для населения, для Москвы (это должен быть патриот России) и для людей, представляющих нынешнюю чеченскую власть. “Кадыровцам” должны быть даны определенные гарантии. Такие кандидаты есть. Например, генерал ФСБ Саид-Селим Пешхоев, заместитель полпреда президента в Южном федеральном округе, или другой генерал ФСБ, работающий в Москве, — Умар-Паша Ханалиев. Последний родом из Хасавюрта и не связан с местными кланами. Это, по мнению Гакаева, хорошо, так как президентом должен стать человек, не участвовавший в противостоянии, способный объединить общество. Не замешан во внутренних разборках и Абубакар Арсамаков, президент Московского индустриального банка. А из “раскрученных”, как уже писал “МК”, реальными кандидатами остаются те, кого Кремль “нейтрализовал” на прошлых выборах: Аслаханов, Сайдуллаев, Джабраилов. Неожиданно в игру вступил экс-мэр Грозного и бывший министр печати и информации Чечни Бислан Гантамиров. Он уже заявил о намерении выставить свою кандидатуру. В прошлых выборах Гантамиров не участвовал, но выступил в поддержку Хусейна Джабраилова, и за это был отправлен в отставку с поста министра.

Вступление Гантамирова в предвыборную гонку существенно меняет весь расклад. Он не “кадыровец”, и не “московский чеченец”, он сам воевал против боевиков с 1993 года. У него есть поддержка силовиков, он абсолютно лоялен России, а кадыровской СБП может противопоставить свои силовые структуры. Вероятно, поддержку ему окажет чеченский спецназ ГРУ, которым командует зам. военного коменданта Чечни Саид-Магомед Какиев (на прошлых выборах он поддерживал Джабраилова). Возможно, он сумеет договориться и с “кадыровцами” о каких-то гарантиях для них. Хотя не исключено, что на этот раз для Чечни будет избрана схема, сработавшая в Ингушетии, где спецслужбы сумели провести на пост президента мало кому известного, “непубличного” человека из своей среды.




    Партнеры