Повод для революции

25 мая 2004 в 00:00, просмотров: 131

Слухи о том, что у россиян, имеющих пока право на повышенное внимание государства, отнимут льготы, возбудили народ. “Ну как же так?! И что мы получим взамен?” — недоумевали граждане...

Теперь стало понятно, что получат взамен самые слабые, бедные, обиженные и пострадавшие. В том числе ветераны войны.

Шиш с маслом.

По мнению Кудрина и Зурабова транспорт, лекарства, телефон и квартира для стариков-льготников обходятся в месяц в 280—900 рублей. В зависимости от их заслуг перед Родиной. Вот эти-то денежки и хотят им выдавать вместо льгот. Правительство долго ломалось, но в итоге решилось внести инициативу в Госдуму.

Мы поступили просто: нашли конкретную москвичку, которой положены льготы, и вместе посчитали — на сколько ошиблись господа Зурабов и Кудрин.

Вера Киприановна Низкошапская, если выражаться казенным языком, “работник тыла.” Рыла окопы, работала медсестрой в госпитале. Ее муж, с которым вместе прожили 57 лет, был фронтовиком. В 41-м ушел добровольцем, в войну прошел три фронта. После смерти супруга получила “корочку” вдовы инвалида войны. Все его льготы распространились и на нее.

Так что, по задумке господ Кудрина и Зурабова, Вера Киприановна могла бы рассчитывать на самую большую среди всех категорий компенсацию — 900 рублей в месяц.

Впрочем, и этих (пока еще виртуальных) компенсаций едва ли хватит на то, чтобы свести концы с концами. “Хорошо, дети помогают. Сама бы точно не справилась, даже с московскими надбавками”, — рассказывает Вера Киприановна. Еще бы. Мы прошлись по списку действующих пока льгот и посчитали их коммерческую стоимость.

Единый проездной в столице — 700 рублей. У Веры Киприановны шесть внуков и маленький правнук, и ко всем надо съездить. К тому же подруги живут в разных частях Москвы.

Бесплатный проезд раз в год по стране — в Краснодаре живут близкие родственники. “До смерти мужа (Алексей Петрович умер почти два года назад. — Авт.) часто наезжала в Краснодар, все-таки родной город. Там сестра жила, остались ее дети и внуки. А бывало, в Ростов прокачусь, с племянниками пообщаюсь. Все радость какая, не дома же сидеть”.

Билет в Краснодар и обратно: 1100 рублей.

Бесплатный проезд на пригородном транспорте. Наша героиня ездит на дачу в Купавну раз в неделю. В месяц это — 192 рубля.

“Половинная” абонентская плата за телефон. Пока — 70 рублей. После отмены льгот придется выкладывать по полной — 140 рублей.

Бесплатное обеспечение лекарствами по рецептам врачей. После нашего вопроса Вера Киприановна вываливает на стол гору медикаментов — с ума можно сойти. У Веры Киприановны больное сердце и слабые сосуды головного мозга. Пересчитали стоимость всей “аптечки” на месяц, у нас получилось — 450 рублей. Правда, “справедливости ради” надо отметить, что далеко не все медикаменты и в этом наборе оказались бесплатными. “То рецептов у них нет, а то лекарства эти в аптеке заканчиваются, — сетует Вера Киприановна. — А на эти лекарства даже не смотрите. Их сын покупает. Государство о пищевых добавках для укрепления сосудов головного мозга почему-то забыло. Как и о многом другом. Например, без успокоительных я часто не могу заснуть. Особенно после смерти мужа часто плачу. Даже валерьянка по бесплатным рецептам не положена. Говорят, мол, стоит копейки — сами покупайте”.

Бесплатное изготовление и ремонт зубных протезов. Пока протез у Веры Киприановны “работает”, но говорит, что надо бы поставить еще один. Минимальная стоимость самого простого съемного — от 2000 рублей.

Бесплатные путевки в санаторий. Наша героиня раз в год ездит в свой любимый санаторий под Сочи. Дозвонившись туда, мы выяснили коммерческую стоимость путевки: 37.520 рублей (санаторный день с трехразовым питанием — 1340 рублей).

Вот и все льготы, которыми реально пользуется Вера Киприановна. Хотя еще она имеет право на то, чтобы платить половину за вневедомственную охрану (небогатая квартира в ней не нуждается), и еще имеет право на компенсацию за бензин (ну нет машины у Веры Киприановны).

К тому же надо еще в чем-то ходить. А одежда и обувь у нас стоит недешево.

— Не поверите, до сих пор не могу привыкнуть к здешнему климату. Выросла ведь на юге. Все время приходится кутаться, мерзну. Весну жду, как подарка. В Краснодаре-то теплее, вещей поменьше требуется. А зимний гардероб, сами знаете, дороже, — сетует Вера Киприановна.

Ну, и самое главное — квартплата. О ней, конечно, чиновники обещали подумать отдельно. Быть может, еще и скорректируют цифры компенсаций. По крайней мере хочется в это верить. Однако, как известно, бюджет старается всегда платить как можно меньше. Так что вряд ли можно рассчитывать на манну небесную. Вера Киприановна платит за квартиру 600 рублей.

А теперь сложим все суммы (расходы, которые делаются раз в год, при этом делим на 12).

Итог: 4867 рублей в месяц требуется Вере Киприановне Низкошапской, чтобы купить все, что ей сейчас положено как льготнице.

Господа Зурабов и Кудрин хотят украсть у нее 3967 рублей в месяц (за вычетом 900 “компенсационных”).

Не говоря уж о том, что инфляция будет расти, а вот как будут индексировать компенсацию — никто из слабых мира сего не знает.

Обкрадывать собираются, повторим, в первую очередь тех, кто проливал кровь за Родину. И кто знал тогда, что через 80 лет потомки без совести так с ними обойдутся...




Партнеры