Шабаш дилетантов

27 мая 2004 в 00:00, просмотров: 557

Почему так случается, что человек, заслуживший признание на своем поприще, увенчанный наградами и почетными званиями, вдруг берется за чужое дело? Причины разные, но результат один: в полку дилетантов прибыло. Гении математики становятся лилипутами политологии и истории, гений шахмат озвучивает бредовые теории, а известная певица выступает борцом за попранные права тирана…

Давно известен автор “Русофобии”, теории зловредного “малого народа”, от которого все беды на земле, академик Игорь Ростиславович Шафаревич. На небосклоне математики — это звезда первой величины. Не только член Российской академии наук, но и Национальной академии США, Германской академии естествоиспытателей, почетный доктор университета во Франции. Справочник представляет его президентом Московского математического общества, заведующим отделом знаменитого Московского математического института, лауреатом Ленинской премии, лауреатом Хайнемановской премии Геттингенской академии наук. И он же — автор и член редколлегии толстого журнала, после чтения которого хочется умыть руки. Мне в корне фамилии Шафаревича слышится звук шафара — рога, в который по праздникам без устали дули и дуют поныне сыны “малого народа”, и, судя по фамилии, этим занимались и предки академика.

У математиков, очевидно, подобный заскок наблюдается, когда им становится тесно в рамках чисел. В эпоху гласности и вседозволенности, без рецензирования и специального редактирования, дилетанты производят “перевороты” в науке, творят теории наподобие “новой хронологии”. Так, согласно этой хронологии Христос родился в XI веке, а египетские пирамиды построены не тысячи, а сотни лет назад, причем с применением бетона и средневековых технологий. Я не египтолог, но внутри всех великих пирамид, в погребальных камерах фараонов Хеопса, Хефрена и Микеринаса, побывал. Следов бетона не заметил, а видел циклопические камни, которые средневековым механизмам не поднять было на сто и более метров. Семь чудес древнего мира, которые, кроме пирамид, не дошли до наших дней, по этой теории “почти дожили до наших дней и расположены часто северней, в том числе и во всегда загадочной России”. Не там ли “северней”, где слоны у нас родились? Надо ли это опровергать?..

В качестве автора “новой хронологии” вошел в околонаучный мир академик Анатолий Тимофеевич Фоменко. Плечом к плечу с ним стоят коллеги по механико-математическому факультету Московского университета Виктор Алексеевич Никеров, профессор, доктор физико-математических наук, и Глеб Васильевич Носовский, кандидат тех же наук. Это далеко не все видные фигуры, зараженные комплексом “горя от ума”.

Нисколько не сомневаюсь, что Анатолий Тимофеевич, как “папа у Вовы”, “силен в математике”. Напрасно пишут о Фоменке, что, мол, он никакой не академик и к Российской академии наук отношения не имеет. Это глубокое заблуждение. Он — самый что ни на есть действительный член высшего научного сообщества России по отделению математики. И он же украсил собой когорту членов самопровозглашенной Русской академии наук и искусств. Ее “контактный адрес” привязан не к улице и дому Москвы, а к абонементному ящику 115533 и к еще более завинченному виртуальному порогу — www.rusakadem.narod.ru.

Президентом этого сообщества, где развивается некая “русская наука”, является господин Никеров. Издательство “Эксмо-пресс” выпустило его монографию “История как точная наука”. Она написана, по признанию автора, “по материалам исследований А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского”, то есть развивает труды старших товарищей. Там в списке литературы — 552 статьи и книги. Там охват от “хронологии Египта” и “библейской географии” до “расположения Куликова поля” и “эпохи Ивана Грозного”. Глобальный подход!

Коснусь того, что мне ближе, — Москвы. По версии этой “Истории”, знаменитое Куликово поле, где произошло сражение войск Дмитрия Донского и Мамая, находится не в месте слияния Дона и Непрядвы, а в центре нынешней Москвы, на Кучковом поле! У Сретенки! Дмитрий Иванович “просто отождествляется с ханом Тохтамышем!”. И вывод такой: “Дрались на территории будущей Москвы… И дрались не русские с какими-то чужеземными татарами. А две воинственные группы одного русского государства”.

Стало быть, Донской не Донской. А Иван Калита — якобы “хан Батый, он же хан Узбек, Ярослав Всеволодович и Ярослав — Георгий”. Каким образом произошли подобные перевоплощения? Опираясь на труды коллег-математиков, Никеров произвел “четырехсотлетний сдвиг в русской истории”. И поэтому сделал массу открытий. Так, Иван Грозный не убивал сына, царевича Ивана, не женился семь раз, не морил законных жен. Была у него “только одна жена Анастасия Романова”. Откуда взялись семь жен? Летописцы и историки “приписали” ему трех жен сына Ивана, жену царя Федора и двух жен Симеона — Ивана. Вот и вышло с Анастасией семь жен! За что тогда отлучили царя от церкви, понадобилось в Благовещенском соборе для богомольного Ивана пристроить “Грозненское крыльцо”, где он мог бы каяться в грехах, за пределами храма, куда доступа не имел? Во всех подобных выкладках никакой, конечно, “новой хронологии” нет. Есть дремучее невежество людей, забывших, чему их учили в школе, синдром “горя от ума”.

Из Ивана Грозного лепят образ не только однолюба и крепкого семьянина, но и святого. На этом поприще отличилась певица Жанна Бичевская. По-видимому, артистке надоели прежние песни о любви. На радиостанции “Голос России” она воспевает Ивана Грозного, требует его канонизации, причислить к лику святых. По ее словам, после таких передач она получает мешки писем. “Люди благодарят меня, просят прислать им иконы и молитвы за Ивана Грозного”. Эта деятельность не осталась незамеченной политиками далеко от Москвы. “Когда она рассуждает о его святости, ее глаза наполняются слезами”, — пишет о Жанне “Вашингтон пост”. Истовую Жанну не останавливает патриарх, который назвал “безумием” желание “уравнять убийц и мучеников, развратников и святых”. Как писала газета, “свой религиозный национализм Жанна дважды в неделю пропагандирует на государственной радиостанции “Голос России”. Ее тирады против олигархов перемежаются с призывами отобрать православную церковь у коррумпированной иерархической верхушки”. В интерпретации певицы патриарх — “просто босс”, окруженный “церковным Политбюро”.

В своем деле Жанна Бичевская — признанный авторитет, носит звание народной артистки России, при советской власти удостоена премии Ленинского комсомола. Но ей мало песен и баллад, как нашим академикам и профессорам — математики. Она шагнула из области чистого вокала в область грязной политики. И оказалась в роли дилетанта, публично рассуждая о том, о ком мало что знает.

С особым рвением дилетанты сбрасывают с пьедесталов “образы великих предков”, помянутых Сталиным на параде Красной Армии зимой 1941 года. Так, на войско Александра Невского напирали не закованные в латы рыцари, а всего “не более двух десятков тевтонов”, в кольчугах и шлемах. Так что битвы на льду, который проламывался под тяжестью закованных в латы лошадей, — не было в помине. Александр Суворов, оказывается, получил звание генерала и в числе первых — два ордена Георгия Победоносца, учрежденного Екатериной II за то, что им “была завоевана южная Русь”. Это открытие на основе изысканий академика Фоменко озвучил гений шахмат Гарри Каспаров, поклонник “новой хронологии”. “А был ли Кутузов?” — спрашивает тиражом в три миллиона известный еженедельник. И отвечает: “На самом деле гениального полководца Кутузова не существовало, был лишь неплохой, но не слишком талантливый военачальник, человек, не обремененный высокой моралью”.

Высокой морали не соответствует не только Кутузов, но и маршал Жуков. Некий “дважды лауреат Ленинской премии”, как сообщил в том же еженедельнике его друг актер Александр Абдулов, “такие вещи про Жукова раскопал! К примеру, Жуков не мог заснуть без секса. Или же садился на лошадей и километров по десять скакал галопом”. Действительно, в дни битвы под Москвой, сутками не смыкая глаз, садился командующий Западным фронтом глубокой ночью на лошадь и скакал, о чем он написал в мемуарах. Но скакал для того, чтобы не заснуть! И “секса” никакого тогда не наблюдалось, и “дважды лауреатов Ленинской премии” в природе нет.

Больше всего дилетантов вьется вокруг автора “Тихого Дона”. Знамя поднял его земляк Александр Солженицын. В Париже он издал со своим предисловием и комментариями заметки Ирины Медведевой-Томашевской под названием “Стремя “Тихого Дона”. Она занималась русской литературой XIX века. Сочинений и биографии Шолохова не знала, была дилетантом в теме, за которую взялась, побуждаемая Александром Исаевичем. Покончила с собой при загадочных обстоятельствах, в работе не свела концы с концами. Но это не помешало публикатору в силу ненависти к обласканному властью и народом Шолохову представить заурядного литератора Федора Крюкова автором гениального романа. По пути Медведевой пошел другой дилетант в литературоведении Рой Медведев, издавший в Лондоне и в Париже поганую книгу, где автором выставлялся тот же Крюков. Что не помешало ему 24 мая по первому каналу ТВ, не покаявшись в гнусной лжи, говорить о Шолохове, как об авторе “Тихова Дона”.

Казалось бы, после того как Пушкинский дом лет пятнадцать назад по каналам ТАСС сообщил, что рукописи найдены в Москве, а Институт судебных экспертиз подтвердил их принадлежность Шолохову (сейчас рукописи — в Институте мировой литературы), поток клеветы должен был бы иссякнуть. Но, несмотря на то, что вышли работы с детальным анализом рукописей, грязный источник бьет с новой силой.

В Москве не успела выйти очередная книга о плагиате, как ей начали делать рекламу в СМИ. Сочинил ее Владимир Назаров, по отцу — дальний родственник донского атамана Назарова, по матери — иудей, живущий в Израиле под именем Зеев Бар-Селлы. Учился он на филологическом факультете, ходил в гениях. Школьником в журнале АН СССР публиковал статьи о древнегреческих текстах. Написанная в 26 лет книга о северокавказских языках пошла под нож, так как появилась, когда ее автор уезжал из СССР, что считалось “изменой Родине”. Подававший большие надежды лингвист занимался в Израиле журналистикой и “Тихим Доном”. Написал “Литературный котлован”. Все о том же. Но, в отличие от предыдущих ниспровергателей Шолохова с пьедестала, “нашел” не одного, а трех авторов, якобы сочинивших три самых знаменитых его романа. “Тихий Дон” отдал забытому донскому литератору Вениамину Краснушкину, писавшему под псевдонимом Виктора Севского. “Поднятую целину” приписал другому донскому литератору — Константину Каргину. А автором незаконченного романа “Они сражались за Родину” представил Андрея Платонова! Кем нужно быть, чтобы выставить гениального и честнейшего Андрея Платонова в роли соучастника литературного преступления?!

Что сказать? Мог бы войти в науку Владимир Назаров выдающимся лингвистом. А стал в литературоведении дилетантом, графоманом, пополнившим полку с книгами, позорящими русскую литературу. При первой встрече с автором “Литературного котлована” лет десять назад в Иерусалиме я ему в числе первых рассказал о найденных в Москве рукописях “Тихого Дона”, черновиках со следами густой правки, вариантах, неопубликованных главах. Второй раз встретились мы после выхода в Москве моей книги “Как я нашел “Тихий Дон” в 2000 году. Тогда он записал на диктофон все, что я ему наговорил. И опубликовал без правки, слово в слово. Но в голове его ничего из сказанного мной не отложилось — в ней по черепу стучал молоток и вышибал слова: “Вор! Вор! Вор!” Ими он и закончил мое сообщение в журнале, который тогда редактировал.

Книга его еще не вышла, а на нее ссылаются, ее цитируют. Автор “Московских новостей” упрекает составителей сборника речей нобелевских лауреатов, что они обошли вниманием сочинение “Вор! Вор! Вор!”. Хочу по этому поводу обратиться к редактору газеты Евгению Киселеву и сказать ему вот что:

Академик Лихачев заявлял, что в нашей науке с нравственностью не все в порядке. И был прав. Могла бы Академия наук обязать своих членов, когда они высказываются по проблемам, за которые их не избирали в академики, выступать как частные лица, не привязывая свои имена к РАН, МГУ? Могла бы давно публично заступиться за честь действительного члена академии Михаила Шолохова и обратить внимание другого действительного члена академии — Александра Солженицына — на некорректность его публикаций о плагиате в связи с найденными давно и выкупленными недавно рукописями “Тихого Дона”. Могла бы. Давно обязана была это сделать. Но не делает. А ведь изданное стараниями Александра Солженицына “Стремя Тихого Дона” легло краеугольным камнем в монографии о плагиате романа.

В известном сочинении писателя “Бодался теленок с дубом” глава о плагиате “Тихого Дона” начинается с такой истории: “Летом 1965 передали мне рассказ Петрова-Бирюка за ресторанным столиком ЦДЛ, что в году 1932, когда он был председателем писательской ассоциации Азово-Черноморского края, к нему явился какой-то человек и заявил, что имеет полные доказательства: Шолохов не писал “Тихого Дона”. Петров-Бирюк удивился: какое ж доказательство может быть таким неопровержимым? Незнакомец положил черновики “Тихого Дона”, — которых Шолохов никогда не имел и не предъявлял, а вот они лежали, и от другого почерка! Петров-Бирюк, что б он о Шолохове ни думал (а боялся, тогда уже — его боялись), — позвонил в отдел агитации крайкома партии. Там сказали: а пришли-ка нам этого человека, с его бумагами. И тот человек, и те черновики исчезли навсегда.

И самый этот эпизод, даже через 30 лет, и незадолго до своей смерти, Бирюк лишь отпьяну открыл собутыльнику, и то озираясь”.

В Москве “за ресторанным столиком ЦДЛ”, да на пьяную голову что только не сочиняли. Но можно ли опираться в литературоведении на байки?! Будучи абсолютно трезвым, давно я публично предлагал Александру Исаевичу посмотреть на черновики “Тихого Дона”. Теперь он может в архиве ИМЛИ их полистать. Но не спешит.

Любой безнравственный поступок “бессмертных” остается безнаказанным. Член-корреспондент академии Феликс Кузнецов письменно на бланке института Академии наук требовал, чтобы московское издательство “Голос” не выпускало книгу “Как я нашел “Тихий Дон”. И он же иллюстрацией с обложки именно этой книги украсил свою публикацию в “Литературной газете”, где заявил, что “большим событием в отечественной науке и культуре было то, что ИМЛИ удалось обнаружить владельцев рукописей”. Хотя на самом деле это произошло за 15 лет до “большого события” с его участием.

Что делать? Как прекратить шабаш дилетантов? Не знаю. Пусть пляшут, беснуются, выдувают мыльные пузыри один другого крупнее. Как бы красиво они ни выглядели, как ни назывались, будь то “Новая хронология”, “Цветок-Татарник” или “Литературный котлован”, всех их ждет один конец. Пшик.




    Партнеры