Доложить по форме

28 мая 2004 в 00:00, просмотров: 546

Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер приехала в Москву, чтобы, по ее словам, “своими глазами увидеть ход судебного разбирательства против ЮКОСа”, а потом доложить о нем членам ПАСЕ. Встретиться с подсудимыми, как и ожидалось, у нее не получилось: не позволил суд.

Однако госпожа Лойтхойзер-Шнарренбергер довольна своим визитом, в ходе которого, по ее словам, она “узнала все, что мне требовалось”. Корреспондент “МК” попытался выяснить у госпожи Лойтхойзер-Шнарренбергер, что же именно она собирается рассказать Парламентской ассамблее.

— Всем известно, что в России помимо Ходорковского есть и другие проблемы. Почему именно делу ЮКОСа отдан приоритет в Страсбургском суде?

— Европейский суд тщательно следит за российской судебной системой, так же, как и за деятельностью других судебных систем в странах, подписавших Европейскую конвенцию по правам человека. Мы выявляем нарушения и указываем на них...

— Но бытует мнение, что дела Ходорковского и Гусинского используются европейской общественностью как инструмент давления на Россию...

— Нет, никакого давления на Россию мы не оказываем, это неправда. Наши делегации приезжают и в другие страны-члены Совета Европы, выявляя и указывая нарушения прав человека. Что касается дела ЮКОСа, то это именно пресса подогревает к нему общественный интерес. Необходимо одинаково освещать все нарушения прав человека вне зависимости от того, насколько статусно имя подсудимого.

— Насколько я знаю, с Ходорковским вам увидеться не позволили...

— Я встречалась с представителями Минюста, с Генеральным прокурором, с представителями Комитета Госдумы по правам человека и адвокатами. К сожалению, возможности встретиться с обвиняемыми Ходорковским и Лебедевым у меня не было. Встречу запретил судья Мещанского суда, и мне пришлось уважать его требования.

— А как вы думаете, почему вас не пустили в тюрьму к Ходорковскому?

— Судья мне объяснил, что закон Российской Федерации разрешает встречу с подсудимым только адвокатам и ближайшим родственникам. Ни тем ни другим я не являюсь.

— Какое общее впечатление сложилось у вас о российской судебной системе после встречи с ее представителями?

— Мне была предоставлена детальная информация о ходе дела. Вообще со мной обходились очень вежливо, и Генпрокурор, и представители Минюста потратили на меня много времени. Сейчас я вернусь в Берлин, чтобы проанализировать эту информацию и дать свои рекомендации. К сожалению, я не имею права огласить полученные мной сведения в ходе этих встреч.

— Адвокат Ходорковского заявила, что с 26 мая он находится под стражей противозаконно, хотя это решение санкционировал российский суд. Включите ли вы этот пункт в ваш доклад?

— Адвокаты пожаловались мне, что подобное нарушение прав человека имело место быть, и я могу вам сказать, что это очень серьезное нарушение, и мне предстоит рассмотреть его с точки зрения Европейской конвенции по правам человека и соответствия ей российского законодательства.




Партнеры