Смотрите, кто ушел

28 мая 2004 в 00:00, просмотров: 136

В дикой природе практически не встречаются. Размножаются стремительно. Выживаемость — впечатляет. Речь идет не о тараканах или грызунах. О чиновниках. Сколько ни пытались их травить всевозможными административными реформами, популяция вида не сократилась. Скорее даже наоборот, они демонстрируют невероятную способность адаптироваться к любой властной структуре.

Что в очередной раз подтвердила новая реформа по-путински. Причем Кремль практически провалил затею своими же руками. Вместо серьезных перемен и обещанного усиления мы получили совершенно беспомощные органы власти. Да еще и лишившиеся “мозгов”. Яркий тому пример — ключевые ведомства.

Форма победила содержание

Суперведомство (Министерство экономического развития и торговли РФ) Германа Грефа, укрупнившись до неприличия, превратилось в неповоротливого монстра. Причем одновременно с повышением статуса, о котором так бодро заявляли первые лица государства, растеряло весь свой потенциал. Его покинули практически все ключевые фигуры. Из бывших заместителей министра остался лишь Андрей Шаронов, который при всем своем профессионализме один погоды все равно не сделает.

Михаил Дмитриев не захотел “опускаться” с первого зама до главы департамента. И перешел работать в Центр стратегических разработок, написавший первую предвыборную программу Путину. Михаил Эгонович отвечал в министерстве за все социальные реформы, крепко “сидел” на пенсионной и медицинской теме. Теперь с его уходом на поле социалки уже не будет конкуренции — один непотопляемый Зурабов.

У обоих чиновников, надо признать, позиции по отношению к реформам в этой сфере весьма экстремистские. И в ожесточенных спорах, которые имели место последние несколько лет, рождалась истина. Или что-то сильно на нее похожее. А поскольку “бодались” чиновники, как правило, публично, реформы для общественности были весьма прозрачными. Появлялась возможность хоть как-то на них повлиять.

Конечно, уходя из министерства, Дмитриев обещал активно участвовать в его жизни и особенно — в написании реформ. Но одно дело чиновник, и совсем другое привлеченный эксперт — никакой ответственности. При случае он вполне может сказать: дескать, мой документ был идеальным, а в министерстве сделали из него черт знает что.

Аркадий Дворкович, “мозг” ведомства Грефа, переехал в Администрацию Президента. На посту замминистра курировал основные макроэкономические вопросы и был вполне независимым игроком на этом поле. Дворкович мог позволить себе в довольно резкой форме отстаивать позиции. Спорил не только с министром, но и с премьером. И даже с президентом. Причем часто публично.

Несмотря на свой довольно юный для власти возраст (около 30 лет), стал для многих чиновников авторитетом, общался с министрами на равных. Что позволяло ему собирать мнения других ведомств по тому или иному вопросу. Между прочим, очень важное качество для внутренних согласований и ускорения прохождения документов.

Владимир Стржалковский тоже ушел. И вместе с ним “выпал” весь туризм. Теперь этот вопрос отдали Федеральному агентству по физкультуре, спорту и туризму и ясное дело, никто им толком не занимается. Ну еще и Лесин в президентской администрации курирует это, можно сказать, уже несуществующее направление.

Юрий Жданов. Широкой публике почти неизвестный человек. Однако вся рабочая структура министерства держалась именно на нем. Жданов отвечал за все организационные моменты. И, как говорят люди знающие, если он что-то обещал — точно делал. Теперь такого “связующего звена” в министерстве нет.

Максим Медведков, пожалуй, единственный согласился на понижение. Впрочем, Максим Юрьевич задержался в министерстве до последнего не из большой любви к “искусству”. Он рассчитывал стать кем-то вроде полномочного представителя президента по переговорам по вступлению России в ВТО. Но, видимо, лоббистского напора не хватило.

Хотя он и отрицает, но все же переговорный процесс теперь может несколько осложниться. Все-таки зарубежные партнеры “по торговле” привыкли иметь дело с первыми лицами государства. Замминистра, кем Медведков являлся до недавнего времени, — это самый минимум. Быть может, “старые” коллеги и не станут косо смотреть, но уж их преемники точно попросят “кого постарше”.

Один большой Минфин

Свое ведомство Кудрин бережет как зеницу ока. Почти всех заместителей Алексей Леонидович, как курочка-наседка, распихал по всевозможным службам и агентствам. Таким образом, получилось, что они не только сохранили свой статус, но и в какой-то степени его даже повысили.

Но самое главное достижение министра — все остались на местах. А это говорит о том, что в рамках отдельно взятого министерства полностью исказилась суть административной реформы. В ведении Кудрина теперь — один большой Минфин. На основных ролях свои люди. Значит, министерство самостоятельно будет устанавливать правила и контролировать их исполнение.

Хотя потери у Кудрина тоже есть. Ушли два ключевых заместителя министра. Произошел тот же отток “мозгов”.

Бэлла Златкис — старожил министерства. Проработала на госслужбе более 30 лет. Суперспециалист по фондовому рынку и управлению государственным долгом. Ее называют основателем и бессменным куратором российского рынка государственных ценных бумаг с начала 1990 года. Ушла, как нетрудно догадаться, в большой бизнес. Теперь будет заместителем председателя правления Сбербанка России.

Алексей Улюкаев. Экономист с огромным опытом работы. Курировал в министерстве валютное направление. Перешел работать в Банк России. Можно считать, что в бизнес, если учитывать уровень зарплат и социальный пакет, который предоставляется работнику Центробанка. К слову, средний оклад в ЦБ — тысяча долларов. Так что можно представить, какую сумму “положили” экс-замминистра, зазывая на должность первого зампреда.

И другие официальные лица

Зато Министерство культуры и массовых коммуникаций проявило показательный радикализм. Бывший ректор консерватории Соколов даже перевыполнил задание “сверху”. Вместо двух заместителей под ним до сих пор ходит только один — бывший ректор академии русского балета Леонид Надиров. Который должен курировать СМИ, но по большому счету ничего в них не понимает. Впрочем, как признался замминистра в одном из интервью, с прессой он... спит. Жена Надирова — главный редактор ИТАР-ТАСС по северо-западу.

А в социальном ведомстве по традиции в заместители назначили женщину. Экономист по образованию, Александра Левицкая раньше работала заместителем руководителя секретариата главы Администрации Президента. Так что если вдруг в правительство срочно понадобится слабый пол — все знают, где его искать. Тем более что Фрадков как-то раз обмолвился, что он “и сам бы не против”. Да и в Белом доме Левицкая человек не новый. До перехода в Кремль она трудилась первым замруководителя аппарата правительства.

Дотошно расписывать ситуацию в других министерствах не имеет никакого смысла. Большинство из них держалось исключительно на авторитете министра. Вспомнить того же Починка. Заместителей никто толком и не знал. Так что все будет зависеть от того, как поставят себя новые ключевые фигуры. Тем более что теперь ответственность за все ложится именно на них. При этом министров лишили надежды и опоры — не осталось у них людей, которые с удовольствием и рвением расхлебывали бы всевозможные неприятности. Как это делал тот же Дворкович у Грефа или Улюкаев у Кудрина.

Впрочем, еще большой вопрос, надолго ли задержатся оставшиеся заместители на госслужбе. Опыт Набиулиной и Маслова (бывших заместителей Грефа), которые ушли из министерства, говорит о том, что даже такой высокий пост не гарантирует, что люди будут держаться за свои кресла. Всем известно, что работа эта — не подарок. И люди с таким опытом и знаниями востребованы на рынке. К примеру, экономист Набиулина занялась теорией в Центре стратегических разработок. А Маслов — человек с первоклассным юридическим образованием — открыл собственную компанию. И неплохо себя чувствует. Как сказал, уходя в отставку, пресс-секретарь Джорджа Буша, “есть работы, где платят значительно больше, а напрягаться нужно на порядок меньше”.

Это одна сторона медали. А другая заключается в том, что небольшое количество заместителей при огромном объеме работы рано или поздно приведет к тому, что едва созданные министерства-монстры в итоге начнут дробиться. Прецедент уже создан: Минтранссвязи разделили на два профильных ведомства, Левитин уступил связь Рейману. При таком раскладе получается два министерства — соответственно уже четыре замминистра.

На очереди — Министерство здравоохранения и социального развития, Министерство науки и образования, Министерство промышленности и энергетики. К очередным выборам в России появится отдельно Министерство культуры и Министерство печати. Так ведь удобнее.

И выходит, сначала правительство уменьшило количество министерств и увеличило число всевозможных служб и агентств, чем нисколько не сократило число бюрократов. Скоро же начнется обратный процесс — увеличение количества министерств. А поскольку к выборам нужна максимальная поддержка всех госструктур, в обиде никто не должен остаться. Бунт на корабле полностью исключен.

Так что к 2008 году у нас может появиться около 10 вице-премьеров (по числу нынешних министров) и 50 министерств. А новый президент примется опять реформировать власть. Тем более что это пользуется широкой поддержкой народа.




    Партнеры