Фиговый листок правосудия

29 мая 2004 в 00:00, просмотров: 111

Вчера в Мещанском суде Москвы началось предварительное слушание по уголовному делу бывшего главы нефтяной компании ЮКОС Михаила Ходорковского. Естественно, в закрытом режиме. И, как это часто бывает с громкими делами, — с казуса.

Сразу выяснилось, что из какого-то тома обвинительного заключения (всего их три), которое было вручено обвиняемому в положенный срок, “выпал один листок”. Листок, правда, донесли через несколько дней. Но таким образом нарушили основополагающее право обвиняемого — на защиту. Ведь, чтобы успешно защищаться, человек должен точно знать, в чем его обвиняют — прочитать это в полном объеме, а не на отдельных бумажках. Стало быть, у защиты появился повод отложить дело по крайней мере на 7 дней — именно такой срок определяет УПК РФ (от вручения полной копии обвинительного заключения до начала суда).

И действительно, суд счел это нарушением прав Ходорковского и попросил прокурора предоставить ему новую копию обвинительного заключения. Но и тут промашка вышла. Две новые копии подвезли в срочном порядке, а там... уже нескольких листков не хватает! В общем, сплошная невезуха. Каким же образом могут теряться бумажки в столь важном деле?

— Элементарно, — объяснил “МК” руководитель общественного центра “Антипроизвол” Сергей Замошкин. — Ведь тома сшиваются по старинке, почти вручную. Знаете, как выглядит станок (я называю его “пыточным”)? Это две металлические или деревянные планки, между которыми закладываются листы формата А4 и которыми они крепко сжимаются. Следователь шилом или обычной дрелью с тоненьким сверлышком прокалывает 4 дырки и пропускает сквозь них крепкую нить — дратву. Какой-то листок мог плохо закрепиться... Думаю, никакого злого умысла здесь не было — следователям невыгодно затягивать дело.

...Перед входом в суд три девушки, развесив на заборе плакаты с требованием “Свободу Ходорковскому!”, позировали перед фотокамерами. Ходорковского вывели из конвойного помещения в конце коридора спецназовцы Минюста и препроводили в зал №20. Тут же из толпы родственников и сочувствующих раздались крики: “Михаил Борисович!” Подконвойный оглянулся. В коридоре толпилась вся его семья: жена, родители и сестра. Марине Филипповне, матери Ходорковского, единственной разрешили встать на лавочку, чтобы лучше увидеть дверь, за которую прошел ее сын. “Так хочется на него посмотреть”, — тихо объяснила она.

Надо сказать, родители Ходорковского держались молодцом. Марина Филипповна даже шутила, показывая другим посетителям суда, как пройти к залу: “Я как регулировщик, мне бы еще палочку”. Стоять на скамейке ей пришлось почти 1,5 часа. Но она объяснила, что всю жизнь проработала на заводе старшим инженером и стоять ей приходилось много. А потом горько заметила: мол, после инаугурации президента у нее не было никаких надежд, что сына отпустят. Хотя Михаил никогда не жалуется, говорит, что у него все хорошо, только он очень волнуется о семье, расспрашивает о младших детях — 5-летние близнецы Илья и Глеб пошли в садик. А старшей, Насте, уже 13 лет.

Отец Ходорковского, Борис Моисеевич, который 35 лет проработал на заводе “Калибр”, рассказал, что учил сына всегда быть честным, “не думать о кармане и любить свою Родину без громких слов”. И добавил: “Я горжусь, что сын во всех этих условиях остался человеком”.

Напомним, Генпрокуратура РФ обвиняет Ходорковского по 7 статьям УК РФ: в мошенничестве, совершенном организованной группой в крупном размере, неисполнении судебного решения, причинении имущественного ущерба, растрате вверенного имущества, уклонении от уплаты налогов как юридическим, так и физическим лицом и в подделке документов.

Вместе с Ходорковским по делу проходит бывший гендиректор АОЗТ “Волна” Андрей Крайнов. По данным следствия, все его фирмы были подконтрольны Лебедеву и Ходорковскому в связи с тем, что банк “Менатеп”, где они были соответственно президентом и председателем совета директоров, являлся их соучредителем. По данным Генпрокуратуры, Крайнов как начальник отдела “Менатепа”, “используя свое служебное положение лица, должен был руководить процессом создания подставных юридических лиц для мнимого участия в инвестиционном конкурсе по продаже акций предприятий, выступить гендиректором подставной компании АОЗТ “Волна”, от имени которой приобретались акции ОАО “Апатит”. Он должен был обеспечить передачу похищенных акций в собственность других подставных компаний”.

В итоге слушания по Ходорковскому все-таки перенесли. Не только из-за злосчастного листа дела, но и по просьбе гражданского истца — представителя налоговой службы. Тот попросил суд предоставить ему дополнительное время для ознакомления с материалами дела.

Обвинения, предъявленные главе МФО “Менатеп” Платону Лебедеву, аналогичны тем, по которым собираются судить Ходорковского. Но и его процесс вчера отложили.




    Партнеры