Грозный “Терек” резвоскачет

29 мая 2004 в 00:00, просмотров: 196

По большому счету мало кто верил в то, что клуб из столицы Чечни окажется в финале Кубка России. Переиграть “Шинник”, который разгромил такого футбольного монстра, как “Локомотив”, представлялось, мягко говоря, не очень реальным. До полуфинального матча казалось, что в итоговом поединке сегодня будут сражаться “Шинник” и “Крылья Советов”...


Тем не менее “Терек” пробился в финал, и корреспондент “МК” отправился посетить тренировочную базу грозненцев.

* * *

В 1994 году “Терек”, выступавший тогда во второй российской лиге, сняли с чемпионата. После этого было несколько попыток возродить команду, но они так и остались безрезультатными. Только в 2001-м, после того как Ахмат Кадыров поднял вопрос о “Тереке” в беседе с Владимиром Путиным, клуб снова начал существовать. Говорят, это единственная команда в России, которая живет на бюджетные деньги и принадлежит государству. Спонсоров у “Терека” нет — в прошлом году, когда он был близок к выходу в премьер-лигу, несколько компаний собирались вложить деньги в клуб, но в итоге не сложилось.

Тренировочная база “Терека” сейчас находится в Кисловодске. Матчи чемпионата проходят на стадионе в Пятигорске. На трибунах — от 3 до 5 тысяч зрителей.

* * *

36-летний капитан “Терека” Дени Гайсумов после начала войны уехал играть в столичный ЦСКА, потом оказался в саратовском “Соколе”, в московском “Спартаке” и даже успел поиграть в Арабских Эмиратах, где был одним из первых легионеров.

— В итоге ты все равно оказался в “Тереке”. Так хотелось вернуться из столицы в грозненский клуб?

— Честно говоря, мне здесь в психологическом плане проще играть, чем в Москве.

— У вас в команде много русских игроков, как складываются с ними отношения?

— Не только русских — еще есть украинцы, абхазы. В спорте нет национальностей, и политика здесь ни при чем. Отношения у нас в команде прекрасные, и вообще глупость это какая-то — какая разница, какой национальности спортсмен? И до, и после войны у нас была многонациональная команда.

— Соблюдаешь мусульманские обряды?

— Конечно. Я и хадж совершал (паломничество в Мекку. — И.К.), и молюсь пять раз в день в определенные часы. Только иногда, когда после игры сильно устаю или в это время тренировка, игра, то могу пропустить.

— Как думаешь, в чем секрет “Терека”?

— Наверное, в том, что у нас внутри коллектива гармония. Плюс ко всему нас поддерживают болельщики. Я частенько захожу на наш сайт и общаюсь с ними. Иногда просто читаю записи в гостевой книге. Признаться, очень приятно видеть отзывы с благодарностями.

— Вернемся к матчу с “Шинником”. Тяжело было?

— Было очень трудно в психологическом плане, ведь погиб президент нашего клуба Ахмат Кадыров. Большая для нас потеря. Когда перед матчем объявили минуту молчания, аж дрожь по телу пробежала.

— Какой настрой на “Крылья”?

— Боевой. Постараемся сделать все возможное, хотя самарский клуб на подъеме, их лидер Андрей Каряка сейчас в прекрасной форме.

* * *

Денис Клюев и Дмитрий Хомуха год назад перешли в “Терек” из “Шинника”, и матч за участие в финале Кубка России против своей бывшей команды был для ребят принципиальным.

— По большому счету в “Шиннике” нас все устраивало, и уходить оттуда не собирались. Но руководство посчитало, что мы не сможем принести пользу клубу, и следующий контракт с нами не подписали. А в “Тереке” оказались потому, что этот клуб проявил по отношению к нам самую большую заинтересованность.

— Вас не остановил факт того, что клуб грозненский? Вы понимаете, о чем я...

— Как видите, нет. Да и о чем вообще может идти речь? Здесь все профессиональные спортсмены — и этим все сказано. При переходе в “Терек” мы руководствовались лишь тем, чтобы новый клуб был местом, где можно максимально реализовать свой потенциал.

— “Терек” в шутку называют “клуб, кому за 30”.

— Это навязанный советский стандарт: если игроку больше тридцати, он уже не может играть на должном уровне. На Западе все не так, и яркое тому подтверждение игра Карпина и Мостового. Они молодцы!

— На субботний матч будет какой-то особенный настрой?

— Может, покажется странным, но — нет. Для нас каждый соперник является серьезным, и к любой игре идет серьезная психологическая подготовка. Обе команды, которые встретятся в финале, — сильные, и победит тот, кто проявит настоящие бойцовские качества.

* * *

Тренер “Терека” Ваид Талгаев говорит, что никаких видов на Кубок России изначально у него не было.

— Мы летели со сборов из Турции и заехали в Краснодар сыграть с “Кубанью”. Я хотел проверить уровень готовности футболистов, проанализировать некоторые тактические моменты, прикинуть состав на последующие игры. А в матче с “Ротором” и вовсе собирался выставить второй состав, а силы основных игроков поберечь для игр чемпионата. Но ребята пришли ко мне и сказали, что хотят играть, — пришлось пойти им навстречу. А вот перед “Шинником” я ставил задачу победить. Когда есть возможность выиграть Кубок, глупо отказываться.

* * *

В воскресенье у “Терека” прошла заключительная игра перед финалом Кубка с “Лимой-Мордовия” в рамках чемпионата России первого дивизиона. Подопечные Талгаева победили — 5:0, а лучший бомбардир первой лиги Андрей Федьков забил еще один гол, и теперь на его счету уже 13 мячей. Кстати, на один больше, чем у его коллеги из премьер-лиги Андрея Каряки.

Как раз по дороге в Пятигорск на этот матч состоялась моя беседа с известным футбольным арбитром, а ныне генеральным директором “Терека” Лом-Али Ибрагимовым.

— В трагический для вас день, 9 мая, у “Терека” должна была быть очередная игра...

— Как только мы узнали о гибели президента, игру отменили, перенесли на другое время. На следующий день мы все уехали в Грозный хоронить Ахмата Кадырова.

— Кто после его гибели станет президентом клуба?

— Теперь его сын Рамзан является нашем вице-президентом.

— Чеченские бизнесмены из Москвы помогают “Тереку” материально?

— Нет. Вся эта помощь оказывается только на словах. Все собираются, но до дела так ничего и не доходит. Странно: “Терек” ведь как символ мира и спокойствия. За нас теперь болеют не только чеченцы, но и жители Пятигорска, Кисловодска... Сейчас в Грозном собираются строить новый, 25-тысячный стадион, и как только это будет возможно, постараемся играть там.

Ибрагимов закурил вторую подряд сигарету.

— Бросайте курить. Это вредно. Сосуды закупориваются, и все такое...

— Верно... — Лом-Али бросил пачку сигарет на заднее сиденье машины. — Больше не буду.

— Что, прямо так просто возьмете и бросите курить?

— Да. Вот посмотришь. Я — человек слова.

Ибрагимов действительно свое слово сдержал. Хотя рассказывали, что он может выкуривать по две пачки сигарет за 90 минут игры. На протяжении всего матча я следила за ним: не выкурил ни одной, как обещал. И на следующий день не курил. Похоже, на самом деле бросил.





Партнеры