Правосудие джунглей

31 мая 2004 в 00:00, просмотров: 206

Есть такой жизненный исключительно российский принцип: чтобы не разочаровываться в тех сюрпризах, которые подкидывает нам окружающая среда (погода, люди, правительство), надо всегда рассчитывать на худшие варианты. А если вдруг происходит приятная неожиданность, то она ощущается приятней вдвойне. Именно потому, что готовились совсем к другому.

Дан приказ — ему на Запад

Увы, но решение по делу ЮКОСа, которое в конце прошлой недели вынес Арбитражный суд Москвы (судья А.А.Гречишкин) приятным исключением не стал. Во всяком случае, для самих нефтяников. А если разобраться, то для всех тех, кого принято именовать предпринимателями, И не суть важно, являются ли они олигархами или держат скромную парикмахерскую. Потому что на суде прозвучало “компетентное” мнение. Дескать, любой, кто на протяжении последних десяти лет пытался хоть как-то, даже в пределах, разрешенных законодательством, оптимизировать налоги, является преступником.

Теперь налоговики фактически находятся на низком старте, чтобы по очередному свистку схватить очередную “ведьму” и вытрясти из нее дух вместе с деньгами. Не поэтому ли в этом году примерно на 10% сократилось количество людей, пришедших подавать декларации о своих доходах? Не потому ли 250 тысяч россиян купили себе недвижимость только в Лондоне?

Похоже, нам действительно пора прятаться. В соответствии с собственными финансами. Кому в Лондоне, а остальным, в том числе и мне, в какой-нибудь глухой сибирской деревушке. Где закон — тайга, хозяин — медведь. Медведь, однако, разумней будет. Он задирает жертву, только когда кушать хочет. Если оставаться на виду, поддавшись на уговоры выйти из тени, то, похоже, вопрос только в том, когда до нас дотянется суровая и костлявая длань правосудия.

Не верите? Вы действительно думаете, что в этом деле торжествует справедливость? Я почему не говорю “законность”: в качестве одного из наиболее популярных аргументов, используемых для оправдания наезда на компанию, выдвигается тезис, что идет борьба между справедливостью и законностью. И пусть закон немного отдохнет, зато восторжествует справедливость. Не стоит даже говорить о том, что на этом пути мы уже зашли далеко, а вскоре зайдем настолько дальше, что под справедливостью будет пониматься исключительно право сильного, то есть закон джунглей. Но Маугли может стать человеком только в сказке. Детенышей, воспитанных в волчьей стае, находили. Но науке не известно ни одного случая, чтобы хоть один из них стал человеком. Даже в самых комфортных условиях. А чтобы понять, что процесс поиска справедливости не имеет ничего общего с ритуальным закланием жертвы, достаточно обратиться к сухим официальным цифрам.

Равный среди первых

В 2000 году, который стал периодом повышенного внимания, нефтяная компания ЮКОС уже была в своеобразной четверке лидеров крупнейших налогоплательщиков в стране. Больше нее налогов государству сдали только “Газпром”, “Лукойл” и “Сургутнефтегаз”. Что касается нефтянки, то, не оспаривая на тот момент превосходство “Лукойла”, ЮКОС довольствовался “бронзовой медалью”. Его перечисления налогов государству немного не дотянули до эквивалента 2 млрд. долларов, в то время как налоги “Лукойла” зашкалили за 2,7 млрд. долларов. А в период 2000—2003 годов объем выплачиваемых налогов постоянно наращивался. Так что по налогам за прошлый год ЮКОС вышел на абсолютное лидерство среди всех нефтяников, уступив первенство только государственному естественному монополисту “Газпрому”. При этом если сравнивать суммы выручки компаний за этот период, то картина получается еще более интересная. К примеру, объем выручки “Лукойла” за последние четыре года составил около 60 млрд. долларов, налоговые платежи за этот же период — 14 млрд. 647 млн. долларов. ЮКОС: объем выручки — чуть более 40 млрд. В виде налогов государству отдано 13 млрд. 500 млн. Тех же полновесных американских долларов. То есть выручка ЮКОСА составила 66% от лидера отрасли, а налоги — 92%. На 1 тонну добытой нефти в 2000 году ЮКОС платил налогов 38,6 доллара; в 2001-м — 49,7; в 2002-м — 52,4; в 2003-м — 62,7. Соответствующие показатели, к примеру, ТНК по тем же годам — 31,7; 36,5; 50,7; 66,8. А у Сибнефти показатели гораздо скромнее — 29,1; 39,3; 47,7; 58,5. Если посчитать среднюю налоговую нагрузку на тонну по отрасли, то за четыре последних года она выше только у государственной Роснефти. ЮКОС и “Лукойл”, в среднем заплатив по 52,4 доллара за тонну, значительно опережают остальных. Тогда возникает вопрос: почему обвинение предъявлено только одной нефтяной компании?

Если обвинения налоговиков в отношении ЮКОСа справедливы, а все компании действовали в одном экономическом и законодательном пространстве, то что, остальные тоже уклонялись от налогов? И их тоже будут обвинять и преследовать в судебном порядке? И когда к ним придут? Или они виноваты, но их за шкирку не возьмут. Тогда нет в деле ЮКОСа ни законности, ни справедливости. Закон потому и является законом, что он одинаков для всех. Это у нас, кстати, в самом главном законе записано, в Конституции. Или они не виноваты и перед государством чисты, аки свежепомытые младенцы? Тогда, получается, и ЮКОС не виноват: платили ж все одинаково. От налогов уклонялись, благодаря государством же предоставленным льготам, тоже одинаково. А почему треплют одного? Опять получается, ни законности тебе, ни справедливости.

И, наверное, все разговоры о прозрачности, о международных стандартах отчетности и построения работы корпораций, грубо говоря, фуфло, красивая бумажка. Иначе трудно объяснить и тот факт, что такая авторитетная международная компания, как PriceWaterhouseCoopers, которая проводила многочисленные проверки и обслуживала ЮКОС в качестве аудитора, нарушений законодательства не нашла, а наш арбитраж в три дня в быстром темпе и на скорую руку подтвердил факт недоплаты.

Или просто судьба компании такая — первым в газовую камеру, куда потом и остальных. Только не говорите мне про то, что это невозможно. Мы — страна неограниченных возможностей. По экспериментам власти над всеми остальными. И арбитражный процесс, который завершился 26 мая в Москве, доказал это еще эффектней, чем пресловутое “Басманное правосудие”.

Правосудие-перевертыш

Управляемая демократия оказалась столь широким понятием, что добралась уже и до судов. Иначе трудно объяснить все те новшества, которыми сопровождалось рассмотрение дела. Например, такой финт: что из 342 томов дела было изучено менее 100, а 255 томов не то чтобы не исследовались, с них даже пыль не сдували. Так и лежали себе в первозданной чистоте. Или как вам новые понятия о состязательности сторон: налоговики выступали, защищая свои обвинения, 3 дня. ЮКОСу разрешили защищаться лишь три часа, а потом суд счел, что обстоятельства дела им изучены полностью. Не говоря уже о том, что, если придерживаться буквы закона, дело должно было рассматриваться в Нефтеюганске, а не в Москве. Но такие мелочи никого не смущают. Как и то, что, пожалуй, впервые в истории отечественного судопроизводства арбитражный процесс был проведен фактически в закрытом режиме, как будто слушалось дело о совершенно секретной подводной лодке, даже название которой представляет собой государственную и военную тайны, вместе взятые. Если уж придерживаться буквы закона до конца, то г-н Гречишкин не должен был принимать решение хотя бы в силу того факта, что существует встречный иск ЮКОСа к налоговикам.

Басманный суд, многократно склоняемый в последнее время, ставший по сути уже неким нарицательным понятием, просто отдыхает после прошедшего в арбитраже процесса. Теперь всем правозащитникам впору вводить новый термин — гречишкинское правосудие. А может быть, так наши судьи трактуют принцип состязательности. Не состязательность в суде, а состязательность судов. Между собой, на предмет того, кто больше угодит. В общем, как и ожидалось, арбитраж исполнил сольную партию на тему “чего изволите”. Как и предсказывалось, дело на этом не закончится. ЮКОС пойдет дальше, будет подавать апелляции, обжаловать решения в высших инстанциях. Ему остается только одно — бороться до конца.

Руководство компании официально заявило, что если все попытки ЮКОСа защитить себя успехом не увенчаются, то, безусловно, нефтяники заплатят инкриминируемую им сумму дополнительного налога на прибыль — 99,4 млрд. рублей (примерно 3,4 млрд. долларов). Скорее всего не сразу, потому что на счетах компании нет таких свободных денег. И уж абсолютно точно, что без снятия ареста с активов ЮКОСа такую сумму не найти. Хотя если эту сумму прибавить к уже уплаченным компанией налогам за злосчастный 2000 год — чуть более 1,9 млрд. долларов, — то получится, что общая сумма налогов нефтяного гиганта перевалит за 5 млрд. долларов и станет равна примерно 59% от всей выручки, а если сравнивать с прибылью компании, то налог на прибыль составит 107% от всей прибыли.

Но очень похоже, что этим дело не закончится. Тем более что налоговики решили, похоже, внести наибольший вклад в удвоение ВВП и борьбу с бедностью.

Когда мое поколение училось еще в средней школе, мы по программе внеклассного чтения проходили книгу американского журналиста Джона Рида. Книга та рассказывала об Октябрьской революции, ныне именуемой переворотом, и называлась “10 дней, которые потрясли мир”. По нынешним событиям книги еще не написаны, но главу, посвященную прошедшему разбирательству, уже можно смело называть “3 дня, которые перевернули правосудие”.

Вот кто бы мне объяснил, если заставлять предпринимателей платить налог на прибыль больше, чем этой прибыли получено, как и куда в таком случае будет развиваться экономика?

Поскольку все мы знаем, что любому государству денег всегда мало, а нашему в особенности, пора искать ответ на вопрос: кто следующий. Что будет с ЮКОСом, станет ясно в ближайшее время. Одновременно это решение даст ответ и на другой вопрос: что будет с нами?

Гляжусь в тебя, как в зеркало

Сейчас в МНС заканчивают налоговую проверку по деятельности компании в 2001 году. И периодически таинственно намекают, что там “накопают” примерно те же результаты. Некоторые из аналитиков уже победно объявили, что в результате победы государственных чиновников мы получим чуть ли не второй по размерам бюджет. И тогда, мол, все вопросы об исполнении социальных гарантий для населения будут сняты с повестки дня. Ага, щас, разбежались. Что получат закрома Родины, сомнений нет. А вот что это дойдет до граждан — тоже не вопрос: конечно же, не дойдет. Потому как закрома Родины у нас используются, как правило, для того, чтобы в них залезали шаловливые ручонки слуг народа.

Конечно, можно выбить из компании такие деньги. Можно и второй раз выбить. И третий, пока она не помрет. А вместе с ней прикажут долго жить и постоянные, а не разовые налоговые отчисления. Дыра в бюджете появится такая, что о профиците смогут говорить всерьез разве что пациенты сумасшедших домов. Которые тоже будет не на что содержать. Не говорю уж о многочисленных корпоративных социальных программах. О них все и думать забудут, когда такой гигант прекратит свою производственную деятельность.

Как я уже говорил, судьба ЮКОСа решится в ближайшее время. Компания подаст апелляцию, но скорее всего ранее, чем в Конституционном суде, сердце участников процесса не успокоится. Все же Конституционный суд у нас не так встроен в укрепление власти и управляемую демократию, как остальные органы юстиции. ЮКОС, в том случае, если не докажет свою правоту, готов платить. Но, как отмечают в компании, главная проблема — не наличие требований само по себе, а арест активов. В данном случае ситуация аналогична той, когда рабочего подвели к пруду, дали в руку чайную ложку и приказали: “Вычерпывай воду”. А даже ведром запретили пользоваться строго-настрого. Снимут арест с активов — одна песня. Не снимут — значит, дело тут совсем не в налогах. А в том, что кто-то целенаправленно хочет банкротить компанию. Возможно, для возвращения в государственную собственность.

И тогда гораздо большее количество россиян станет мечтать о домике среди унылых английских полей и болот. Собственно говоря, теперь становится понятно, почему многие промышленные отечественные гиганты при малейшей возможности мечтают продаться иностранному капиталу. При невозможности вывести нефтяную качалку или доменную печь за границу этот путь дает хоть какие-то, пусть эфемерные, но надежды, что тебя за просто так не сграбастают.

Вопрос, что в случае банкротства ЮКОСа, если государственные мужи доведут дело именно до этого, станет со ста с лишним тысячами сотрудников компании и членами их семей, никем не задается. Наверное, по причине своей мелочности и несущественности. Но ЮКОС — это не только Ходорковский, Лебедев, Невзлин и иже с ними. Это еще 60 тысяч акционеров. А им что — дырку от бублика? И свободу подтягивать штаны по мере худения кошельков?

Пора уже вместо постулата “закон обратной силы не имеет” записать и законодательно утвердить прямо противоположный принцип. И еще одним подтверждением правильности такого решения могло бы быть недавнее решение Президиума Верховного суда, который отменил 19 мая свое же собственное решение о льготе по уплате налога за землю. Согласно той льготе, все владельцы недостроенной загородной недвижимости платили 3% от ставки налога вместо 100%. Теперь они попали. На большие деньги. Потому что не только должны рассчитаться с государством за три года недоплат. Налоговики с них еще и пени могут потребовать за весь этот срок. За уклонение от уплаты налогов.

Для сравнения: только в Московской области таких недостроев насчитывается более 15 тысяч. Да, есть и такие, где владельцы коттеджей уклоняются таким образом от налогов на имущество. Дескать, пока ручку к двери гостиного зала на третьем этаже не прикрутил, это не является официально зарегистрированной собственностью. Но гораздо больше иных. Тех, у кого просто не хватает денег на достройку своей хибары. Их тоже обложили по полной. И теперь им надо думать, может, ну ее, эту дачу, куда подальше. Ведь налог заплатишь — вообще на достройку не останется ни копейки. Не достроишь — опять по полной возьмут. А не заплатишь, так налетишь еще круче. Так что уже не сотни тысяч, а миллионы сограждан поплатились за свою доверчивость по отношению к государству. В Англии такого бы точно не случилось. Потому домики там и покупают.

Но, право, это такая мелочь на фоне удвоения ВВП и борьбы с бедностью.




    Партнеры