Развод без шоу

2 июня 2004 в 00:00, просмотров: 111

Я долго подбирала определение ее взгляду. Печальный? Грустный? Уставший? Все было не то. Оказалось, что точное определение ее взгляду — наполненный мудростью. Первой женской мудростью. Вся эта история с предательством, игрой в шоу-бизнес, скандальными газетными заголовками и не очень на первый взгляд счастливым концом не сломала Юлю. У нее вообще другой взгляд на случившееся.

“Я сохранила свой внутренний стержень”, — сказала она.

И мне показалось, что он даже стал стальным.


— Юля, я, может быть, слишком плохо отслеживала вашу карьеру, но, по-моему, после громкого начала с Ириной Понаровской у вас наступил период безвременья: вы куда-то исчезли и появились только пару лет назад, на “Последнем герое”.

— Я не могу сказать, что я куда-то исчезала. Просто у меня было намного меньше эфиров: я училась в Гнесинке, в ГИТИСе. И много времени я стала посвящать появившейся личной жизни. А теперь, в связи с последними событиями, я могу позволить сконцентрироваться на работе. И даже больше: теперь я чувствую моральные и физические силы, чтобы сделать какой-то новый всплеск.

— Последние события в личной жизни — вы имеете в виду ваш развод?

— Сейчас об этом пишут все газеты.

— Газеты пишут, а на самом деле что случилось?

— А на самом деле было так. Я вышла замуж в 19 лет. Рано? Может быть, рано. Но я вышла замуж по большой любви. Я познакомилась со своим мужем еще в Гнесинке, мы вместе учились. Потом у каждого из нас началась своя творческая жизнь — у меня, у Димы: он как раз стал солистом группы “Премьер-Министр”. Мы часто виделись — на съемках, концертах, мероприятиях, стали ближе общаться, встречаться, а в 2001 году решили пожениться.

Мы были вместе почти четыре года, но в силу разных жизненных обстоятельств у нас не все получилось. С одной стороны. А с другой — мы приобрели определенный опыт. И слава Богу, мы расстались не врагами, а друзьями. Может быть, мы теперь не так часто общаемся, но зла друг на друга не держим.

— Вас с Ланским называли идеальной парой. Значит, в вашей семейной жизни был и счастливый период? Или это красивое название не имело ничего общего с реальностью?

— Конечно, мы были счастливы! Мы были молоды, любили друг друга, строили большие планы. Но жизнь не всегда складывается так, как хочется. Однажды пришлось принять сложное решение. И развестись.

— Кто принял это решение?

— Я. И я думаю, что поступила правильно. Эту ситуацию можно было решить только таким образом. Лучше, наверное, остаться друзьями, чем довести отношения до крайности. Все-таки у нас много общего, мы прожили несколько лет вместе — нам есть что вспомнить.

— Разве так можно: любить — и вдруг стать друзьями?

— Наверное, все-таки нет. Наверное, должно еще пройти время. Но главное, что мы не стали врагами.

— Причиной развода были ведь не бытовые проблемы?

— Нет. Наоборот, мы старались не концентрироваться на быте и разных житейских мелочах. Бытовые проблемы есть в каждой семье — молодая она или с двадцатилетним стажем. Если думать только о них, можно сойти с ума: ссориться, ругаться... А я этого не люблю. Просто случилось так, что один из нас пошел против традиционных и правильных моментов в семейной жизни, а другой решил, что не стоит сохранять семью.

— Значит, слухи о предательстве и измене соответствуют действительности? Говорят, была какая-то моделька-манекенщица, с которой у вашего мужа случился не то чтобы роман, а какая-то банальная глупая интрижка.

— Бывало, да.

— Бывало даже? То есть это был не единичный случай?

— Понимаете, мне очень хотелось сохранить наш брак. Для меня это было святое. Я около года пыталась спасти наши отношения. Я считала, что я не просто так вышла замуж, чтобы взять и развестись. Я пыталась спрятать свою гордость. И да, случалось, что я закрывала глаза. Но в один момент я поняла, что больше не могу пребывать в непонятном, двусмысленном состоянии. Мне показалось, что мой муж поступил не совсем правильно и честно по отношению ко мне. По-моему, молодость — это не оправдание поступкам, которые неизбежно приводят к разрыву: если ты решился на брак, нельзя позволять себе некоторые вещи. А если ты не готов к серьезным отношениям, то и не нужно создавать семью. Но это был его выбор.

— Вы не винили в случившемся себя?

— Было, конечно. Но сейчас я понимаю, что это не совсем правильно. Вообще, нельзя всегда всю вину взваливать на себя. Нельзя закрывать глаза на многие вещи. Нельзя постоянно идти на компромиссы и стараться быть мудрее. Так можно разбаловать человека, и он будет думать, что так и должно быть. Я поняла это только после развода. Мои следующие отношения с другим человеком будут немножко другими.

— Но вы пытались решить проблему? Проговаривали вместе то, что происходит?

— Ну конечно. Только проговаривала в основном я.

— А он утверждал, что все нормально, все хорошо, а все остальное — неправда?

— Нет, он предпочитал вообще не копать эту проблему.

— Почему же вы сначала тянули, а потом в один малопрекрасный день вдруг решились на развод?

— Это решение не было спонтанным. Должно было, наверное, пройти какое-то время, чтобы я смогла осознать, что же мне на самом деле нужно, смогу ли я смириться с ситуацией и смогу ли я все это выдержать. Я посчитала, что нам лучше разойтись. Вся эта ситуация стала очень сильно мешать моей работе, я жила уже только этой проблемой, я постоянно думала о наших отношениях. У меня начались нервные срывы, я сильно похудела. И всему этому нужно было положить конец. Когда мы расстались, нам двоим стало легче. Сейчас у меня уже нет никаких обид, я теперь думаю, что это просто такая особенность была у человека. Не он первый и не он последний, кто так делал.

Но лично я сделала для себя какие-то выводы. Наверное, мы для этого и живем — чтобы извлекать уроки из жизни. Чтобы с помощью проб и ошибок понять, что можно делать, а чего нет.

— Как вы сказали ему о своем решении развестись?

— Спокойно. И он воспринял это спокойно. Мы встретились на нейтральной территории — мы уже месяц жили отдельно.

— Вы взяли в отношениях тайм-аут, чтобы отдохнуть и понять, чего вы оба хотите друг от друга?

— Да. При этом мы не отказывались от любви. И решения как такового еще не было. Но за этот месяц я много думала о случившемся, и решение это созрело. Я думаю, что и он был готов к этому. Теперь мы можем оба больше заниматься своими карьерами.

— Разве в счастливый период вашей семейной жизни вам что-то мешало концентрироваться на карьере?

— Наверное, в полной мере — нет. Голова была занята еще и любовью. А теперь мне кажется, что со мной должен быть другой человек, который бы уважал меня и мою работу. Для меня это очень важно.

— Разве ваш муж просил вас оставить сцену? Он же сам пытается что-то делать на ниве шоу-бизнеса.

— Мне самой было очень приятно посвящать время семье. Например, мне нравилось просыпаться раньше, чтобы приготовить нам завтрак.

— Когда вы сообщили ему о решении, он предложил вам попробовать начать все заново?

— Нет.

— И вам не было от этого больно?

— Мне было бы больнее, если бы он предлагал все забыть и попробовать все сначала. Это позже он стал говорить о возможности все возродить.

— Звонил? И приходил с цветами?

— Потом — да. И на мои выступления приходил неоднократно. Когда кто-то уходит, только тогда понимаешь, что был прав или не прав. Но это неправильно. Лучше сначала думать о том, к чему могут привести твои поступки.

— Вам приходится случайно сталкиваться со своим бывшим мужем по работе?

— Конечно. Мы хорошо общаемся. А если кто-то распускает какие-то сплетни, что мы ругаемся или, наоборот, сходимся, так лучше сразу спросить у меня.

— А вы по-женски не чувствуете, что он все еще неровно к вам дышит?

— Я вижу многие вещи, все-таки мы были мужем и женой. Но он у меня — в разряде близких друзей.

— И он до сих пор не оставляет попытки вернуть вас?

— Мне кажется, у любого человека есть шанс. Главное — правильно его использовать. Если очень захотеть, можно в космос полететь. Нет ничего невозможного.

— То есть вы не исключаете, что однажды?..

— Я никогда ничего не исключаю.

— А может быть, вы не похоронили надежду?

— Я не хочу об этом думать. Если жизнь так повернется, если он так захочет, мало ли что может произойти?

— И вы сможете ему простить измену?

— Мне нечего сейчас ответить.

— Понимаете, Юля, мне кажется, что вы тоже еще не остыли. И что слишком рано переводить ваши отношения в дружеские.

— Должно пройти время, это правда. Но пока мне это не нужно, я сейчас хочу быть свободной и работать. А там время покажет. Если будет в моей жизни человек, который меня достоин, я буду счастлива.

— После развода у вас не было мысли сделать Дмитрию больно? Например, назло прийти с каким-нибудь молодым человеком на тусовку?..

— Зачем? Когда люди не могут отпустить друг друга, тогда они и начинают друг другу показывать и доказывать. А мне кажется, что я отпустила человека на сто процентов.

— А я вижу в газетах ваши фотографии с разными молодыми людьми.

— Это мои близкие друзья, а не те, кем их пытаются представить журналисты. Я пока еще не готова к следующим отношениям. Любовь, брак, семья — все это обязательно будет. Но не сейчас.

— Как во всей этой ситуации повели себя ваши родители?

— Достойно — и его мама, и моя мама. Никто из родителей не вмешивался в наши отношения. Моя мама понимала, что, прежде чем на что-то решиться, я очень хорошо все обдумала. Если бы я не была уверена в правильности своего решения, я бы его не приняла. Хотя, конечно, переживали все.

Но, с другой стороны, то, что с нами случилось, не было страшной трагедией: никто не умер, все живы, здоровы, молоды, вся жизнь еще впереди.

— Вас кто-то поддержал в этот период?

— Друзья. Но никто не подталкивал меня ни к какому решению. Никто не говорил мне: сделай так или не делай этого.

— Развод — это такое серьезное испытание. Что вам помогло посмотреть на ситуацию другими глазами — успокоиться и отпустить человека? Психоаналитик, таблетки, сила воли?..

— Париж. Я всегда боялась отдыхать одна. И я пересилила себя и улетела в Париж одна. Неделя мне показалась бесконечной. Я много гуляла, думала и постепенно расслабилась. Это очень полезно — побыть одной. Потому что дальше можно было бы сойти с ума. Я очень переживала и нервничала из-за сложившейся ситуации. Я эмоциональна, и меня уже задевала любая мелочь. А в Париже я поняла, что можно отнестись к происходящему иначе. “Если ты не можешь изменить ситуацию, измени отношение к ней”. Это не потому, что я легкомысленная. А потому, что я изменилась. Там, в Париже.

У меня появилось другое настроение. И я опять начала улыбаться. Я стала немножко другой. Я теперь меньше плачу. Понимаете, эта поездка была настоящим переломом в моей жизни. А психоаналитики... Все равно же, пока в собственных мыслях не разберешься, легче тебе не станет. Психологи помогают направляя, но все равно разбирается в ситуации человек сам.

— Какой самый большой урок вы вынесли из этой истории?

— Я вынесла не один урок, а несколько. Главное — нужно жить правильно: если у тебя есть какие-то моральные принципы, нельзя идти против них и закрывать на что-то глаза. Иначе ты будешь страдать. И стараться не ругаться, не приходить в гнев из-за любой ситуации. Нужно уметь гасить в себе негативные эмоции. И еще я поняла, что нельзя привязываться к кому-то до сумасшествия, потому что можно дойти до состояния, которое тебя же и будет разрушать. И еще важно в любой ситуации оставаться собой. В шоу-бизнесе это не так просто — отсюда весь этот ложный пафос, который отталкивает людей и мешает тебе же. Я теперь точно знаю: чем больше человек, тем он проще и доступнее.




Партнеры