Предчувствие кавказской войны

2 июня 2004 в 00:00, просмотров: 555

Во время аджарского кризиса в Москве раздавались голоса: “Лучше нам иметь предсказуемого и надежного партнера в лице Саакашвили, чем ненадежных друзей в лице сепаратистов”. В Южной Осетии Саакашвили продемонстрировал и предсказуемость, и надежность. Хотелось бы теперь посмотреть в глаза тем, кто считал его другом России. Особенно на фоне нынешней антироссийской истерики в Грузии: с клеветой в адрес российского генерала и оскорблениями наших миротворцев.

Позиции Саакашвили, пришедшего к власти в результате государственного переворота и все это время балансировавшего на грани, сильно укрепились после отстранения от власти главы Аджарии. Только очень наивные люди могут считать это “мирной победой над сепаратизмом”.


Россия, которая помогла бескровно “разрулить” аджарский кризис, сделала Саакашвили поистине царский подарок. Главный аргумент тех, кто лоббировал это решение: новая война на Кавказе нам не нужна. Но нужны ли нам две новые войны, причем непосредственно на границах России?..

Пока Аджария оставалась “проблемой”, руки до других “сепаратистов” не доходили. А когда дойдут, дело не ограничится розами. Даже если московские политики вновь активно включатся в процесс “собирания грузинских земель” и вышлют волшебника-чистильщика в голубом самолете.

Война в Южной Осетии непременно “затянет” Осетию Северную, Абхазии придут на помощь кабардинцы, черкесы и адыги. В случае явного предательства Москвы по отношению к абхазам и осетинам взорвется весь Северный Кавказ, на котором нас и так уже едва терпят из-за бесчинств в Чечне. Кавказ — это единый организм, он не может быть в разных системах координат. Нельзя уйти из Южной Осетии и остаться в Северной. Нельзя уйти из Грузии и остаться на Кавказе в принципе. Потому что новые хозяева Грузии (не Саакашвили) с этого плацдарма займутся инспирированием бархатных и не очень революций уже в республиках Северного Кавказа. Возможно, российским генералам уже видится в сладких грезах, что они, как встарь, вместе с верными союзниками-грузинами гоняют по горам несчастных чеченских боевиков. Но нынешние правители Грузии мало похожи на Багратиона или Цицианова — грузинских князей, патриотов России. Хизри Алдамов, лидер грузинских чеченцев, бережно хранит фотографию, сделанную в Панкисском ущелье: на ней запечатлен нынешний грузинский премьер Жвания в компании Шеварднадзе и Масхадова. Улыбающийся Масхадов держит волчонка — подарок грузинских друзей.

Что получила Россия, укрепив власть Саакашвили в Грузии? Не успел в воздухе растаять след от самолета, на котором улетел Абашидзе, как тут же возобновились спекуляции по поводу вывода баз. Вопреки тому, что врут некоторые “эксперты”, Россия в Стамбуле не брала на себя обязательства вывести базы ни в 2003-м, ни даже в 2010 году. Договорились провести переговоры о сроках их функционирования, а не вывода. Интересно, что Грузия ни за что не хочет брать на себя четкие обязательства по неразмещению на своей территории баз третьих стран в случае ухода российских. Это одна из причин, по которой с Грузией до сих пор не подписан Договор о добрососедстве.

Хватит обманывать себя: мы столкнулись с хорошо продуманной стратегией отрыва Кавказа от России. А какую политику проводит Кремль? На словах — отстаивает российские национальные интересы. На деле — плетется в фарватере американских интересов в регионе, как шакал Табаки за тигром Шер-Ханом.

СТАТУС ПРЕТКНОВЕНИЯ

Представители Тбилиси часто говорят, что и в мыслях не держат силового варианта разрешения абхазского и осетинского конфликтов. Это они твердят на переговорах, для российской аудитории. А для грузинской публики — другое. Например, Саакашвили в Румынии сказал, что следующая революция произойдет в Абхазии. И не исключено, что “пацифисты” будут действовать по отработанной в Аджарии схеме. В связи с этим “МК” обратился за комментариями к представителю официальных властей Абхазии — министру иностранных дел Сергею Шамба и к командающему трехсторонними миротворческими силама в зоне грузино-осетинского конфликта Святославу Набздорову.


Святослав НАБЗДОРОВ: “Министр не читает документов”


— Святослав Адамович, как бы вы охарактеризовали ситуацию в зоне конфликта после попытки Тбилиси ввести туда спецназ МВД?

— Ситуация остается очень напряженной и непредсказуемой. Дело в том, что вопрос об урегулировании инцидента сейчас решается на уровне сопредседателей СКК (смешанная контрольная комиссия по урегулированию конфликта. — Авт.). Но грузинская сторона сейчас предпринимает все усилия, чтобы спровоцировать какие-то ответные действия со стороны Южной Осетии. Например, несмотря на резко обострившуюся обстановку в зоне конфликта, на сегодня (вторник. — Авт.) запланирован приезд в грузинское село Тамарашени супруги президента Саакашвили Сандры Руловс и губернатора Гори. Там должны пройти какие-то мероприятия в связи с Днем детей. Но проехать в Тамарашени они смогут только через Цхинвал. В связи с напряженной обстановкой президент Южной Осетии принял решение о несвоевременности поездки. Об этом он доложил сопредседателям СКК. Грузинская же сторона продолжает настаивать на проезде через зону конфликта супруги президента. Поэтому с грузинской стороны возможны неадекватные, непредсказуемые действия.

— Что вы можете ответить на обвинения грузинской стороны в том, что якобы вы выступали против постов полиции, поскольку сами замешаны в контрабанде?

— Я могу ответить руководителям Грузии, что я в жизни никогда не был замешан ни в какой контрабанде. А насчет обвинений в том, что якобы я силой хотел ликвидировать эти посты, то министр МВД Грузии, который об этом говорил, просто не знает документов, которые были подписаны еще в 92-м году. Есть “Положение о смешанных силах по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта”. Он эти документы не изучил. Дело в том, что выставление постов всех правоохранительных органов в зоне конфликта возможно только по решению СКК и с согласия командующего миротворческими силами. Этого согласия никто не получал. Эти посты были выставлены вне закона.


Сергей ШАМБА: “Для нас неприемлемы революции”


— Совет безопасности Грузии разработал новый проект политического статуса Абхазии в составе единого грузинского государства. Что вы думаете об этом проекте?

— Статус для нас разрабатывать не надо. Мы определили его на референдуме. Это — статус независимого государства. Поэтому предложения грузинской стороны неприемлемы.

— Тбилиси высказывал озабоченность тем, что вы ввели в Гальский район дополнительные подразделения. Якобы там роют траншеи и окопы, готовятся к обороне...

— Заявления, которые в последнее время делает президент Грузии, вселяют тревогу. После его выступлений ситуация обострилась, общественность взволнована. Мы вынуждены принять меры, чтобы не допустить провокаций в Гальском районе. Мы ввели туда дополнительный контингент, но в соответствии с подписанными соглашениями в зоне безопасности стороны могут иметь до 600 вооруженных людей для поддержания порядка.

— Вы не опасаетесь, что в Абхазии может быть проведена “революция роз, дубль три”?

— Это мы исключаем. Но могут быть сделаны такие попытки. Мы помним провокации в 1998 году в Гальском районе, в 2001 году — в Кодорском ущелье. Поэтому мы готовимся к любому повороту событий.

— Говорят, в Сухуми уже состоялся митинг с портретами Саакашвили — это так?

— Нет. Это слухи, которые распускаются безответственными грузинскими СМИ. Но у нас есть информация, что в Гальский район завозят портреты Саакашвили, флаги и прочую атрибутику, которая может использоваться в процессе “революционных событий”. Хотя грузинская сторона категорически это отрицает.

— Вы надеетесь на помощь России?

— Мы надеемся прежде всего на свои собственные силы. Мы надеемся также на то, что Россия будет отстаивать свои интересы.


МИХАИЛ СААКАШВИЛИ, президент Грузии:

“Сила государства в единстве, единстве грузин, осетин, абхазов. Грузия и ее президент никогда не смирятся с распадом государства”.



На военном параде в день независимости Грузии 26 мая.

“Объединение Грузии произойдет гораздо быстрее, чем многие думают, в том числе и иностранцы”.

В телеинтервью в тот же день.



Партнеры