Лишние люди

2 июня 2004 в 00:00, просмотров: 200

Быть доверчивым и простодушным в нашей стране никак нельзя. Чем раньше это понимает отдельно взятый гражданин, тем лучше для него. Ольга Загребина поняла это, по-видимому, слишком поздно.

— Мы же все делали, как говорили нам наши руководители, — сокрушается 40-летняя мать троих детей. — Говорили: нужны люди рабочих специальностей. Мы шли работать на завод. Говорили: нужны крепкие семьи, рожайте побольше детей. Мы рожали...

Жизнь по заветам любимого государства может привести к тому, что семья Загребиных окажется на улице — пятью бездомными станет больше.

20 лет назад Ольга пришла на гигант социалистической индустрии — Электростальский завод тяжелого машиностроения. Здесь встретила Сергея — видного парня, станочника-передовика. Через некоторое время они создали ячейку общества, получили комнату в общежитии. Золотое было время — любовь, комсомол и весна! Квартиру молодой семье обещали дать через три года. А раз так, то и с рождением первенца решили не затягивать.

Через три года, правда, чего-то там не срослось. Ну да что ж обижаться: государство занималось перестройкой и ускорением, дело нужное и непростое, можно и еще подождать. Тем более, Сергея вскоре приняли в МЖК — молодежный жилищный кооператив. К тому времени он к своей репутации молодого передовика производства прибавил еще и титул “Мистер ЭЗТМ”. Как раз вошли в моду всевозможные конкурсы красоты, и Сергей Загребин выиграл первый из них — стал “лицом завода”. Шло время. На смену конкурсам красоты на ЭЗТМ пришли повальные сокращения: численность сотрудников сократилась с 14 до 4 тысяч человек. А квартиру Загребиным все не давали.

— Матери-одиночки получали жилье, а нормальной семье с двумя детьми — шиш. Развестись нам нужно было, что ли?! — удивляется Ольга.

— Ошибку я допустил, когда с завода уволился... — задним числом сожалеет Сергей.

Ошибку — не ошибку, но и прокормить семью, оставаясь на почти остановившемся производстве, станочник широкого профиля тоже не мог. Понадеялся, словом, что из МЖК, куда принимали лучших из лучших, не попрут: зачтутся-таки 9 лет ударного труда на заводе. Да плюс 6 лет — жены. Да двое детей.

Ничего не зачлось. Несколько лет, вплоть до 2000 года, область целевым образом перечисляла деньги на достройку МЖК (завод-то так и “лежал”), и, по словам Ольги, их фамилия все это время в бумагах фигурировала. Но, когда дом был наконец достроен, квартиру получил кто-то другой. Все это время Загребины жили в заводском общежитии на улице Сталеваров. Им разрешили занять третью, 11-метровую комнату в одном из четырехкомнатных блоков. Старшие дети — сын и дочь — уже почти взрослые, по всем законам им полагаются разные помещения. А год назад у Ольги с Сергеем родился и третий ребенок...

Тем временем у завода появился новый собственник. Пришла к Загребиным комиссия, как Швондер к проф. Преображенскому. Решили потерявшее связь с заводом семейство “уплотнить” — забрать одну комнату.

— Им выгодно отдать комнату людям с улицы — рыночным торговцам, временным рабочим... — вступает в разговор Нина Старостина, оказавшаяся в такой же ситуации, что и Загребины. Она одна воспитывает ребенка с инвалидностью. — Мы платим по 400 рублей за комнату, а с торговцев берут по 1400.

Наверное, заводу, выпускающему сталепрокатные станы, именно денег за две эти комнаты и не хватает... Еще комиссию возмутило, что и Загребины, и Старостина сделали в своих комнатах ремонт, а в общих холлах постелили ковры — наложили, видите ли, лапу на заводскую собственность, буржуи!

— У нас же маленькие дети, — “оправдывается” Ольга. — Мы и двери поменяли, и окна позаклеили. Тут холодина — не спать же в валенках, как другие...

То, как живут другие и как, по-видимому, нужно жить в общежитии, по мнению руководства завода, мы увидели на других этажах. Обвалившиеся потолки, тараканы, облепившие стену на общей кухне, склизкие душевые и загаженные туалеты. И хозяева — либо приехавшие на сезон иногородние, либо опустившие руки старожилы.

— Нас наказывают за то, что стремимся к человеческой жизни, — считают Ольга Загребина и Нина Старостина. — За то, что высунулись два года назад — попросили перепроектировать общагу под жилой дом. Места тут навалом: вон какие огромные холлы и коридоры!

На 2 июня (своего рода деликатность — не в День защиты детей) многодетная мать и мать-одиночка получили повестки в суд: будут отбирать по комнате. Женщины уверены, что это только начало. Следующим шагом будет выселение на улицу.




    Партнеры