Стиль P.Л. против кухни Ю.В.

4 июня 2004 в 00:00, просмотров: 373

“Черешневый лес” вывел на сцену двух женщин, чья нога прежде не ступала на подмостки. И, по иронии судьбы, обе оказались телеведущими. С одной стороны — Юлия Высоцкая, пока известная как жена режиссера Кончаловского и стряпуха на программе “Едим дома”. Она предстала Ниной Заречной в “Чайке”. С другой — Рената Литвинова, сценаристка, успешно снимающаяся в кино, и прелюбопытная фигура в программе “Стиль от...”. Она выступила в “Вишневом саду” в роли Раневской.


Рената Литвинова

Для сцены это парадокс. Она не владеет сценической речью, хотя весь репетиционный период упорно занималась этой дисциплиной. Излишне жестикулирует и временами походит на итальянку, у которой что ни слово, то жест. “Грехи мои”, — начинает монолог Литвинова, и кисти рук с тонкими пальцами ведут свою темпераментную жизнь. Литвинова сутулится, особенно когда дело идет к развязке — имение продано за долги. Но усталость спины скорее от непривычки долго находиться в “кадре”, чем пластическое решение образа.

И тем не менее при таком антипрофессиональном наборе на Литвинову чрезвычайно интересно смотреть. Она настолько органично существует в предлагаемых обстоятельствах (продается родовое имение, проблемы с дочерью и т.д.), что кажется, только такой и может быть Раневская. Во всяком случае, не без помощи г-жи Литвиновой данную сценическую версию можно назвать “Пролетая над вишневым садом”.


Юлия Высоцкая

В жизни — интересная женщина, и можно утверждать, что у Андрона Кончаловского хороший вкус. И когда на экране она, положим, режет петрушку для борща, крупный план документально подтверждает ее красоту. Но сцена оказывает ей недобрую услугу: красивые черты лица становятся мелкими, и довольно живая мимика сводится на нет. Другими словами, г-жа Высоцкая телегенична, но несценична.

О ее героине — Нине Заречной — можно сказать, что и других Нин повидали. Играет добросовестно, старательно произносит текст о людях, львах, орлах и пр., но свободы и легкости на протяжении двух актов не наблюдается. Что-то смутно прорисовывается ближе к финалу, когда начинаешь верить, что она действительно ездит в вагоне третьего класса и образованные купцы ну сами понимаете что. Но тут истории конец, и обнаружить силу дарования актрисы не удается. Но главное, что в нее верит один человек — ее супруг.




Партнеры