Звезды отеля “Черешневый лес”

4 июня 2004 в 00:00, просмотров: 578

Фестиваль “Черешневый лес”, который можно сравнить с дорогим отелем, на этот раз вложил деньги сразу в три чеховских спектакля: “Чайку”, “Дядю Ваню”, “Вишневый сад”. Насколько эффективны затраты, покажет касса — премьеры вошли в репертуар театров. Мы же предлагаем свой рейтинг театральных новинок.


* * * * * “Дядя Ваня” (“Табакерка”, реж. Миндаугас Карбаускис.)

Тонко, незвонко, то есть без особых эффектов, но прозрачно и призрачно одновременно. Здесь нематериальное становится явным: тоска и одиночество, заевшие хороших людей, явлены со всей очевидностью. Изумительное оформление — многоуважаемый дом (художники Олег Шейнцис, Алексей Кондратьев), нежный свет (Дамир Исмагилов). И мощный актерский ансамбль, сложенный, однако, из индивидуальностей трех театров.


* * * + “Вишневый сад” (МХАТ им. Чехова, реж. Адольф Шапиро.)

Если бы этот “Сад” проходил по категории мастер-класса, то мог бы считаться образцовым по части пересказа известного сюжета в очередной раз. Но его энергетика не покрывает мхатовского пространства. И актерские работы сильные: Андрей Смоляков, Дмитрий Бродецкий, Анастасия Скорик, Владимир Кашпур, Евдокия Германова, Сергей Угрюмов. И декорационное решение интересное — знаменитый мхатовский занавес с чайкой разрезан на полотна, которые, в свою очередь, “работают” окнами и стенами, на которые отбрасывают тени классические персонажи. Но что-то в “Саду” пока не срослось. В актерском ансамбле, который еще не сложился, достаточно забавно смотрится Рената Литвинова. И тем не менее эта забавность дает постановке тот самый плюс.


* * “Чайка” (Театр им. Моссовета, реж. Андрон Кончаловский.)

Гламур с претензиями. Претензия во внешнем виде “Чайки” — смесь среднерусской полосы с южноамериканской экзотикой. И в ее сути, но тут претензия тянет не более чем на низкие истины нафталинного свойства. Обнаружить у Чехова инцест между Аркадиной и Треплевым все равно что заняться эксгумацией трупа на глазах у детей. Сей неприглядный акт в руках режиссера отдает демагогией — в предпремьерной пиар-кампании он чрезвычайно усердно выступал против эксгумации, в частности Чехова. Актеры, собранные из разных трупп и кино, не вдохновляют, за исключением, пожалуй, трех моссоветовцев — Анатолия Адоскина (Сорин), Евгения Стеблова (доктор Дорн) и Ольги Анохиной (Полина Андреевна).




Партнеры