Шанс на жизнь

4 июня 2004 в 00:00, просмотров: 145

Это очень страшно — если ты ничем не можешь помочь собственному ребенку, когда он от неизлечимой болезни угасает буквально на глазах.

Шесть лет назад родителям Андрюши Сысоева врачи объявили приговор: у мальчика — прогрессирующая мышечная дистрофия. “Причина заболевания неизвестна, прогноз неблагоприятный”, — отметили доктора.

Уже потом, копаясь в Интернете, мама Света вычитала, что это заболевание, очень редкое, подтачивает организм, как мина замедленного действия: постепенно перестают работать все мышцы, вплоть до сердечной. Спасения от этой болезни нет. Люди умирают — в инвалидных колясках, не доживая и до 18 лет.


— Я все это читаю и не могу себе представить, что такая беда случилась с моим ребенком, — Светлана Сысоева не может справиться с волнением. — Откуда это взялось — неизвестно, говорят, наследственное, но ни у кого из наших родственников — ни у меня, ни у мужа — ничего подобного не было...

Вот что написано в медицинских справочниках: “Мышечная дистрофия — заболевание, характеризующееся поражением скелетной мускулатуры, непрерывно прогрессирующим течением и смертностью в раннем возрасте от дыхательной или сердечной недостаточности. Заболевание проявляется в детстве. Значительных лечебных ремиссий не бывает”.

Андрюше Сысоеву сейчас уже 12 лет. К сожалению, страшный диагноз, поставленный шесть лет назад, подтверждается полностью — несмотря на то, что все эти годы родители боролись за здоровье ребенка. Перепробовали массу лекарств, показывались разным врачам. Дело дошло до экстрасенсов и бабушек-знахарок...

— В самом лучшем случае у Андрюши исчезали лишь какие-то болезненные ощущения, — говорит отец мальчика Юрий Сысоев. — Но облегчение было временным — максимум на месяц. А потом — все хуже и хуже... Мы ему купили инвалидную коляску, поскольку самостоятельно он ходит совсем плохо. Даже на ровном месте иной раз падает как подкошенный. Весь в синяках, ссадинах...

Прошлый учебный год Андрей провел дома — учителя сами приходили к нему из школы. Теперь, говорят, ходить не смогут: на такие “услуги” не выделили денег.

Российские клиники не в состоянии помочь мальчику. У нас эта болезнь изучается на уровне “терапевтических подходов на животных”. В Европе в этом деле преуспела лишь Франция, но и там не дают никаких гарантий. Врачи Московской областной психоневрологической больницы, где наблюдается Андрюша, говорят, что в данном случае может помочь только операция в США, в специальном медицинском центре. Вернее, не помочь выздороветь, а приостановить развитие болезни лет на пять. Вдруг за это время наука шагнет вперед?.. Под контролем Минздрава РФ несколько российских граждан начиная с 1994 г. прошли в США курс лечения, и “его результаты обнадеживают”.

В силу своей уникальности операция эта очень дорогостоящая — 150 тыс. долл. Никогда родителям Андрюши, простым москвичам со среднестатистической зарплатой, не накопить таких денег. Они вынуждены просить о помощи. Причем именно сейчас, потому что дальше медлить нельзя: скоро в организме начнутся необратимые процессы.

Редакция “МК” обращается ко всем, кто может внести хоть какую-то лепту в спасение ребенка. Номер благотворительного счета:

42307810438093604223 в АК СБ РФ;

Москва, Мещанское ОСБ 7811/01142;

к/с №30101810400000000225 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка РФ;

счет МФР №30301810838000603809 в ГРЦ СБ РФ;

БИК 044525225, ИНН 7707083893.



Партнеры