Цистерны спасли много жизней

7 июня 2004 в 00:00, просмотров: 311

Взрывное устройство из пластита было закреплено между оцинкованным вещевым контейнером и железобетонным забором на высоте 1,2 м. Мощность заряда взрывотехники оценили в 1 кг в тротиловом эквиваленте.


По словам прокурора области Александра Ефремова, взрывное устройство было приведено в действие с помощью бикфордова шнура. Сразу же после взрыва на самарском вещевом рынке силовики озвучили две основных версии. Первая — теракт, вторая — криминальные разборки между рыночными “крышами”.

Кировский вещевой рынок в Самаре — один из самых крупных. Ассортимент тот же, что и в любом провинциальном городе: дешевый ширпотреб, постоянные клиенты — пенсионеры и малообеспеченные горожане. Несмотря на это (а может, именно поэтому), Кировский рынок всегда был очень прибыльным предприятием. По нашей информации, сферы влияния на торговой точке делили несколько крупных группировок: чеченская, вьетнамская и казахская. Плюс — в меньшем количестве — армяне, русские, таджики. При этом, по словам оперативников, официальный собственник “прописан” в Москве.

С 2002 г. тянется судебная тяжба вокруг права собственности за территорию рынка. Центр конфликта — как раз тот самый ряд, где и произошел взрыв. Здесь торговали в основном нелегалы из Таджикистана, Кореи, Китая. Однако примерно два года назад на территорию стали претендовать новые владельцы. По некоторым данным, здесь столкнулись интересы двух фирм — самарской “Вега-С” и московской “Самос”.

Арендатором фирма “Самос” стала совсем недавно. До этого землей заведовала “Вега-С” и деньги с арендаторов собрала еще в начале года. Официальный владелец земли — Куйбышевская железная дорога. Недавно московский “Самос” предложил более выгодные условия, и железнодорожники на них согласились. Московская компания пыталась взимать с торговцев арендную плату, которую они уже заплатили самарской фирме, что вызвало стихийный митинг.

По словам самарских журналистов, территория Кировского рынка была давно поделена между вором в законе Юрием Тещиным (Теща) и главой дагестанской ОПГ Исой Магомедовым (Иса). Впервые о рынке заговорили в правоохранительных органах в сентябре 2002 г., когда был расстрелян джип, принадлежавший 33-летнему Вячеславу Сорокину из немногочисленной ОПГ Законова, которая якобы контролировала часть торговых палаток на Кировском рынке.

По уверениям жителей Самары, сейчас рынок контролирует мэр города г-н Лиманский. Тем не менее, несмотря на весь “почетный послужной список” рыночных “крыш”, местные оперативники считают криминальную версию маловероятной.

Контейнер, под который и заложили взрывное устройство, принадлежал выходцам из Армении. А организовывать настолько серьезную акцию для того, чтобы вытеснить армян, которых и так мало, как минимум нелогично.

— Если бы хотели ликвидировать хозяина ларька, — говорит полковник Самарского УВД Евгений Н., — ему бы просто по голове дали в темном углу. Так что мотив конкурентной борьбы тоже отпал сам собой почти сразу.

Месяц назад оптовая часть Кировского рынка — та самая, где произошла трагедия, — поменяла хозяина. Из рук чеченских торговцев кусок собственности уплыл к администрации торговой точки. При этом все было сделано по закону и документально оформлено.

— Могли чеченцы отомстить за “несправедливость”?

— Могли, — считает полковник, — но даже если такой мотив и присутствовал, то, вероятнее всего, в сочетании с другим — чисто террористическим. Убили сразу двух зайцев: и за передел отомстили, и теракт осуществили. Понимаете, если речь заходит о чеченцах, тема терроризма так или иначе возникает.

В Самаре — крупная чеченская диаспора. В ходе следствия по “Норд-Осту” выяснилось, что 7 боевиков из группы Мовсара Бараева получали свои паспорта именно там. Начальник паспортно-визовой службы сейчас — за решеткой. Тем не менее Самара была и остается плацдармом для чеченских террористов. По информации спецслужб, полученной три месяца назад, ситуация в области начала обостряться. В Самаре то и дело появлялись эмиссары из арабских стран, за весенние месяцы было обнаружено и изъято рекордное количество нелегального оружия.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что местные оперативники с первых минут были уверены: взрыв на Кировском рынке — теракт.

Место, выбранное для закладки взрывного устройства, отвечает всем “необходимым требованиям”: с одной стороны — покупатели, которых особенно много в пятницу, субботу и воскресенье; с другой — выход с железнодорожной платформы. Между платформой и рынком постоянно курсирует толпа. Кто-то уезжает на дачу, кто-то возвращается, так или иначе — по “народной тропе” между контейнерами и сразу, через пути, — к платформе. Первоначально выдвигалась версия, что истинным объектом теракта был состав с нефтепродуктами, который в конечном итоге сыграл, напротив, роль щита. Но самарские оперативники с этим не согласны.

— В цистернах была солярка, а не нефть, — говорят они. — А солярка так просто не загорается. Надо быть полным идиотом, чтобы рассчитывать на то, что цистерна с соляркой загорится от взрыва. Скорей всего, наоборот, планировалось увеличить число жертв за счет тех людей, что стояли на платформе и шли от нее.

Мы связались с начальником Куйбышевского управления железной дороги Евгением Плоховым. И вот что он сказал:

— Да, действительно, перегоняли состав с нефтепродуктами. Перегон был запланирован, но что касается точного времени — ясности не было. Состав подошел к платформе за несколько минут до взрыва и остановился только потому, что ждал разрешения на проезд.

Это значит, что появления цистерн не ожидал никто. Похоже, на этот раз нефтепродукты в буквальном смысле спасли жизнь не одному десятку людей.

По факту взрыва на рынке прокуратура Самарской области возбудила уголовное дело по ст. 105 (“убийство”) и 205 (“терроризм”) УК РФ.




Партнеры